Архив метки: Егор Лигачев

Чай вдвоем

Сергей Жвачкин в Москве почаевничал с Егором Лигачевым, на днях отметившим свое 96-летие. Пожелав томской легенде – а Лигачев возглавлял область 17 лет – крепкого сибирского здоровья и активного долголетия, томский губернатор вручил почетному гражданину области сразу несколько наград.

– С удовольствием выполняю поручение моих земляков – стрежевчан и томичей – вручаю вам медаль «50 лет нефтегазовому комплексу Томской области» и юбилейную медаль в честь полувекового юбилея столицы нефтяников Стрежевого, – сказал Сергей Жвачкин. – Вы, стоявший у истоков томской нефти, достойны этих наг­рад, как никто.

За чашкой чая Жвачкин и Лигачев обсудили последние московские и томские новости. По сложившейся традиции Сергей Анатольевич рассказал Егору Кузьмичу об успехах и трудностях в развитии региона и ответил на многочисленные вопросы пат­риарха российской политики. Егор Лигачев поблагодарил жителей родной области за поздравления, пожелав новых трудовых успехов.

Егор Лигачёв отметил 96

medium_9861710ab92d986a051fa088e91894a9590313dfГубернатор Томской области Сергей Жвачкин поздравил бывшего руководителя региона Егора Лигачёва с днем рождения. Сегодня, 29 ноября, патриарх отечественной политики, почетный гражданин Томской области отмечает 96 лет.

В телефонном разговоре с Егором Кузьмичом, который 17 лет возглавлял Томскую область, Сергей Жвачкин отметил, что с его именем связано экономическое, социальное и муниципальное развитие региона. Лигачеву обязаны своим рождением нефтяная промышленность, нефтехимическая отрасль, мясное животноводство и другие сферы.

«Томичи помнят вас как настоящего патриота, государственника, создателя и удивительно простого человека, которого только лыжня могла заставить сделать воскресенье выходным днем», — сказал Егору Кузьмичу губернатор Томской области Сергей Жвачкин, пожелав от всех жителей региона крепкого сибирского здоровья и жизненной энергии.

«Про лыжню это вы точно заметили», — сказал Сергею Анатольевичу Егор Кузьмич.

Завтра губернатор в Москве поздравит Егора Лигачёва лично.

https://tomsk.gov.ru/news/front/view/id/13926

Московский бит губернатора

Анна Серебрякова

Фото: Игорь Крамаренко

миллер

Первая декада декабря для главы региона стала особенно горячей. Каждый день пребывания в столице Сергей Жвачкин встречался с десятками людей, имеющих отношение к вопросам жизнедеятельности Томской области, участвовал в знаковых мероприятиях, серьезно влияющих на имидж региона и продвижение продукции, выпускаемой томскими предприятиями. Напряженный график работы в Москве позволил губернатору решить ряд актуальных для области проблем.

Голубая кровь

Совсем немного времени прошло с последней встречи томского губернатора и председателя правления Газпрома. Однако сотрудничество области и компании, серьезно оживившееся особенно в этом году, постоянно требует к себе внимания первых лиц.

Сергей Жвачкин и Алексей Миллер на этот раз обсудили один из важнейших совместных проектов – ход газификации региона. Газ, по сути, это голубая кровь для региона, позволяющая активно развиваться районам области. В 2015-м Газпром направил на реализацию проекта 800 млн рублей, построил три межпоселковых газопровода общей протяженностью 31 километр, разрабатывает проектную документацию на новые объекты газификации, в том числе два газопровода-отвода и две газорас-пределительные станции. Также газовики продолжают проект автономной газификации Бакчарского, Шегарского, Чаинского и Тегульдетского районов.

Отдельной темой разговора стало научно-техническое сотрудничество томских промышленных и инновационных предприятий с Газпромом. Сегодня томские поставщики проводят научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по 11 направлениям, которые наиболее актуальны для газовой компании.

Сергей Жвачкин заручился подтверждением главы, что газовики продолжат софинансирование капитального ремонта пешеходной зоны проспекта Ленина в рамках приоритетного регионального проекта «Томские набережные».

Дружить будем домами

Одна из приоритетных тем в работе губернатора – развитие агропромышленного комплекса. И встреча Сергея Жвачкина с председателем правления Россельхозбанка Дмитрием Патрушевым имела особое значение для перспективных томских инвестиционных проектов в сфере АПК.

Глава региона и руководитель банка обсудили вопросы сотрудничества томских агропромышленных предприятий с одной из крупнейших государственных кредитных организаций, в том числе меры по увеличению кредитного портфеля. В 2015 году томский филиал Россельхозбанка выдал томским аграриям около 40% кредитов от уровня прошлого года – 213 млн рублей.

Дмитрий Патрушев с большим интересом узнал от томского губернатора о планах региона на завтра. В новом году агрофирма «Межениновская» начнет строительство животноводческого комплекса на 1 800 голов крупного рогатого скота в Томском районе. С предложением открыть в регионе ряд сельскохозяйственных и перерабатывающих производств к томским властям обратились китайские инвесторы.

– Несмотря на то что наш регион считается зоной рискованного земледелия, томский агропромышленный комплекс растет с каждым годом. В 2015-м объем произведенной продукции впервые превысит 30 млрд рублей, – подчеркнул Сергей Жвачкин. – Для бизнеса и инвесторов сельское хозяйство становится все более привлекательным, ведь спрос на качественную продукцию местных товаропроизводителей стабильно растет.

На встрече с первым заместителем министра сельского хозяйства РФ Евгением Громыко томский губернатор сделал акцент на перспективах молочного животноводства в регионе. И с удовольствием узнал от своего визави об инициативе Минсельхоза. Речь идет об увеличении размера компенсации с 20  до 35% прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию животноводческих комплексов молочного направления и возможности оказания господдержки на строительство специализированных ферм по откорму и выращиванию молодняка. Это предложение уже получило поддержку и обозначено в перечне поручений президента РФ Владимира Путина.

Итогом этих двух встреч стала договоренность о трехстороннем соглашении между Томской областью, Россельхозбанком и Министерством сельского хозяйства РФ. Документ позволит установить особое банковское и консультационное сопровождение для приоритетных региональных инвестиционных проектов.

Томич бывшим не бывает

Больше двухсот жителей разных регионов России, в разное время учившихся и работавших в Томской области, приняли участие в съезде земляков.

– Не имеет значения, где сейчас живет тот, кто родился, учился или работал в Томске. Все без исключения вы – томичи. Потому что томичи – это особый народ, особый склад характера. И, конечно, томичи бывшими не бывают, – обратился к делегатам съезда губернатор Сергей Жвачкин, инициатор этой большой встречи.

Кстати, съезд был приурочен к 20-летию Томского землячества в Москве.

Глава региона, поблагодарив участников встречи за поддержку и лоббирование томских проектов, рассказал о состоянии дел в экономике, социальной и общественно-политической жизни региона.

Нарушив регламент работы съезда, Сергей Жвачкин подробно ответил на вопросы делегатов, в которых так и сквозила ностальгия по томской жизни.

Изюминкой съезда стала выставка продукции томских предприятий, которую здесь же можно было продегустировать и приобрести.

– Томские деликатесы сегодня успешно штурмуют не только оте-чественные, но и зарубежные рынки, – подчеркнул томский губернатор, сопровождая гостей съезда от экспозиции к экспозиции. – Секрет – в высоком качестве, экологичности, доступности по цене, красивой упаковке и, конечно, временных, инновационных технологиях производства. Наши лучшие компании производят именно такие продукты.

награждение лигачева

Территория его действий

– Горжусь, что мне выпала честь лично поздравить вас с юбилеем, – такими словами открыл томский губернатор чествование Егора Лигачева, 17 лет возглавлявшего Томскую область и отметившего в начале декабря 95-летие. – Вы являетесь частью истории и страны, и нашей Томской области, которую так преобразили своим трудом, где вас до сих пор уважают и любят.

Сергей Жвачкин озвучил тексты приветствий Егору Кузьмичу сразу от двух президентов – российского и казахстанского. «Мы искренне гордимся поколением Великой Отечественной, на долю которого выпали и серьезные испытания, и великие триумфы. Вы никогда не боялись трудностей, верили в лучшее. Своим самоотверженным трудом создавали богатство и мощь страны», – подчеркнул в поздравлении президент России Владимир Путин.

Томский губернатор вручил Егору Лигачеву юбилейную медаль «70 лет Томской области», а также первый экземпляр книги «Территория действия», рассказывающей обо всех первых руководителях Томской области с момента ее основания. Мэр Томска Иван Кляйн наградил Егора Лигачева знаком «Почетный гражданин города Томска».

открытие выставки

«Мы из Светлого…»

Центральный дом художника на Крымском валу в Москве повидал всякого, а вот такую выставку из сибирской глубинки, открытие которой закончилось чаепитием с огромным тортом, не припомнит. Больше сотни живописных работ учащихся Губернаторского Светленского лицея, его выпускников и директора народного учителя РФ Александра Сайбединова выставлены для обозрения как пример творческого диалога поколений.

Приветствуя участников и гостей выставки, Сергей Жвачкин, возглавляющий попечительский совет образовательного учреждения, отметил, что лицей хорошо известен всей стране уникальной для России моделью эмоционального образования. Она предполагает увеличение в школьном расписании творческих предметов, но в то же время дети, углубленно занимаясь художественным творчеством, показывают впечатляющие результаты по точным наукам.

Губернатор вспомнил, что учащаяся лицея Даша Телегина на выставке в мае подарила ему картину «Натюрморт с черемухой». «Работа заняла достойное место у меня дома», – признался Сергей Жвачкин Даше, которая сегодня является студенткой Московской государственной художественно-промышленной академии имени Строганова.

Иван Кляйн вручил Егору Лигачеву удостоверение и знак «Почетного гражданина Томска»

Вручение награды состоялось вчера в Москве и было приурочено к 95-летию Егора Лигачева. Иван Кляйн поздравил юбиляра, подчеркнув, что для томичей Егор Лигачев остается признанным авторитетом.

«Вы 17 лет возглавлял Томскую область. И многое из того, чем все мы пользуемся сегодня, было создано в этот период и при вашем непосредственном участии. Это аэропорт Богашево, Коммунальный мост, железнодорожный вокзал, троллейбусные линии. Вы обеспечили продовольственную безопасность региона, построив птицефабрики, свинокомплекс, тепличное хозяйство, начали развивать атомную и нефтедобывающую промышленность. И звание «Почетный гражданин Томска – это то немногое, чем мы можем отблагодарить вас сегодня», — отметил мэр.

Решение о награждении Егора Лигачева этим почетным званием приняла на последнем общем собрании депутатов Дума Томска. Предложение было инициировано мэром города.

Напомним, звание «Почетный гражданин Томска» с момента основания нашего города было присвоено 41 человеку. Среди них такие исторические личности как Валерий Флоринский, Григорий Потанин, Евграф Королев, Михаил Гиляровский и ряд других. Также этим почетным званием были удостоены Дмитрий Яблоков, Николай Рукавишников, Владимир Зуев, Борис Климычев, Георгий Майер, Геннадий Ворошилов.

Лигачев вне политики?

Лигачев

После разговора с известным томичом «ТН» в этом серьезно сомневаются

В нашей стране Егор Кузьмич Лигачев человек известный. После окончания Московского авиационного института работал на крупнейшем авиазаводе в Новосибирске, был на партийной работе, секретарем Новосибирского обкома. С 1965 по 1983 год – первый секретарь Томского обкома КПСС, затем Юрий Андропов пригласил его в ЦК КПСС, где Лигачев возглавлял отдел организационно-партийной работы, затем был секретарем ЦК, членом политбюро ЦК КПСС. В 2000 году сибиряки избирали его депутатом Государственной думы России. Почетный гражданин Томской области. Как оценил томский губернатор Сергей Жвачкин, Егор Кузьмич «не просто наш бывший руководитель, а наша легенда. Такого развития, как в лигачевские времена, регион не знал за всю историю».

В процессе провалившейся перестройки Егор Лигачев резко разошелся с Михаилом Горбачевым, а на?XIX Всесоюзной партийной конференции публично с трибуны сказал Борису Ельцину: «Нет, Борис, ты не прав».

Егору Кузьмичу 94 года, но он с удовольствием согласился ответить на вопросы журналистов «Томских новостей», как живется известному политическому лидеру вне политики.

Жаль, что голова кружится не от успехов

– Как чувствуете себя, Егор Кузьмич?

– В соответствии с возрастом. Самочувствие в целом нормальное. За исключением того, что беспокоят головные боли, влияет погода. Мне уже задавали такой вопрос на собрании томского землячества в Москве, я отделался шуткой: успехов нет, а головокружение есть. Если говорить серьезно, то три года назад в кардиологическом центре академика Чазова мне сделали сложную операцию: заменили клапан на аорте сердца и поставили шунт на коронарной артерии. Представляете, в мои-то годы и такое вторжение в организм! Накануне операции я немало размышлял, но все-таки согласился. Это был риск и с моей стороны, и со стороны лечебного учреждения. Уверенности мне придало то, что операцию делал известный кардиохирург академик Ренат Акчурин. Однако все прошло благополучно, организм выдержал, что вызвало удивление даже у медиков, которые в своей беспокойной работе видели всякое.

После операции у любого человека психологическое состоя­ние особое. Да, организм выдержал, я перебирал в памяти свою жизнь, искал подтверждение успешному исходу операции и все-таки остановился на образе жизни. И тогда в мыслях у меня было и сейчас могу однозначно сказать: образ жизни мой был здоровый, правильный. И это не какие-то общие, пустые слова, все очень конкретно. Я всегда находил удовлетворение в работе, в общении с людьми. Работы было много, притом трудной – по 12?14 часов, зачастую без выходных. Но в тягость что в Сибири, что в Москве – ни одного дня.

Добавлю к этому такое обыденное, житейское – не пил, не курил. И вообще не понимаю, зачем люди курят, увлекаются выпивкой? Привычки? Плохие привычки, вредные. Меня постоянно влекло движение, очень любил ходить пешком. Когда можно было отказаться от машины, лифта – отказывался. Помню, в Томске в здании обкома были лифты, но на четвертый этаж в свой кабинет я обычно поднимался пешком. Вспоминаю наш молодой город нефтяников Стрежевой. Находясь в этом городе, я останавливался в гостинице «Кедр». Было принято после ужина с товарищами, как говорят, давать круги вокруг гостиницы – хорошая нагрузка на свежем воздухе перед сном.

Изображение 001

Лыжня звала всех

– Сибирь – лыжный край. Что это для вас, сибиряка, значило?

– О, это особый разговор. Если в выходные дни я находился в Томске, то обязательно проводил полдня на лыжах. Вокруг Томска – чудесные места для отдыха зимой и летом. Мы ходили на лыжах даже тогда, когда температура опускалась ниже двадцати градусов. В кедровом или сосновом бору в этом случае абсолютная тишина, деревья не шелохнутся, сухой воздух, сухой снег да еще солнечный день – дышится легко, мороз почти не ощущается. Впечатлений хватает на всю неделю. В Подмосковье с этим делом оказалось сложнее: влажность, чаще всего сырой снег, который налипает на лыжи, нередко дождь или мокрый снег застилает глаза – это не катание…

У меня и сейчас тепло на душе от того, что у нас, как писали в центральных газетах, фактически вся область стояла на лыжах, особенно рабочие и студенческие общежития, школы. Повсюду были построены лыжные базы, вечерние освещенные трассы, домики «Чай на лыжне». Лыжи оказались дефицитом. Тогда мы открыли собственное производство лыж на Тогурском лесопромышленном комбинате, благо березы в области достаточно. Кроме того, лыжи завозили из Карелии, Кировской области. На лыжах в лесу я встречал и детей, и пенсионеров.

Томск в те годы не раз становился победителем всесоюзного конкурса городов «Лыжня зовет». Мы видели, понимали, что массовый лыжный спорт стал серьезным социальным явлением, средством укрепления здоровья, профилактики заболеваний, привития культуры, здоровых привычек. Однажды в обком пришел профессор медицинского института Александр Лирман – кардио­лог посчитал нужным высказать свое мнение об увлечениях томичей лыжами. Мы собрали сотрудников аппарата послушать специалиста. Александр Васильевич сказал, что он всю жизнь мечтал о том, чтобы зимой люди, притом всех возрастов, стояли на лыжах, так как это самое эффективное средство укрепления здоровья. Без таблеток и уколов! Все дело в том, разъяснял он, что на природе в эмоциональной обстановке, на свежем чистом воздухе в комплексе под нагрузкой работает весь организм – ноги, руки, туловище, голова. Максимальный эффект, конечно, возможен при регулярных занятиях. Но и нечастые лыжные прогулки делают свое доброе дело.

Летом обычно играл в настольный теннис. После чего супруга Зинаида Ивановна угощала нас с ребятами чаем, пирожками с курагой или черносливом. Утренняя гимнастика всю жизнь была для меня обязательной не только дома, но и в командировках – в городах и селах, в любых условиях.

Олимпийцы были среди нас

– Но здесь я хотел бы от личных ощущений и впечатлений от физкультурных занятий перейти к государственной проблеме, притом, на мой взгляд, крупной. Помню, когда мы раскрутили массовый лыжный спорт, через несколько лет стали появляться приличные спортивные результаты, обозначились индивидуально сильные лыжники – разного уровня чемпионы. Приведу лишь один пример, конечно, очень значительный. Известная российская лыжница Любовь Егорова родилась и выросла в Северске. С детства стояла на лыжах, учась в школе, показывала неплохие спортивные результаты, поступила на спортфак Томского педагогического института. После чего при участии опытных ленинградских тренеров Люба добилась феноменального результата: на двух зимних Олимпиадах выиграла шесть золотых медалей! Ей, как спортсменке, впервые в нашей стране было присвоено звание «Герой России». Также из стихии массового лыжного спорта вышла олимпийская чемпионка Наталья Баранова, выросшая в северном селе Кривошеине Томской области.

Я люблю спорт, особенно его игровые виды – футбол, хоккей, слежу за ними как болельщик. Вижу наплыв иностранных тренеров, спорт­сменов в российских командах. Какие колоссальные средства перекачиваются в карманы иностранцев из бюджета страны, республик, областей! В то же самое время какая слабая материальная база остается в детско-юношеских спортшколах, низкая зарплата детских тренеров. Разговоры на эту тему идут не первый год, но ничего не меняется. Без массовости, без серьезного подхода к детскому и юношескому спорту не будет высоких результатов во взрослых командах. Откуда им взяться? Я с тревогой смотрю в 2018 год, когда в России состоится чемпионат мира по футболу. С чем мы к нему идем? Не повторится ли трагедия Бразилии, провалившейся на собственном чемпионате мира? В то же время блестящий пример показала Германия, которая в последние годы перетрясла все футбольное хозяйство, сделала упор на детско-юношеский спорт, воспитание своих кадров, материальную базу футбола и стала чемпионом.

А если тебе пенсионер имя?

– Егор Кузьмич, мы знаем вас как человека энергичного, деятельного, отвечавшего в руководстве страны за обширные участки работы. И вдруг все остановилось, вы – пенсионер. Как сейчас настроение, как в условиях свободного времени строите жизнь?

– Вопрос непростой. Положение пенсионера, тем более ушедшего на пенсию с активной должности, – это особое состояние. Тут не надо лукавить. Остановиться не так просто, да и не нужно останавливаться. Люди с сильной волей находят, чем занять высвободившееся время, чем наполнять день. Слабовольные начинают хандрить, плыть по волнам жизни – известно, чем это кончается… Лично у меня с этим проблем не было. Я такой пенсионер, что, поверьте, минуты свободной в течение дня порой не найдется: общественная, партийная работа, выступления по линии парторганизации, был депутатом, много писал, публиковал статьи в разных газетах, получаю массу писем, звонков… Замечу, что немало предприятий, организаций, где ушедшие от них на пенсию – желанные люди. В то же время есть учреждения, куда покинувший их человек не может прийти, так как нет пропуска. Вот ведь какой парадокс, людям, естественно, обидно.

Мне в этом плане обижаться не приходится. Прекрасные отношения с руководителями Томской и Новосибирской областей, где я когда-то работал. Нынешний томский губернатор Сергей Жвачкин, приезжая в Москву, бывает у меня, рассказывает о делах и планах области, что-то и я из своего опыта советую, словом, полноценное деловое общение, которое я очень ценю. Поддерживаю связь с мэром Новосибирска Александром Локтем – весьма влиятельным представителем компартии России, уважаемым руководителем крупнейшего города страны.

Блеск и нищета стариков

– Уходя с предприятий, организаций, учреждений на заслуженный отдых, миллионы людей уносят годами наработанный опыт, профессиональные навыки, знания конкретных технологий, эффективных приемов работы. Среди них немало истинных умельцев, талантов. Этот бесценный кладезь народного умения по большому счету не востребован, а если и используется, то от случая к случаю. Я не раз об этом думал: какой резерв остается за бортом! Все больше прихожу к выводу, что в стране необходимо формировать мнение о пенсионерах (особенно о тех, кто помоложе, кому позволяет здоровье действовать) как о социальном институте советников, консультантов, помощников руководителей. Актуальность этой проблемы усилилась в последние десятилетия, когда немало руководителей без профильного образования, специальных знаний, образованных, но молодых не имеют опыта общения с людьми. Этим кадрам стоит подставить плечо.

С удовлетворением воспринял обсуждение этого вопроса в прессе. В «Известиях» в конце прошлого года была опубликована статья «В регионах предлагают создать биржи труда для пенсионеров». Газета даже подчеркнула, что многие пенсионеры «по своей активности и профессионализму легко составят конкуренцию молодым». Можно бы добавить – не только молодым, но и вездесущим менеджерам, которые управляют сегодня в одной сфере, завтра – в другой, послезавтра – в третьей. Стало ясно, что это чаще всего верхоглядство.

Вместе с тем считаю, пенсионеры должны быть активными, находить свое место в общественной работе, в полезных делах.

Средний размер пенсий, к примеру, в Омской области 10?285 рублей, в Воронежской – 10?037 рублей. Это очень мало… На такие пенсии жить трудно. Старшее поколение, составляющее основную массу пенсионеров, заслуживает лучшей участи, большего внимания со стороны государства, которому оно отдало свою трудовую жизнь. И размер пенсий должен быть надлежащим.

Задумаешься и понимаешь: Россия – самая богатая страна по природным ресурсам, не случайно на Западе подняли вопрос о том, что недра Сибири должны быть интернациональным достоянием, а не только находиться в руках россиян. Действительно, богатства колоссальные, а трудовой народ живет в общем-то бедно. Должны же мы когда-то разрубить этот затянувшийся узел! Будем надеяться, что это сделает идущее за нами поколение.

А Отечество было в опасности

– С Горбачевым общаетесь?

– Нет. С Горбачевым я перестал общаться еще в 1990-м, когда уже не был в составе политбюро ЦК КПСС и не участвовал в рассмотрении вопросов партии и государства. На его совести лежат два моих письма – два обращения к нему и к руководству партии. Я писал, что «партия, Отечество находятся в опасности, я бы сказал, в чрезвычайной опасности. Возможный распад нашей Федерации стал бы потрясением мирового масштаба, непоправимым ударом по социализму». В письмах я требовал созыва внеочередного пленума ЦК, на котором следовало определить меры по укреплению единства, целостности советского государства. Пленума не было. Горбачев опасался собирать членов ЦК. А на?XXVIII съезде партии в том же году почти полностью был обновлен состав политбюро, и оно утратило свое влияние в обществе и государстве. Теперь ясно, что у Горбачева были другие планы. С тех пор, повторюсь, никакого общения с ним не было, нет и быть не может.

– А с Ельциным встречались?

– Нет. Я знал, что Борис Ельцин обладает большой энергией. Но, присмотревшись в Москве к его работе, действиям, понял, что это энергия не созидания, а разрушения, стал его открытым, непримиримым противником. Последствия работы этого человека для нашего народа оказались тяжелыми, трагическими. Между прочим, до сих пор не могу объяснить его поступок в отношении меня, когда Ельцин поручил управляющему делами Бородину переговорить со мной, чтобы я написал заявление о предоставлении мне персональной пенсии. Писать прошение на имя Ельцина я отказался.

Когда не работают тормоза

– Егор Кузьмич, сейчас вы на пенсии, конечно, есть время для раздумий, размышлений о прошлом, настоящем и, безусловно, о будущем страны. Что вас волнует, беспокоит?

– Не дает покоя социальное расслоение, которое у нас в стране произошло и продолжается. Разрыв между доходами кучки богатых, сверхбогатых и массой потерявшего работу, обедневшего народа просто чудовищный. Нет необходимости называть цифры – они известны. Это опасная вещь, путь к социальному взрыву. Сколько лет поднимается вопрос о том, что не может быть одинаковой планка налогов с доходов (13%) для всех – и для бедных и для богатых, но правительство будто не замечает этого, ничего не меняется. Газеты сообщают о многомиллионных доходах олигархов, других руководителей, в том числе возглавляющих государственные предприятия, находящихся на государственных постах, их преуспевающих в бизнесе жен, это возмущает людей. Иногда подумаешь: зачем им столько денег, ведь с учетом банковских процентов суммы возрастают, за всю жизнь эти деньги потратить невозможно. Сорваны тормоза – по-другому не скажешь.

Не посчитайте за нескромность, но я приведу статью из американской газеты, которая в 1983 году, когда я закончил работу в Томской области и меня отозвали в ЦК, писала: «В ЦК КПСС появился Егор Лигачев – аскет, в Москву из Сибири приехал с одним чемоданом». Да, так и было. Это была характерная черта того времени. Сейчас время другое. Увы!

Изображение 002

Застолье друзей не дарит

– Расскажите о своей семье, с кем вы сейчас живете? Для любого человека семья много значит, а в вашем возрасте тем более.

– У меня прекрасная семья. К глубокому сожалению, ушла из жизни моя незабвенная жена, верный друг Зинаида Ивановна, человек непростой судьбы. Ее отца, Ивана Зиновьевича, генерала, служившего в Сибирском военном округе, репрессировали, расстреляли в 1937 году по ложному доносу. Впоследствии его полностью оправдали, реабилитировали. Такая вот история. Зинаида Ивановна была коммунистом, преподавала английский язык в институте. У меня замечательный сын Александр, коммунист, доктор физико-математических наук, профессор. Его жена, Елена, доцент, преподаватель в университете. Живем все вместе. У меня есть внук Алексей, его жена Ольга, правнук Егор. Как говорится, жизнь прожить – не поле перейти. Так получилось, что вслед за мной тяжелые операции перенесли сын и его жена.

Друзей, верных товарищей я приобретал не во время застолий, а в процессе работы – и в Новосибирске, и в Томске, и в Москве.

– Спасибо, Егор Кузьмич, за интересную беседу, тем более что в самом начале разговора мы договаривались придерживаться непривычного для вас условия «Лигачев вне политики». Правда, местами в ваших рассуждениях политика прорывалась…

– Это – осколки большой политики. Не более того.

Изображение 003

Изображение

За чашкой кедрового молочка

Сергей Жвачкин, находясь в служебной командировке в Москве, навестил почетного гражданина Томской области Егора Лигачева, которому в конце ноября исполняется 94 года. В непринужденной домашней обстановке руководители обсудили самые разные стороны жизни томичей.

Жвачкин рассказал Лигачеву об основных социально-экономических программах, которые разработаны и реализуются в области, о помощи федеральных властей, о трудностях, которые приходится преодолевать. Егор Кузьмич постоянно следит за жизнью области, читает томские газеты и потому сразу же задал много вопросов.

«Каждое сообщение об успехах томичей для меня самое лучшее лекарство, я всегда очень рад этому», – сказал Егор Лигачев главе региона, пожелав Сергею Жвачкину новых успехов в непростой работе.

Губернатор Сергей Жвачкин подарил Егору Кузьмичу упаковку уникального кедрового молочка.

На просторах области чудесной. Отнюдь не придуманные рассказы

TNews750_18_CMYK

С своё время по журналистским делам мне пришлось изъездить всю область. О многом рассказывал, ещё больше осталось в записных книжках и памяти. Поэтому к 70-летию её, родимой, откликаясь на просьбу «ТН», предоставляю свои заметки.

Они – о людях, в большинстве своём мало известных за пределами конкретной глубинки или узкой отрасли. Тем милее мне эти человеки, вовсе не зря жившие на свете.

СВЯТАЯ ПРОСТОТА

Виктор Лойша
Виктор Лойша

В посёлке Средний Васюган обитала Агафья Самарова, остячка, профессиональная охотница. В годы войны пожертвованные ею в Фонд обороны соболи и белки потянули на целый самолёт.

Уважаемая была таёжница. Где-то в пятидесятых её сделали депутатом Томского областного совета – как вкрапление экзотики, надо понимать. Тогда Агафья Ивановна произнесла фразу, сразу же ставшую афоризмом.

— Слушай, – спросила она у председателя райисполкома, когда они ехали на первую сессию, – а депутатке с мужиками – можно?

Любила она это дело.

При ней жила мать. Уходя в тайгу, васюганская Артемида не бросала старуху на попечение соседей, а забирала с собою. Ставила для неё чум, била лося – и оставляла матушку наедине с разделанной тушей. Сама же блуждала дальними маршрутами, промышляя пушного зверя. Когда, по её расчётам, припасы у старухи были на исходе, возвращалась и переводила мать на новое место, где уже был выстроен новый чум и ждала очередная груда лосятины.

…Это рассказал геолог Володя Биджаков, многие годы работавший в Васюганской нефтеразведочной экспедиции, потом в Томском геологоуправлении. Он умер недавно, и мне очень дорога память об этом человеке.

Кроме всего прочего, Владимир Ильич успел составить и издать умное и обстоятельное сочинение о томских геологах-практиках. Два увесистых тома, основанные строго на документах и великолепно иллюстрированные, лучший памятник этому подвижнику геологии.

КРАСИВО!

В селе Большая Галка жила девочка Капитолина Кожевникова. Её уважали за крестьянскую основательность и ещё за силу характера. Бывают такие люди, к которым с детства обращаются по имени-отчеству.

Когда Капе исполнилось шестнадцать, она поехала в районный центр Бакчар получать паспорт. И вернулась с новым именем: Гуттиэре. Так звали героиню фильма «Человек-амфибия». Картина гремела тогда на всесоюзном экране, стяжая любовь невзыскательной зрительской аудитории.

Советский фильм поражал непривычной заграничностью. И ещё в нём всё было красиво.

Что вы думаете? Село встретило это переименование с некоторой растерянностью, но быстро смирилось и даже думать забыло, что девчонку когда-то звали Капитолиной. Новое имя ей удивительным образом подошло, хотя внешне ничего общего с Анастасией Вертинской, исполнительницей роли, не просматривалось даже в самой общей антропологии.

Коренастенькая была наша землячка, с милой сибирской скуластостью.

Закончив школу, Гуттиэре Кожевникова отправилась покорять Москву. Чего она достигла в столице, неизвестно. Возможных сюжетных ходов – неисчислимое количество. Но, в чём уверены односельчане, – этот человек не пропал в джунглях огромного города, но выбрался на хорошую жизненную дорогу.

НЕ НАДО БАСЕН!

Галина Янгирова, в девичестве – Галя Филипчук, из самых-самых ветеранов Стрежевого и «Томскнефти». Дата её зачисления в штат тогдашнего нефтепромыслового управления – 2 февраля 1966 года. А приказ о создании самого НПУ вышел 13 января.

Коренная нарымчанка, выросла в селе Александровском, она – из тех немногих местных жителей, что сделали житейскую ставку на новую отрасль и остались в ней навсегда.

Её принял делопроизводителем сам Николай Филиппович Мержа (генеральный директор «Томскнефти», сегодня самая длинная улица Стрежевого носит имя этого легендарного человека). Тогда скромная должность делопроизводителя заменяла весь теперешний канцелярский аппарат.

Изумительная женщина! Проста, пряма, точна в оценках, и жива своим умом, а не заёмным, не тем, что сводится к формуле: «так все говорят». На собственной правоте не настаивает (всякому дано ошибаться), однако от субъективного взгляда на людей и на их дела вовсе не склонна отказываться. «Я вижу это так…». Такие люди, как она, незаменимы для реконструкции давних событий.

Впрочем, давние – не самое точное слово. Её городу нет и пятидесяти.

— …Ещё одна басня – о том, что Стрежевой выстроили зэки. Враньё! Так называемые химики появились здесь уже в семидесятых годах, пробыли недолго и дурной памяти по себе не оставили. Не худший был контингент.

Однажды сломался у нас замок на входной двери. В Стрежевом замков было не купить, пришлось заказывать то ли из Томска, то ли из Колпашева… Пока привезли да поставили, квартира недели две вовсе не запиралась. И что? Да ничего! А общежитие этих «условно-досрочных» располагалось, между прочим, чуть ли не впритык к нашему дому. Воровства не было. Да и не заметны были эти люди в нашем городе, не они определяли его лицо и характер.

А на первых порах город начинали строить студенты. Но не с бухты-барахты, не потому, что им больше нечем было заняться. Тут, прежде всего – жёсткая целесообразность. Просто не было другой рабочей силы: подразделения профессиональных строителей возводили более важные объекты.

Сколько раз приходилось слышать, как руководитель, пеняя нерадивым, ссылается на студентов: вот, дескать, у кого надо учиться отношению к работе! И ведь мы, в самом деле, равнялись на этих мальчишек в красных рубахах… Только тут вот какое дело. Работать на пределе сил можно, но лишь до поры до времени. То есть, и у предела есть свой предел. Восемь студенческих недель, ну, десять – это всё же одно, а чтобы из месяца в месяц, годами, согласитесь, совсем другое. Это называется подвижничество, и на него мало кто способен. Люди есть люди, а от непрерывности стахановских рекордов можно только надорваться…

ЕЩЁ БЕЗ МОСТА

 Томск в первые 368 лет своего существования был отрезан от прочего мира. Путь к нему из России пересекали реки: Обь, Томь. Почитайте путевые заметки Радищева, Чехова – многое поймёте. Потом появилась железная дорога, но от большей части области город оставался отделён естественными преградами.

Весна и осень становились головной болью для множества людей. Ледоход, ледостав разъединяли берега неумолимо и катастрофично. Зимою через Томь налаживали ледовую переправу, на лето наводили понтонный мост. В пятидесятые – шестидесятые годы во время распутицы молоко из заречных хозяйств возили в город самолётами.

Но вот в 1972 году вошёл в строй первый капитальный мост (в народе – коммунальный).

Рассказывает Егор Кузьмич Лигачёв, тогдашний хозяин области:

— Помню этот день, как сегодня. Устроили короткий митинг, перерезали ленточку. И масса народу – тысячи две – пошла по мосту, как будто проверяя его прочность и надёжность.

Мокрый снег, порывистый сильный ветер – нет, идут! А далеко внизу, параллельно, осиротевший понтонный мост – чистый, никого нет. То очередями стояли вереницы машин, а тут забыли и забросили…

На следующий день я улетал в Москву. Это было 4 или 5 октября. Снег продолжал валить, но самолёт всё же взлетел вовремя.

У меня были вопросы, решить которые можно было только у Косыгина. Чтобы встретиться с ним, предварительных звонков не требовалось. Приходишь в приемную, заявляешь: такой-то. Тебя либо тотчас принимают, либо скажут: завтра. Всё решалось моментально.

В этот раз, только я доложил о себе через секретаря, последовал ответ: «Пусть заходит». Я открываю дверь, и Алексей Николаевич громко говорит: «Товарищ Лигачев, я вас поздравляю». Я думаю: с чем это? С первым снегом, что ли? Спросил, а он:

— Так вы же мост пустили!

— Да. (А в газете «Правда» было совсем маленькое сообщении об этом событии). Что ж тут особенного?

— Эх, молодёжь! Ничего-то вы не знаете. «Что особенного»? Да ведь целая история с этим мостом! Вообще вы не цените того, что делаете.

— Что за история, если не секрет?

— А история такова. Я в юности работал кооператором в Сибири и часто курсировал между Новосибирском, Томском и Колпашево. Не раз, бывало, подъезжаешь к Томску вечером: осень, дождь, темень, – а надо переправиться через реку. Что делать? Лодочника нету. Стреляешь. После трех выстрелов появляется полупьяный лодочник. Садишься в эту лодку и плывёшь. Мужики в Томске мечтали в двадцатые годы об этом мосте! Деньги даже собирали, но потом разворовали и пропили. А вы осуществили мечту томских мужиков.

КОЛОКОЛЬЧИКИ ЕГО…

Во второй половине семидесятых строился магистральный газопровод Нижневартовск – Томск – Кузбасс. И в связи с ним занесло меня в посёлок Вертикос на Оби. Это Каргасокский район, глушь необычайная.

И тут судьба подарила мне знакомство с удивительным человеком. Звали его Иван Мартемьянов. Было ему уже семьдесят, но ни у кого не повернулся б язык назвать его стариком. Крепкий пожилой мужик. Окладистая борода и мощная грива чёрных волос, едва тронутых сединой. Белозубая улыбка. Проницательные тёмные глаза, обличающие сильный характер.

Справный был хозяин.

Но не только.

Его дом, на редкость для этого ссыльного захолустья изукрашенный резьбою, являл собою музей, в подлинном смысле этого слова. Если определить точнее, музей этнографии Среднего Приобья.

Сотни и тысячи предметов материальной культуры, свидетельств давно ушедшего быта русских старожилов и коренных народов. Обширное собрание ямщицких колокольцев соседствовало с коллекцией шаманских бубенчиков. Ступки, деревянные корыта, веретена, прялки, детские люльки. Деревянные божки из амбарчиков – укромных капищ хантов и селькупов. Бесхитростные, но неожиданно трогательные украшения таёжных красавиц. Подковы, гвозди, дверные навесы, выкованные в примитивных кузнях. Множество предметов аборигенного охотничьего и рыбацкого обихода…

Срез трудной, но по-своему яркой и героической жизни, проистекавшей некогда на обширных пространствах Западносибирской равнины.

Начало домашнему музею положил сам Иван Константинович, путешествуя по бесчисленным рекам и речушкам обского бассейна. Потом подключились односельчане, осознавшие благородный дух собирательства. Это о чём-то да говорит: прагматичным таёжникам нелегко понять романтику коллекционера, и часто в таком человеке видят скорее безобидного чудика, нежели подвижника. Мартемьянов же сумел поставить себя – не только вескостью суждений, но и самим образом жизни.

…Где-то в начале Перестройки Иван Константинович, зная недолговечность жизни, передал всю свою коллекцию в Томский краеведческий музей. А затем и умер, оставив о себе добрую и чистую память в умах многих людей.

Верно сказано: не стоит село без праведника.

И если общая высокая культура людей, населяющих сегодняшний Вертикос, очевидна для всякого наблюдателя, то нельзя не вспомнить Мартемьянова. Произнеся при этом высокое слово: духовность.

СТРАШНАЯ СИЛА ИСКУССТВА

Был выстроен Томский нефтехимический комбинат, гигант крупнотоннажной химии, как его называли тогда. И начали действовать первые заводы: производство метанола, полипропилена, формалина.

Местные власти гордились новым предприятием и охотно показывали его всем и вся, устраивая даже специальные автобусные экскурсии.

Сначала объезд громадной площадки по периметру, чтобы дать представление о масштабах. Затем посещение одного из цехов, работающих по безлюдной технологии. Далее – непременная демонстрация водоочистных сооружений: вот как мы заботимся о здоровье родной природы! Для почётных гостей в завершение – скромный фуршет в банкетном зале заводской столовой.

На одной такой экскурсии побывала в полном составе областная организация Союза художников. Разумеется, мастера кисти и резца больше всего почерпнули из последнего пункта программы. А непьющий пейзажист Парамонов в рамках того же банкета ухитрился договориться с директором комбината о том, чтобы ему позволили поработать на территории. «Вы сами не понимаете, каким художественным богатством владеете! – вдохновенно говорил живописец. – Это достойно кисти Юона, Константина Фёдоровича! А оно пропадает втуне».

Директор ничего не знал про Юона. Однако разрешение дал и распорядился о всяческом содействии.

И Парамонов честно работал на зимнем пленэре несколько недель. А потом устроил персональную выставку «Зори над Нефтехимом». Учитывая важность темы (пусковой объект пятилетки средствами искусства), на вернисаже присутствовал весь партийно-хозяйственный актив области. И сам первый секретарь Обкома КПСС, не чуждый изящного и возвышенного, высоко оценил представленные работы.

— Какая мощь и какой размах! – негромко сказал он, но слышал весь зал. – Это напоминает мне «Утро индустриальной Москвы» товарища Кустодиева…

— Всё же – Юона, – хмыкнул кто-то из художников, но его как раз не слышали.

— …Только масштабней и оптимистичней, – продолжал первый. – Всё же научно-технический прогресс движется вперёд! И мне очень радостно, товарищи, что наша творческая интеллигенция это понимает и отображает. Взгляните только на эти султаны заводских дымов, подсвеченных восходящим солнцем!..

Стоявший рядом со мною Владимир Набоких, главный инженер комбината, беззвучно, но яростно матерился.

— Султаны, так-перетак! – объяснил он мне, когда высокое начальство удалилось. – Какие, к лешему, могут быть дымы? Разве Нефтехим – угольная кочегарка? Это – пар!

— Ну, и что? – удивился я. – Написано-то, ведь, в самом деле, хорошо. И настроение передаёт…

— Чьё настроение? – взвился Володя. – Моё?! Вот ты его и видишь! Да пойми ты, дурья башка, что каждый султан пара – это свищ в трубопроводе! Ничего этого на химическом производстве не должно быть и в помине! И каждый такой свищ – огромный штраф. Да покажи эту картину инспектору котлонадзора, он меня по миру пустит! Сварщики ещё при ударном монтаже накосячили, сейчас латают свои прорехи, а этот ваш Кустодиев и рад отразить…

— Да не Кустодиев! – сказал я. – Юон! Точнее, Парамонов…

— Какая, хрен, разница, – Набоких устало махнул рукой.

История эта имеет неожиданный финал: Нефтехим купил всю серию пейзажей. А Парамонов, получив большие деньги, на радостях запил, хотя вот уже лет десять как был излечен от этой пагубы тяжким препаратом антабус.

ВСЁ – НА ЭКСПОРТ

Многожды бывавший в Томске могучий старец Ефим Славский, многолетний министр среднего машиностроения (в ведомее министерства находился Сибирский химический комбинат), один из самых-самых пионеров советской ядерной отрасли, трижды Герой социалистического труда, не отличался какой-то особенной воздержанностью на язык. Скажем прямо: очень даже был невоздержан. Однако – вот старая школа! – хорошо знал, где и какая шутка уместна, а где лучше бы промолчать.

…Началась вторая половина восьмидесятых годов. Ещё никто не представлял, чем завершится Перестройка. Но её самые первые лозунги – гласность, ускорение, конверсия – звучали, в общем, симпатично и были вполне любезны народному сознанию.

И вот идёт заседание политбюро ЦК КПСС. В зале – узкий круг приглашённых: несколько десятков самых ответственных фигур из оборонной промышленности. Выступает генеральный секретарь Центрального комитета.

— Всенародная любовь к импорту – это же национальный позор! – заявляет он. – Мы должны делать ставку на экспорт, причём не только на сырьевой. Есть вещи, которые наша промышленность делает лучше всех. Значит, умеем, когда надо. Что из этого следует? Следует научиться торговать. Завоёвывать мировой рынок…

Дисциплинированный и заслуженный народ внимательно слушает Горбачёва. Золотых звёзд «Серп и молот» на парадных пиджаках больше, чем самих пиджаков. В зале собрались люди огромных полномочий и необычайной власти – руководители советского военно-промышленного комплекса.

— …Взять, к примеру, Средмаш, – продолжает молодой генсек. – Его заводы в состоянии выпускать практически неограниченный ассортимент продукции – и самого высокого качества. На мировом уровне, а то и выше! Но думали ли вы об экспорте ваших изделий, Ефим Павлович?

Министр Славский снял очки. Аккуратно протёр их платком и надел снова.

— Так точно, – очень серьёзно и даже как-то задушевно ответил он. – Только об этом и думаем, Михаил Сергеевич. У нас ведь не одно серийное изделие не предназначено для внутреннего, так сказать, применения. Всё – исключительно на экспорт.

Эту шутку вполне оценили все присутствующие, поскольку СХК, например, выпускал элементы ядерных боезарядов. Но не всем эта шутка понравилась.

Горбачёву – точно – нет.

…Эту историю рассказал мне Геннадий Петрович Хандорин, коренной томич. На протяжении всех 1990-х он был директором Сибирского химического комбината, крупнейшего в мире ядерного предприятия. Умное и строгое производство являло собою гордость отечественной промышленности.

Томские «маяки» на московских улицах

Жвачкин_Лигачев

На выходе из метро «Серпуховская» ошалевшие от жары москвичи и гости столицы (в тени плюс 28) не скрывали удивления – молодые люди в ярких зеленых футболках с надписями «Томск» приглашали всех желающих в гости. В ста метрах в одном из корпусов старейшего экономического вуза России, университета им. Плеханова, с минуты на минуту должно было начаться знаковое для Москвы и Томска событие – отчетно-выборная конференция томского землячества в столице.

По некоторым данным, сегодня в Москве проживает более 5 тыс. человек, так или иначе связанных с Томском. Конечно, на конференции всех собрать невозможно, поэтому в университет приехали почти три сотни самых активных членов землячества. Среди них Егор Лигачев, 17 лет возглавлявший Томскую область, полномочный представитель Президента России в Государственной думе Гарри Минх, ректор Российского экономического университета им. Плеханова Виктор Гришин, экс-министр топлива и энергетики РФ Виктор Калюжный…

Представитель правительства России Юрий Нуждин назвал томское землячество одним из самых многочисленных и активных в столице.

– Как губернатора и как гражданина Томской области меня искренне радует, что наше землячество является не банальной тусовкой людей, которые учились и выросли в одном городе, томское землячество в Москве – это прежде всего сообщество глубоких, неравнодушных людей, для которых Томск и Томская область были и останутся родиной, – сказал на встрече с земляками Сергей Жвачкин.

Губернатор рассказал о приоритетных проектах региона – «маяках», особо подчеркнув значимость томских москвичей в их воплощении. Мероприятие прошло в рамках 70-летия Томской области, 210-летия Томской губернии и 410-летия города Томска, поэтому закономерным стало награждение выдающихся представителей томской диаспоры в Москве. Орден «Томская слава» вручен почетному гражданину Томской области Егору Лигачеву. Медали «За достижения» получили активисты томского землячества Татьяна Мельникова, Галина Епонешникова, Виктор Гетманцев, Роман Романов…

Работа томского землячества признана активной и очень заметной в социально-экономическом и культурном пространстве столицы. Руководителем томского землячества в очередной раз единогласно избран Геннадий Месяц, вице-президент Российской академии наук, академик РАН. Подробный рассказ о событии читайте в следующем номере «ТН».

 

Москва – Томск

Егор Лигачев: «Мое здоровье идет на поправку»

Читатели «Томского вестника» интересуются состоянием здоровья Егора Лигачева, почетного гражданина Томской области, после перенесенной им операции на сердце. Редакция связалась с Егором Кузьмичом, который сейчас находится в Москве.

– В начале года в Российском научном кардиологическом центре, который возглавляет академик Евгений Иванович Чазов, мне была сделана операция, связанная с заменой клапана на сердце и шунтированием коронарного сосуда, – рассказал Лигачев. – Непросто было пойти на столь серьезное хирургическое вмешательство, ведь мне 91 год, но я решился. Оперировал известный кардиохирург Ренат Сулейманович Акчурин. По его мнению, я справился с нагрузкой, операция прошла успешно.

Возраст есть возраст, послеоперационный период, откровенно говоря, проходил непросто, но в целом динамика положительная. Достаточно сказать, что в начале сентября я уже присутствовал на Международной книжной ярмарке на ВДНХ, где была представлена моя книга «Кто предал СССР?», встречался с читателями, отвечал на многочисленные вопросы, подписал более 60 экземпляров книги. Это подтверждает, что здоровье идет на поправку.

Большую помощь в организации послеоперационного лечения мне оказывает Анатолий Иванович Потапов, которого томичи хорошо знают и уважают.

Сергей Жвачкин встретился с Егором Лигачевым

В Москве прошла встреча губернатора Сергея Жвачкина с почетным гражданином Томской области Егором Лигачевым.

Егор Лигачев в 60–80-е годы прошлого века был первым секретарем Томского обкома КПСС и, возглавляя область, внес значительный вклад в развитие ее экономики, улучшение жизни томичей.

Сейчас Егору Кузьмичу 91 год. В начале 2012 года во Всероссийском кардиологическом центре Егору Лигачеву была сделана операция на сердце. Сейчас здоровье патриарха томской и российской политики идет на поправку.

Сергей Жвачкин тепло поприветствовал уважаемого томичами руководителя области прошлых лет, рассказал, над чем работает администрация области, о сегодняшних приоритетах в экономическом и социальном развитии, о начале своей работы на новом посту. Сергей Жвачкин от имени томичей пожелал Егору Кузьмичу полного выздоровления и возвращения к активной общественной деятельности, что всегда было свойственно Лигачеву.

Встреча прошла в непринужденной дружеской обстановке за чашкой чая у Егора Лигачева дома. Егор Кузьмич с интересом слушал рассказ губернатора, задавал вопросы, поскольку постоянно следит за делами в области. «В наше время трудных дней было много, но в тягость ни одного, — сказал Егор Лигачев губернатору. — Мы работали увлеченно, на результат. Вам, Сергей Анатольевич, искренне желаю успехов в руководстве областью, а всем томичам — достойной жизни, благополучия». «Я был и остаюсь с вами. Сибирь у нас одна», — подчеркнул Лигачев.

Пресс-служба администрации Томской области