Архив метки: Максим Резников

Приоритеты за жителями

— Думал, что будет рядовое заседание, а получилось полноценное острое обсуждение, – отметил председатель комитета городского хозяйства Думы Томска Максим Резников, едва депутаты и представители администрации, продолжая дискутировать, стали покидать зал.

Тема вполне могла заставить заскучать: «Итоги реализации подпрограммы «Благоустройство территории» муниципальной программы «Формирование современной городской среды». Как обычно проходят отчеты? Докладчик делает сообщение, потом следует несколько выступлений, аудитория голосует и расходится. Но только не в этом случае. Надо признать, доклад был убедительным: вместо сухих цифр – презентация реальных объектов, и делегация весьма представительная – в ранге заместителей мэра, начальников департамента городской администрации, специалистов. Но и депутатам было что предъявить. В этот комитет горожане обращаются с самыми насущными вопросами, благоустройство как раз и является одним из них. Подобные обращения и стали катализатором бурного обсуждения.

 

Принципы отбора

– Всего в 2019 году из бюджетов разного уровня на благоустройство территории было выделено более 230 миллионов рублей, – докладывает начальник департамента дорожной деятельности и благоустройства мэрии Сергей Аушев. – На эти средства в Томске проведено комплексное благоустройство 28 объектов. В программу 2020 года вошли 16 объектов, восемь из которых – переходящие с нынешнего года, а еще восемь выбраны томичами в результате рейтингового голосования. Сейчас проходит обсуждение дизайн-проектов.

Тут-то и возникла первая претензия. По какому принципу определяются объекты? На первый взгляд, все прозрачно. Население открыто голосует, и по большинству голосов отбирается то или иное общественное пространство. Называется это рейтинговым голосованием. Но на деле получается как у классика: по форме правильно, а по существу…

 

ЦИФРА

52 проекта дворовых территорий подготовлены активными жителями.

 

Как быть территориям с малочисленным населением? Люди активные, готовы горы свернуть, но их проекты не проходят, поэтому в следующий раз они и голосовать не станут. Депутаты приводят примеры, связанные с благоустройством знаковых мест Томска, расположенных далеко от центра.

– Так надо искать другие, консолидированные источники, – предлагает Аушев. – Привлекать бизнес, благотворителей, на всё в программе средств не хватит…

– У нас много частного сектора, территорий малоэтажной застройки, где люди тоже нуждаются в зонах отдыха, но они не могут попасть в ваш список, – обобщает претензии депутатов председатель комитета. – Сейчас рейтинговые голосования уже прошли, и насколько справедливо или несправедливо – вопрос остается открытым. Понятно, что там, где большой микрорайон и компактно проживает немало жителей, достаточно одного нажатия кнопки, чтобы получить тысячи голосов. А надо, как в спорте, развести участников по группам. Эти – «профессионалы», первая лига, у них свои критерии, а эти классом пониже, у них и жилье скромнее, и плотность заселения иная – для них свои правила.

– Администрация имеет право на свои приоритеты и также имеет право их отстаивать, – держит оборону Сергей Аушев.

– Но ваши приоритеты – пожелания администрации, а наши – пожелания людей. Получается, что вы включаете административный ресурс, принимаете решение, формируете список объектов, а нам отводите роль объясняльщиков. Ведь зачастую люди просят об одном, а в списках мы видим другое, – говорит Резников. – Также депутаты фактически не участвуют в обсуждении дизайн-проектов на стадии их разработки, но именно их жители спрашивают потом, почему общественное пространство, за которое они проголосовали, имеет тот или иной вид. Своим участием мы сможем донести точку зрения людей, их просьбы. И вам не надо будет дополнительно опрашивать население.

– Пресс-релизы выпускаем, на сайте информацию размещаем… Хотя, наверное, вы правы, надо персонально приглашать, а не надеяться, что кто-то узнает… – соглашается Сергей Аушев.

 

«Надо, как в спорте, развести участников рейтингового голосования по группам. Эти – «профессионалы», первая лига, у них свои критерии, а эти классом пониже, у них и жилье скромнее, и плотность заселения иная — для них свои правила.

Максим Резников, председатель комитета городского хозяйства Думы Томска

 

Чьи доводы весомей?

Но отсутствие четких критериев отбора и незаинтересованность в привлечении депутатов к формированию списка для рейтингового голосования – не единственная претензия, высказанная на заседании комитета. Много замечаний депутатам приходится выслушивать от томичей по поводу уже завершенных объектов. В добротно сделанном сквере имени Ворошилова затруднительно провести какое-либо музыкальное мероприятие – не к чему подключить музыкальные инструменты, потому что элементарно нет ни одной розетки, приходится подгонять технику. В конце Сибирской облагородили территорию, убрав гаражи, свалки, теперь там отличные прогулочные зоны, но нет ни одной лавочки, негде присесть ни гуляющей с малышом маме, ни пожилому человеку.

Тема отсутствия лавочек, светильников неожиданно переросла в дискуссию. Представители мэрии ссылались на то, что это якобы не предусмотрено проектом (логичный вопрос, где и когда этот проект обсуждался?), а кроме того, население против, потому что там будут собираться пьяницы.

– Да не работает уже этот аргумент, давно прошли те времена, когда общественные места оккупировали выпивохи разных мастей, мы уже в другом городе живем, – возмущаются депутаты. – Почему мнение нескольких радикально настроенных жителей учитывается, а тысяч горожан – нет?

– И зачем тогда скверы, если там темно и негде присесть, – выражает общее мнение председатель комитета.

Представители мэрии соглашаются: надо исправлять, но теперь уже за счет других источников финансирования.

Обсуждение подходит к концу. Завершая тему, заместитель мэра Михаил Ратнер еще раз обращает внимание депутатов на колоссальный объем выполненных работ, на то, сколько от жителей получено положительных откликов.

– Но когда несешься с такой скоростью, то, понятно, что возникают какие-то нюансы. Где-то лестницу недоделали, где-то лампочку забыли.

Тем не менее соглашается, что выводы надо делать.

– В целом работа действительно проделана большая, масштабная, и качество благоустройства стало значительно лучше. Мы с исполнительной властью работаем в одной связке, и наше предложение – взаимодействовать более тесно. Контакт есть, но есть недоработки в методике определения приоритетных пространств для благоустройства и наполнения каждого проекта. Если депутатов будут приглашать на ранних стадиях обсуждения, меньше придется что-то переделывать, – подводит итоги дискуссии Максим Резников.

 

О дворовых территориях

Беседуем после окончания комитета:

– Сейчас уже нет таких многочисленных претензий, что вот, мол, центр облизываете, а до периферии руки не доходят, – много общественных пространств обустроили на окраинах города. Но возникает другая тема: дворовые территории вылетели из программы благоустройства этого года, и непонятно, что будет с ними в программе будущего. Они не вписались в критерии общественного пространства, однако для человека очень важно выйти из подъезда в благо­устроенный двор, чтобы во дворе были качельки, лавочки, чтобы ребенка было где прокатить на машинке, а не везти его на площадь Новособорную.

В настоящий момент имеются 52 проекта дворовых территорий, подготовленных активными жителями, их надо реализовывать, нельзя подрубить людям крылья. Но тут важно понимать, что идти нужно в те дворы, где действительно есть инициатива, где построенное будет сохранено и приумножено, ведь насильно счастливым человека сделать нельзя, – говорит Максим Резников.

 – Еще одна серьезная проблема – новые условия софинансирования. Теперь к исполнению проекта комфортной городской среды должно быть привлечено 20% средств населения, это нереальная пропорция. Жителям со скромным достатком оплатить пятую часть благоустроительных работ невозможно. В том, что эту цифру надо скорректировать, единодушны и депутаты, и представители исполнительной власти.

Почему Максим Резников не любит «менеджеров широкого профиля»

Максим Резников, исполнительный директор ООО «Горсети», депутат Думы города Томска, председатель комитета городского хозяйства, в том или ином качестве на страницах «Томских новостей» появлялся уже не раз. Но вот в статусе гостя редакции – впервые. Если говорить о специфике жанра, то он предполагает не только участие в разговоре всех журналистов газеты (а на этот раз еще и стажера из асиновской газеты «Диссонанс»), но и более широкий охват тем. То есть говорим не только «про завод», но и «за жизнь».  А так как Максим Владимирович не только  руководитель, но и глава думского комитета, разграничить, где кончается работа и начинается общественная деятельность, довольно трудно. А потому попытки жестко структурировать нашу беседу  (вот здесь мы про «Горсети» и энергетику, а здесь про депутатство и городскую жизнь) были заведомо обречены на провал. Ну и ладно. Так даже интереснее.

 

Максим Владимирович, уж позвольте начать издалека. С новостей всероссийского масштаба. В начале июня увеличены штрафы за воровство электро- и теплоэнергии. Мы, правда,  привыкли называть такие явления мягче – незаконное присоединение. Рост штрафов фантастический – до 300 тысяч рублей. Это, правда, для юрлиц. Но и частнику грозит немалая сумма – на нулик меньше. Как вы к этому относитесь?

– Да никак не отношусь – ни я, ни «Горсети». У нас в Томске практика привлечения за самовольное подключение практически  нулевая. Само по себе начисление платы за бездоговорное потребление довольно ощутимо, но штрафы накладывают государственные органы в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях. Мы можем выявлять нарушения и подавать эти сведения в органы власти. Порядок  ничем не отличается от наказания, к примеру, за плохую уборку мусора.

– Помнится, у нас по местному административному кодексу за грязь со стройплощадок  тоже намеревались на сотни тысяч штрафовать, но что-то прецедентов не было.

– Насчет сотен тысяч не уверен, но воспитывать, безусловно, нужно. А то «Спецавтохозяйство» улицы чистит-чистит, а  один такой красавец на КамАЗе проедет – и вся дорога в глине. Хотя по правилам перед выездом со стройплощадки колеса положено мыть. По улицам  дети ходят, девушки на каблучках… Это уже отношение к людям и к городу. Недавно  был с коллегами в Германии, там такое просто немыслимо, и дело не в штрафах, просто люди так воспитаны.

– Китайцы вроде не особые чистюли, но у них на стройплощадках  даже паровые установки работают, чтобы пыль в город не летела.

– Китайцы вынуждены, Пекин просто задыхается. Это как перед Олимпиадой, когда они ввели огромные штрафы за плевки на улице. Ну, была у них такая национальная особенность.

– Не только у них! Давно пора и нам такие штрафы ввести – тротуары замусорены, на газонах машины стоят… Кстати, гордума может это сделать или не в ее компетенции?

– Не в ее, как и многое другое. Подобного рода решения депутатов оспаривает прокуратура – не ваши полномочия. Если говорить об органах местного самоуправления, то ответственность  на них огромная,  а прав – ноль. Как-то на практике нехорошо получается: управляют одни, а отвечают другие.

 

«Стабильно работающее предприятие имеет возможность выбирать из лучших.  Приходят ребята молодые,  грамотные.  Да,  конечно, глобальных строек нет, наработать опыт им сложнее – ну не строят у нас новых химкомбинатов!  Но я бы не сказал, что теоретическая подготовка у них слабее. Они просто другие, у них стиль мышления немножко иной. Без надрыва.

 

Да будет свет! – сказал монтер…

– …и перерезал провода. Вам летом часто икается? Очень не любят горожане так называемые плановые отключения. Холодильники текут, компьютеры, опять же, не работают.

–  Чем больше сделаем в течение летнего сезона, тем меньше потрясений зимой. И перетерпеть, безусловно, придется. Мы, конечно,  по сравнению с коллегами меньше осложняем жизнь людям во время плановых ремонтов,  у нас и раскопки поменьше; у «Водоканала», «Теплосетей» масштабы совсем другие, это надо понимать. Случается,  даже в администрации этого понимания не хватает: «Не дам копать, я тут посадил газон!»  Ну ладно, не дашь, а кто ответит,  когда квартал без тепла  останется? Или вот в правительстве  выступили с инициативой ограничить сроки ремонта на теплосетях двумя неделями. Да хоть двумя днями! Бороться с законами физики  с помощью лозунгов бессмысленно. Можно оштрафовать предприятие, от этого скорость не увеличится, а вот затраты на ремонт возрастут и в итоге лягут на плечи потребителя. Других ресурсов для покрытия расходов пока не придумали.

– Когда люди видят, что у них под окном две недели стоит открытая траншея и только в конце третьей появляются рабочие, это вызывает законное возмущение. 

– Мы же видим маленькую толику: раскопки  у нашего дома. А они траншею не закрывают, пока  всю ветку не отремонтируют, потому что после гидравлических испытаний может еще где-нибудь рвануть, и опять копай! Люди просто работают в соответствии с существующими технологическими требованиями.

– То есть все ресурсники белые и пушистые? И недостатков у них нет?

– Есть. Но надо смотреть в корень: отчего происходит срыв сроков? От того, что в год надо менять как  минимум 20 км сетей, а мы меняем два-три.

– А вам на электрических сетях сколько нужно менять?

– Что значит – сколько… У нас тоже порядка 65 процентов износа сетей. Коммунальная инфраструктура, в принципе, по всей стране одна, в этом смысле у нас город не эксклюзивный. Хотя мы в Томске по некоторым направлениям хорошо продвинулись.

 

Как оцифровать трубу?

– И какой же вывод из ситуации?

– Вывод очень простой. Принимать решения, в том числе стратегические, определяющие условия развития отрасли, должны профессионалы. А у нас сейчас все больше менеджеры вместо инженеров. Модно. Я не понимаю: как можно быть профессиональным менеджером? Руководитель чего угодно? Прежде чем управлять отраслью, ее надо понимать,  в том числе наработав практический опыт.

– У нас теперь еще и инноваторов абстрактных готовят…

– Тут уже слов нет. Я так и не понял: вот если конверт по-другому сложить – это будет инновация?

– Нет, инновация – это когда в цепочке появляются деньги.

– Если денежки капают, это уже коррупция. И ничего нового в этом нет еще со времен Древнего Рима.

– Ну а цифровизация?  Тут-то вы не против?

– Я не против.  Особенно если мне скажут, что за этим словом стоит. Кто ж спорит? Хорошо,  когда ты откроешь компьютер, у тебя все данные, и ты на их основе можешь принять управленческое или техническое решение. Но когда цифровизация ради цифровизации – это что-то ужасное. Когда у нас есть оборудование 1946 года,  а нам рассказывают про «цифру», я просто хочу понять:  куда они  планшет хотят воткнуть? Ну вот куда?!  Смысла от такой бумажной цифровизации ноль, так стоит ли тратиться? Это ведь достаточно дорогое удовольствие.

– Ну а на вашем предприятии…

– Извините, я закончу. В «Россети» ездил на совещание,  рассказывал нам там один «за цифровизацию». Так он вообще не энергетик!  Задачи должны быть четкими и понятными. Что мы должны сделать – это первое, второе – нужно ли это людям. Поставили мы интеллектуальные счетчики. И что это принципиально изменило?  В той же Германии я спросил коллегу: «У тебя какой счетчик?»  – «У меня, – говорит, – индукционный. А зачем его менять, если он нормально работает?»  Они деньги считают.

– То есть до цифровизации еще не доросли…

– Они доросли там,  где это действительно нужно, где помогает принять решение. А просто поменять оборудование на цифровое… Зачем?

– Чтобы сразу… взлететь.

– Куда?! Вот лежит труба. И компьютер вы к ней не приставите. А если вы заставите ресурсника вместо ремонта трубы четыре компа купить, то пользы от этого будет ноль.

– Вас послушать… Вы такой ретроград. Но мы знаем, что «Горсети» – одно из современных городских предприятий. И новые объекты вы вводите, и современные технологии внедряете…

– Конечно же,  мы постоянно вводим новые объекты с современным оборудованием, с перспективой на долгосрочное развитие, с возможностями цифровизации и телеметрии. Но мы работаем для города, для конечного потребителя. Если многоэтажное строительство просело, а для индивидуального жилищного строительства достаточно малогабаритных трансформаторных подстанций – мы их и устанавливаем.

– Но потребности застройщиков вы удовлетворяете?

– Мы их удовлетворяем в полной мере. Однако большой радости это не приносит. Пример. Есть абонентский центр подключения потребителей. Там раньше очереди были. А сейчас зайдешь – пустенько. Ну, поставили мы красивых девочек, одели их в платочки, как в Сбербанке… Аппарат квиточки выдает. Как я сказал одному крупному чиновнику: «Да если крупный потребитель придет,  я сам к нему готов с третьего этажа спуститься и квиток вручить!» Но нет их, крупных клиентов. И число заявок кратно уменьшилось. А если люди не подключаются, значит,  мы не развиваемся. Когда растет спрос на электроэнергию,  растет и экономика. Об этом в учебниках написано.

– Но все-таки у нас появляются новые микрорайоны, а значит, и новые подстанции.

– Да, конечно,  но гораздо меньше, чем хотелось бы, чем нужно нашему городу и что мы могли бы исходя из технического и кадрового потенциала предприятия.

– Тем не менее крупную подстанцию на Ивановского вы вводите…

– Почему вводите? Мы ее ввели. Это как раз пример цифровизации в хорошем смысле. Вот тебе новое оборудование, все цифровое. Прежнее, морально устаревшее,  убрали. Не подстанция, а конфетка. Но киловатт-то один и тот же как шел,  так и идет. Это как дома: холодильник старый на новый поменял, время пришло, но продуктов в  нем больше от этого не становится.

 

Мы не хуже Сингапура!

– Тогда так: охарактеризуйте, пожалуйста,  экономическое положение своего предприятия: процветающее, стагнирующее,  стабильно развивающееся…

– Уж точно не стагнирующее. Мы, безусловно, развиваемся. Однозначно. Прирастаем и оборудованием, и подстанциями, и современными технологиями. Но не стоит забывать, что «Горсети» – предприятие,  регулируемое государством.  И  порою наши прожекты и хотелки  достаточно сильно ограничиваются.

– То есть вы хотите вперед, а Большой Брат вас по ручкам, по ручкам?

– Да не по ручкам… Просто обидно. Мы, может, тоже хотели бы как в Сингапуре, тоже многое умеем и знаем. (Хотя они кое-что уже и забыли.)  И ребята у нас такие замечательные, молодежь… Просто кроме всего прочего мы должны исходить еще и из возможностей потребителей: а готовы ли люди такую нагрузку нести? Можно сделать тарифы в десять раз выше и закатать всё в золото, но социально-экономическую обстановку в городе нужно тоже оценивать. Насколько готово население? Опять вернемся к той же цифровизации: может,  сегодня нужнее где-то поменять трубу или построить подстанцию? Как дома: либо сейчас мультиварку последней модели купить, либо обойтись сковородкой.

– Вы сказали – молодежь хорошая. Обычно приходится слышать другое: специалист пошел не тот, учат плохо…

– Стабильно работающее предприятие имеет возможность выбирать из лучших.  Приходят ребята молодые,  грамотные.  Да,  конечно, глобальных строек нет, наработать опыт им сложнее – ну не строят у нас новых химкомбинатов!  Но я бы не сказал, что теоретическая подготовка у них слабее. Они просто другие, у них стиль мышления немножко иной.

– Иной в чем?

– С шашкой  на танки – это не про них. И рвать жилы они не будут. Зачем? «Я сейчас посижу, подумаю,  а завтра всё сделаю. Без надрыва». И это не потому, что он бездельник. Просто он по-другому мыслит. Не все представители старшего поколения это понимают.

– То есть к образованию в целом у вас претензий нет?

– Да в общем нет. Хотя болонская система (двухуровневая система обучения по европейским стандартам)… Зачем она нам нужна, я не знаю. Мы вообще любим копировать не то, что надо. Взять хотя бы пресловутую экономию ресурсов. Зачем нам экономить, как в Дании?! Экономия не должна отражаться на качестве жизни людей. Слава богу, ресурсы – это то, чего нам хватает. Так дайте нашим людям возможность пользоваться тем, что есть. А лучше переймем у Запада что-то другое, действительно полезное, медицинское страхование или пенсионную систему, например.

– Так вроде бы она у них тоже сбоит.

–  Где?

– Ну, в Европе.

– Да? В нашей прессе читал, там – не слышал.

 

«В таких частях города, как Черемошники, где ветхие дома и люди мечтают о расселении, перемены неизбежны. Надо застраивать этот куст. Это случится, когда застройщики будут готовы. Надо создавать условия для строителей. Мы понимаем: чтобы придать микрорайону современный облик, надо застраивать минимум кварталами.

 

Депутатская забота

– Как председатель  комитета городского хозяйства, что вы можете сказать о состоянии инженерных сооружений в Томске? Первое, что  приходит в голову, – ливневки. Рассказывали нам рассказывали, что их прочистили, а в первый же сильный ливень все поплыло…

– Сколько ни мой велосипед, он мерседесом не станет. Мы опять возвращаемся к тому же:  строим новые микрорайоны без ливневок. Хотя ливневая канализация – это уже вторично. Первично то, что мы строим эти микрорайоны без дорог.  И нам ведь понятно, что силами города с этим не справиться – у него нет такого бюджета.

– Но область скажет,  что у нее тоже нет такого бюджета и таких денег!

– Я не спорю. Если смотреть  бюджет сельских поселений, то  там  ситуация еще скучнее. Вопрос носит скорее управленческий, а не финансовый характер. Планируйте! Если мы знаем, что у нас будут строиться Южные Ворота,  большой микрорайон, сравнимый с Асино, а мы заведомо строим туда во-от такую дорожку, – это что? А теперь перестраивать очень дорого, и  все в шоке. Как  пустить общественный транспорт?! Господа, а мы это сделали сами. Сейчас новую школу открывать в Зеленых Горках, а там парковок нет, и подъезд недостаточной ширины, чтобы подвозить детей. Но  это же свежий микрорайон,  мы сами его сделали, он не достался от царя, как улица Розы Люксембург! Сами  натворили и  теперь спрашиваем, почему там ливневок нет? А на самом деле всё просто: надо соблюдать действующее законодательство и нормативы.

– И кто виноват? Город, ТДСК?

– Винить строителей – самое последнее дело. Дороги – это не сфера ответственности застройщика, и выдвигать обвинения нечестно по отношению  к нему. Максимум, за что можно спросить, это внутрикварталка. Чтобы туда хотя бы общественный  транспорт мог зай­ти.

– Ловим на слове: общественный  транспорт. Эксперименты с ним нас уже утомили. Вот эти три несчастных маршрута, от которых решили избавиться, создавали коллапс на улицах города?

– Затрудняюсь комментировать, все-таки я не транспортник. Вопрос в другом. Если мы себя позиционируем как крупный город,  а 600 тысяч – это уже крупный город, все равно какие-то хабы (пересадочные узлы транспортной системы) должны быть. И где-то чьи-то интересы пострадают. При наших улочках это неизбежно. Но главное –  нет общей идеологии. Это то, чего мы хотели от мэрии и чего в итоге так и не получили.

– Еще одна острая тема – мусорная реформа. У нас всё с ней в порядке?

 – Что вы подразумеваете под словом «всё»?

– Во-первых, раздельный сбор мусора. Во-вторых, мусоросжигательный завод…

– К раздельному сбору  мусора постепенно люди привыкнут – перестали же цветы тащить из городских клумб. В первую  очередь надежда на детей, меняется окружающий нас мир, меняется менталитет. И я вижу, что дети сейчас действительно другие.

С заводом… Последнее решение, которое мы принимали на  Думе, касалось его размещения на старом полигоне. Думаю, всё будет нормально и инвесторы найдутся.  Этот бизнес не  сверхвыгодный, но он вечный. И богоугодный.

 

«Чем больше сделаем в течение летнего сезона, тем меньше потрясений зимой. Это надо понимать. Случается,  даже в администрации этого понимания не хватает: «Не дам копать, я тут посадил газон!»  Ну ладно, не дашь, а кто ответит,  когда квартал без тепла  останется?

 

Теория малых степановских дел

– Ваш округ – это Степановка?

– Да, от детского сада № 35, школы № 42 на улице Елизаровых и вся Степановка. В основном частный сектор, но есть и многоэтажная застройка – микрорайон Прибрежный. Если спросите о проблемах, то они для любой территории с частной застройкой  одинаковы. Не буду  говорить, что  где-то нет газа и до кого-то не дошел водопровод, над этой проблемой мы постоянно работаем. Есть проблема пешеходной доступности или скорее недоступности – абсолютное отсутствие тротуара на перегруженных транспортных магистралях микрорайона. Весь транспорт: и большегрузный, и частный – идет в Южные Ворота именно через Степановку. По той же дороге по обочине идут пешеходы, дети… И даже если завтра будут выделены деньги – нет ресурса территории.  Еще одна острая проблема –  наш любимый  степановский переезд, на реконструкцию которого до сих пор нет  проекта .

– За что мэру досталось от губернатора. Справедливо?

– Я тут не арбитр, но очевидно, что надо организовывать процесс. Понятно, что мэр  – заложник ситуации, не всё в его силах, трудно предсказать,  кто выиграет конкурс. Значит,  надо готовить конкурсную документацию, ставить ограничения, чтобы зашел подрядчик, способный выполнить проект.

 – Неудобный вопрос. В Новосибирске тоже была своя Степановка, и очень большая – Заельцовский район. Не пора ли и нам кардинально разобраться с этой бывшей Нахаловкой?

– Не думаю. По большей части это хороший частный сектор, крепкие дома, и  люди не хотят оттуда уходить. Наоборот, появляются новые районы частной застройки, такие как улицы Травяная, Тенистая, Ветровая, Приветливая. Там живут молодые, инициативные семьи, с ними приятно работать.

Да, в таких частях города, как Черемошники, где ветхие дома и люди мечтают о расселении, перемены неизбежны. Надо застраивать этот куст.

– Когда это случится?

– Когда застройщики будут готовы. Надо создавать условия для строителей. Потихоньку они заходят, но когда один-два многоэтажных дома среди деревяшек – это не дело. Мы понимаем: чтобы придать микрорайону современный облик, надо застраивать минимум кварталами. 

– Вернемся на Степановку. Насколько ваш округ оказался охвачен проектами благоустройства городской среды?

– Вперед не вырываемся – частный сектор все-таки. Хотя ежегодно мы открываем несколько детских площадок, устанавливаем спортивные комплексы в рамках думского проекта «От школьного двора – до олимпийского пьедестала», обустраиваем общественные пространства. 

–  Вы сильно пострадали из-за решения Федерации больше не направлять средства на внутридворовые территории?

– Наш округ – не очень,  город – безусловно. Люди надеялись, собирали деньги, где-то даже изготовили проекты, и вдруг Федерация изменила правила игры.

– И что делать-то?

– Искать  средства из городского бюджета, что же еще. Нельзя желание населения жить красиво рубить на корню. Это, ко всему прочему, еще вопрос доверия к власти.

– Среди проблемных тем вашего округа есть вопрос с бородой – лестница на Пархоменко.

– Да там тот же вопрос пешеходной доступности. Построили детский сад, а добираться до него приходится окружной дорогой, через Южные Ворота. В рамках программы формирования комфортной городской среды при максимальном содействии жителей вопрос со строительством многомаршевой лестницы на ул. Пархоменко мы наконец-то пробили. Сейчас объект на торгах, в этом году лестница будет построена.

– Мраморная?

– Не мраморная, да нам и не надо. Мы на своем округе исповедуем тактику малых дел. Я сразу сказал: хотите бороться за мир во всем мире, тогда,  наверное,  выбирайте кого-то другого. А у нас –  проблемы местного масштаба.  Два моста через Ушайку никакие. Один вообще  нигде не числится. А ведь ими пользуются сотни людей. Ремонтируют, как могут,  сами колотят,  доски таскают… Обидно, конечно, XXI  век на дворе, а мы туалеты с сердечком строим. На нашем округе есть два барака, так у них канализационный слив… в канаву.

– Ой, давайте на чем-нибудь более оптимистичном закончим.

– Да, пожалуйста. На прощание расскажу про Ново-Карьерный, 3. Сейчас там ведутся работы по формированию нового общественного пространства. А был пустырь, проще сказать,  помойка, колодец заброшенный, опасный, развалившийся расселенный дом. Вышли на субботник, всё это убрали. Сейчас – прекрасное место, очень красивое,  на берегу Ушайки, люди там с удовольствием отдыхают. К концу лета рядом со спортивной площадкой будет построена детская, конкурсная процедура уже прошла. Но главное – всё это делается при поддержке местных жителей.

Вот еще мостик разрушенный сделать, один из двух уже упомянутых,  – и вообще прорыв в XXI век. В этом году над этим мостом мы освещение смонтировали… Жизнь-то из мелочей состоит. Жить надо сегодня и сейчас,  и будет нам счастье.

– Чего мы от всей души и вам желаем!

 

Фото: Евгений Тамбовцев

Один день на депутатском приеме

Очереди на депутатском приеме – хороший показатель: значит, жители округа неравнодушные, общественно активные. Это важно, ведь именно избиратели во многом определяют повестку депутатской работы. На приеме у депутата Думы Томска Максима Резникова всегда многолюдно. Возможно потому, что депутатом Максим Владимирович стал (вернее, вновь стал – он уже заседал в гордуме с 2005 по 2009 годы) совсем недавно – осенью прошлого года. И потому, что избиратели знают: Резников поработал практически во всех отраслях ЖКХ, был в том числе заместителем мэра и знает городское хозяйство как свои пять пальцев.

Проблематика мало меняется с годами: газификация, транспортная доступность… Но не проблемами едиными живет избиратель. Вот и этот депутатский прием показал, что вокруг нас много хорошего, надо только вовремя поддержать.

 

yanvar-2018-007__

 

…Первым к Максиму Резникову пришел тренер ДЮСШ зимних видов спорта Валерий Красноперов (на фото). Он рассказал об успехах команды томских школьников на рождественском турнире по прыжкам с трамплина в Пермском крае. Томичи опередили очень сильных соперников – команды из Москвы и Татарстана. Тренер достает фотографии – лица ребят на них светятся от счастья.

Комплект экипировки для прыгунов с трамплинов (большие лыжи, костюм, шлем) стоит около 100 тыс. рублей. Конечно, большинству родителей такие затраты не по карману. Как и расходы на поездки на турниры. Помогают депутаты, в том числе и Максим Резников. Так что Валерий Красноперов пришел на прием, с одной стороны, с благодарностью за помощь, с другой – с новыми просьбами… Ведь впереди у перспективных спортсменов соревнования в Санкт-Петербурге.

Прыжки с трамплина – знаковый вид спорта для Степановки. Местные школьники всегда добивались здесь высоких результатов и даже уходили в большой спорт. В частности, в музее степановской школы висят фотографии победителей всесоюзных соревнований прошлых лет.

– Пока есть такие тренеры, как Валерий Красноперов, пока есть талантливые мальчишки, история томских побед не закончена, – убежден Максим Резников. – Но их нужно поддерживать.

Михаил Ковалев возглавляет ассоциацию силовых видов спорта Томской области «Томская сила». Осенью он вместе с депутатом открывал спортивный комплекс во дворе домов по пер. Нахимова и ул. Елизаровых, а также спортивную площадку на ул. Степной. Представители силовых видов спорта своими победами подают хороший пример мальчишкам, поэтому спортплощадки не пустуют. Но ассоциация пошла еще дальше.

– Мы решили тренировать и пожилых мужчин, – рассказывает Михаил Ковалев. – И они записываются очень активно.

Дело за малым: увеличение посетителей требует развития материальной базы. Прямо здесь, на приеме, и обсудили возможные варианты.

Следующая посетительница принесла целую папку документов. Пояснила, что суд проиграла, но смириться с тем, что дом, в котором она прожила всю жизнь, является самостроем, не может.

Вопрос, конечно, трудный. Практически нерешаемый. В частном секторе Степановки таких домов немало. Тех, что построены в 60-е годы прошлого века и раньше, а сегодня находятся в охранных зонах предприятий или железной дороги. Из-за такого расположения жилищная амнистия, разработанная областными депутатами, на них не распространяется. Что делать? Отстаивать интересы избирателей.

Вопрос очередного посетителя связан с газификацией Степановки. Да, это перспективное направление, согласился Максим Резников, но в ближайшее время, исходя из возможностей бюджета текущего года, особых подвижек не ожидается, тут депутатам сложно что-либо сделать.

Но в некоторых случаях у народных избранников, наоборот, много рычагов влияния. Жители ул. Залесской рассказали своему депутату о разрушенной лестнице, которая делает короткую дорогу к автобусной остановке, к школе непроходимой. Разница в 1,5 км. Да и предназначен длинный путь в основном для автомобилистов. Максим Владимирович высказал уверенность, что техническое решение можно найти и проблему удастся решить. Конечно, у него в этом смысле преимущество, он не просто погружен в тематику, но и, возглавляя комитет городского хозяйства в Думе Томска, имеет возможность решать частные вопросы в общегородском контексте.

Однако самое большое преимущество депутата Максима Резникова – неравнодушные люди, которые живут на его округе.

 

Справка «ТН»

Максим Резников – депутат Думы города Томска от Кировского одномандатного избирательного округа № 6. Был избран на довыборах в городскую Думу в сентябре 2017 года. Округ № 6 – это активно развивающийся микрорайон Степановка, часть улицы Елизаровых, переулок Нахимова. На территории округа две школы – № 35 и 42.

Россияне больше не будут платить за установку и поверку приборов учета?

schetchik-dva

Плата за установку приборов учета воды и электроэнергии может стать обязанностью не потребителей, а ресурсоснабжающих организаций. Такой законопроект готовит первый зампред комитета Госдумы по экономической политике Николай Арефьев. Документ может быть внесен в Думу до конца июля.

– Сейчас за установку, контроль и поверку счетчиков ответственны граждане. Будет справедливо, если мы обяжем заниматься этим организации, предоставляющие коммунальные услуги, – полагает Арефьев.

Он готовит проект соответствующих поправок в Жилищный кодекс и Закон об электросбережении. Это долгий процесс: необходимо учесть множество правительственных постановлений.

Исполнительный директор Национального центра общественного контроля «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева считает, что такое решение не приведет к снижению расходов потребителей.

– Да, у них не будет болеть голова о приобретении и установке приборов учета, но коммунальщики просто перераспределят эти расходы, включив их в платежные документы, – считает эксперт.

Ранее члены Совета Федерации призывали поставщиков электроэнергии, газа и воды бороться за потребителей и либо полностью, либо частично взять на себя финансовую нагрузку по обслуживанию счетчиков.

В апреле по итогам «правчаса» с участием министра энергетики Александра Новака председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко указала на то, что нынешний порядок проверок «раздражающе» действует на россиян.

– Очень много жалоб поступает от губернаторов и граждан. Пусть занимаются этим энергопоставляющие компании, пусть они берут на себя эти расходы. Мы подрываем авторитет отечественных производителей, если вводим такие частые режимы проверок и вешаем эти проблемы на граждан, – заявила Матвиенко.

От редакции: от участия в обсуждении проблемы специалисты  ПАО «Томскэнергосбыт» и ООО «Томскводоканал» воздержались.

Чистой воды популизм

egorychev
Федор Егорычев, эксперт региональной рабочей группы ОНФ «Качество повседневной жизни» в Томской области

– Я не согласен, что от принятия этого закона что-то в жизни людей серьезно изменится. Среди расходов на ЖКУ статья «установка и поверка счетчиков» ничтожна. По крайней мере в Томске – за другие регионы я говорить не могу. Что такое 600–700 рублей за поверку или замену счетчика воды раз в 6 лет? Чепуха!

Это классический популизм. Призыв «бороться за потребителя» для монополистов звучит как-то смешно. У нас что, жители реально могут выбирать в Томске поставщика коммунальных услуг? У нас конкуренция на этом рынке?

Кроме мифической проблемы «раздражающих» поверок есть вполне реальные, которые не решаются годами. Например, практика застройщиков оставлять сети водоснабжения, электроснабжения, теплоснабжения на балансе дома. Не оформляют правильно и не передают РСО либо муниципалитету. А затем эти сети обязаны содержать собственники этих домов. Город не хочет их брать на свой баланс (оформлять в бесхоз) под всяким предлогом. Причина одна – нет денег. А у собственников они есть? А это не 500 рублей, а сотни тысяч.

Квартирные теплосчетчики в Сибири – это аморально!

vasintseva
Татьяна Васинцева, массажист

– Счетчики на воду – это изобретение дьявола. У нас люди едва-едва научились мыться чаще раза в неделю, как нате вам. Случайно обнаружила, что соседка, помывшись в субботу, оставляет воду в ванне и черпает ее оттуда чуть ли не всю неделю. Вот тебе и гигиена. Я не удивлюсь, если они вообще всей семьей в одной воде моются. Кажется, кое-где в Европе так и делают. Но у нас плотность населения несколько иная. И живем, слава богу, на краю самого большого в мире Васюганского болота. У меня под окнами вода сочится сама по себе – с весны по осень. А нас заставляют капли собирать.

Теплосчетчики в сибирских условиях вообще аморальны. Тепло должно быть доступно всем, и если уж не совсем бесплатно, то дешево. Тем более что практического смысла в его экономии нет: все равно в большинстве домов единственным способом терморегуляции остается форточка, а то и балконная дверь. Батареи-то не отключаются! Как говорила моя бабушка, куда христьяне, туда и обезьяне. Гонимся за Европой, где не надо. А где надо бы пример взять – хотя бы в плане общественных туалетов – стыд и позор.

На рынок со своими весами не ходят

avtomonov
Сергей Автомонов, депутат Законодательной Думы ТО, председатель комитета по строительству, инфраструктуре и природопользованию

– Отправляясь на рынок, вы берете с собой весы? Или измерительный прибор все же находится у продавца? Ситуация аналогичная. Измерительными приборами должны ведать ресурсники, это моя твердая позиция. Только вменив ресурсным организациям обязанности по установке и поверке счетчиков, мы защитим от недобросовестных потребителей коммунальных ресурсов всех остальных наших граждан. С чем мы сталкиваемся сплошь и рядом? Приходит инспектор-обходчик снимать показания прибора учета. Смотрит – а на приборе пять магнитов висит! Забор воды очевиден, а счетчик не работает. Что это значит? Расход воды ложится на всех, и с 1 сентября это отразится на плате за ОДН. Но бороться с «замагниченным» соседом добросовестный плательщик не может.

Только продавец в состоянии оснастить приборы учета импульсным входом, что позволит отражать фактический объем потребления в режиме онлайн.

Внедрение современных технологий позволит раз и навсегда исключить несанкционированный отбор с применением технологических приборов, искажающих фактические данные.

Собственник, несущий сегодня ответственность за установку приборов учета, не заинтересован в том, чтобы с него взяли плату как можно точнее. Все мы сталкивались с тем, что после установки нового электросчетчика плата вдруг вырастала. И это никого не радовало, правда? Это первое. И второе. Должна быть система, гарантирующая одномоментность учета. Что опять же не может обеспечить собственник. Все эти призывы звонить в один и тот же день и передавать показания – это разговоры в пользу бедных. Никогда мы такого не добьемся. И сколько бы контролеров-обходчиков ни запускали, все равно кого-то не будет дома, кто-то не откроет дверь. Снять точные показания в ручном режиме в наших условиях невозможно в принципе. А если бы были онлайн-счетчики? Сейчас их ставят только на дома, а в перспективе такая же система должна работать по каждой квартире. Тогда на дисбаланс можно оперативно реагировать и его регулировать. Во всем мире это делают ресурсники. В конечном итоге им это выгодно.

Художник не обязан быть немного электриком

reznikov
Максим Резников, исполнительный директор ООО «Горсети»

Да, мы всю жизнь занимались установкой счетчиков и по определению не можем быть против этого предложения. Но не все так однозначно. То, что электросетевые компании должны обслуживать приборы учета, это правильно. Из нас ведь кто-то биолог, кто-то химик, кто-то художник. Но в последнее время каждый должен разбираться в жилищном законодательстве, понимать, какие стропила сменить в доме, быть немного электриком и сантехником. Это нерационально и даже опасно. Есть специально обученные люди, которые занимаются своей работой. Поэтому право устанавливать и обслуживать электроприборы всегда было у энергоснабжающих, энергосетевых компаний, так и должно быть.

Другое дело – чего понастроили за последние 10 лет. В новых домах и приборы учета, и вся автоматика внутри квартир. Ну отдали их энергетикам… Туки-туки, чужая собственность! Поэтому, прежде чем принимать такие решения, нужно продумать, как вернуться к старой практике, когда возможность доступа к счетчику была и у потребителя, и у поставщика. Как на рынке: ты посмотрел и я посмотрел. Все честно.

Кто возьмет на себя затраты по приборам? Не будем лукавить: в конечном итоге это войдет в себестоимость электроэнергии и за все заплатит потребитель. По-другому не бывает. Единственное – конкретный человек платит 0,0000… копеечки, а не выкладывает сразу круглую сумму. Это плюс.

Основной вопрос в другом. И в той же Госдуме он будет стоять иначе. А именно: как разделится зона ответственности между сетевыми предприятиями и «Энергосбытом»? У кого из энергетиков должен быть на балансе прибор учета? Энергосетевые компании отвечают рублем: отсюда взял – досюда довел. А «Энергосбыт» отвечает за квитанцию: сколько выставил и сколько собрал. А что где пропало – не его забота. И это уже спор внутри отрасли, который вроде бы не касается потребителей. Хотя как сказать…

М. Резников решил покинуть свой пост по собственному желанию

М. Резников: «Это плановое и осознанное желание. Я честно дослужил контракт. Все, как положено. Никого не бросил, все должное отдал».

Новый мэр Томска И. Кляйн продлил контракт с главами районов и с А. Цымбалюком на 5 лет без испытательного срока. Решение по первому заместителю мэра Е. Паршуто согласуется с Думой города в начале ноября. Сейчас он работает с приставкой «и. о.» первого заместителя мэра. Окончательно сформировать свою команду И. Кляйн планирует в течение полугода.

«Час Пик», ТВ-2

Прокуратура урезала обязанности заместителю мэра М. Резникову

Завершена проверка соблюдения антикоррупционного законодательства в администрации Томска.

В июле прокуратура установила, что заместитель мэра по городскому хозяйству М. Резников обладает полномочиями по контролю за деятельностью департамента городского хозяйства и, в частности, по организации освещения улиц. Департамент заключил с «Горсетями» контракт на установку фонарей. Гендиректором этой компании является отец заместителя мэра — В. Резников. В результате сложившихся правоотношений Резников-младший должен осуществлять административно-властные функции по отношению к своему отцу, полагают в прокуратуре.

В соответствии с требованиями закона «О противодействии коррупции» Резников-младший был обязан уведомить об этой ситуации мэра, однако не сделал этого. За нарушение антикоррупционного законодательства М. Резников привлечен к дисциплинарной ответственности. Из его должностных инструкций изъяты полномочия по организации освещения городских улиц и осуществлению контроля за работой департамента городского хозяйства.

«Эхо Москвы в Томске»

Прокуратура усмотрела конфликт интересов в деятельности зам. мэра М.Резникова

В феврале этого года департамент городского хозяйства, подконтрольный М.Резникову, заключил контракт на освещение городских улиц сроком до конца 2015 года. При этом гендиректором и одним из учредителей «Горсетей» является отец зам. мэра М.Резникова. В силу своих должностных полномочий он должен осуществлять по отношению к отцу административно-властные функции. При этих обстоятельствах прокуратура усмотрела конфликт интересов в деятельности М.Резникова. В соответствии с законодательством, зам. мэра должен был доложить о сложившемся конфликте, чего не сделал. Мэру вынесено представление об устранении нарушений закона и привлечении к ответственности виновного должностного лица.

«Русское радио Томск»

Мокрая пятница томских автомобилистов

В глубокой луже на пер.Базарном в пятницу утонул не один автомобильный номер. Водитель Артем Коновалов, пытаясь вызволить свое имущество, «тралил» лужу граблями. Выловил с десяток чужих номеров, а свой так и не нашел.

Утро пятницы в Томске началось с дорожного коллапса — ночное потепление до плюсовых температур привело к резкому таянию сугробов на обочинах. Те машины, что смогли выехать из снежной каши парковок, поплыли по улицам.

К обеду на Комсомольском воду уже разогнали. Но утренние лужи полуметровой глубины, автомобили, плывущие по дверцы в воде и стоящие посреди проспекта с включенными аварийками, надолго останутся в памяти у водителей.

 

Затруднено движение транспорта на многих городских улицах. «На ул. Сибирской, участках ул. Клюева, пр. Ленина, ул.Розы Люксембург и других улицах, которые находятся в низинах, скопилось много талой воды», — передает ГИБДД.
В связи с резким потеплением на улицах Томска образовались водные заторы. В воде оказалась проезжая часть ул. Сибирской, Балтийской, пер. Базарного, ул. Пушкина, ул. Дальне- Ключевской, ул. Рабочей, ул. Мичурина, ул. Залоговой, ул. Московский тракт.
Время к обеду. Водный слалом на улицах города набирает обороты.
Машины пытаются с разгона преодолеть водные препятствия.
« Особенно внимательно сегодня нужно относиться к пешеходам, чтобы, проезжая мимо, не обрызгать людей», — обратились к томичам сотрудники ГИБДД.
С утра томичей призвали оставить машины дома и передвигаться на общественном транспорте. Кто так и поступил — не пожалели.
«В городе можно выделить 11 проблемных участков. Проблемы везде разные, и первая — это деятельность организаций, которые при строительстве объектов нарушают систему ливневой канализации и не проводят мероприятия по удалению воды с территорий. В итоге в низинах собираются лужи, как, например, произошло на переулке Базарном», — сказал заммэра по городскому хозяйству Максим Резников.
На отвод воды с улиц брошена техника департамента городского хозяйства, «Спецавтохозяйства», «Томскводоканала» и других организаций.
В борьбе со стихией все средства хороши.
Эту пятницу, 15 марта, томичи долго еще будут вспоминать словами: ни в сказке сказать, ни пером описать.

Фото: Максим Кузьмин

 

Максим Резников провел совещание по содержанию улично-дорожной сети

Его участниками стали руководители департамента городского хозяйства,  муниципального «Центра технического надзора», «Спецавтохозяйства» и других подрядчиков, задействованных на уборке города.

По данным «Центра технического надзора», за последние две недели подрядчики, чистящие городские магистрали от снега,  получили  ряд замечаний по несоблюдению технологии и кратности проведения операций, предусмотренных муниципальным контрактом. В частности по 35 улицам в этот период в полном объеме не производилось грейдирование. В связи с этим штрафы по запланированным в рамках контракта, но не выполненным объемам работ, составили порядка 1,5 млн. руб.

Экономия средств, заложенных на содержание улично-дорожной сети, таким образом, с начала года составила уже 7,4 млн. руб. По решению  администрации эти деньги будут направляться на финансирование вывозки снега с улиц 3 категории, которая не была предусмотрена контрактом, но необходима для предотвращения подтопления районов Томска в период весеннего половодья.

Подрядчики также высказали ряд замечаний, касающихся действующей системы категорийности дорог и возможности применения тех или иных видов работ на дорогах разных категорий. На следующей неделе в департаменте городского хозяйства пройдет совещание, где эти предложения будут обобщены. Это даст возможность скорректировать технологию уборки города на следующий финансовый год.

Пресс-служба администрации г.Томск

Горячая тема: Ситуацию с отоплением жилья осложняют «варяги» и «дезертиры»

На улице похолодало, и в квартирах сразу стало зябко. По прогнозам, отопительный сезон в Томске начнется после 20 сентября. В целом, по заверению чиновников, город к зиме готов, и все же две тенденции тревожны.

Тенденция № 1: активное участие иногородних подрядных организаций, которые в рамках ФЗ-94 выиграли конкурс на ремонт томских сетей и впервые в массовом порядке принимают участие в текущей ремонтной кампании. Муниципалитет признает: контролировать «чужих» сложнее, чем своих, отсюда и срывы по графику ремонта и, как следствие, подачи горячей воды.

Тенденция № 2: местные компании избавляются от непрофильных активов – частники отказываются заниматься теплоснабжением жилого фонда, об этом городскую администрацию в 2012 году уведомили уже 12 предприятий, еще несколько готовятся. Городу предстоит определиться, кто и за какие деньги подхватит отказной фонд.

На фиг такой график…

Плановый ремонт сетей в Томске закончен 1 сентября, еще 10 дней отведено на устранение недочетов, хотя жильцы ряда домов знают наверняка: в их квартирах в установленные сроки горячая вода не появится. Такая картина наблюдается в районе пл. Транспортной, на ул. Алтайской, Л. Толстого.

Хуже всего нынче приходится томичам, проживающим в районе улиц Сибирской – Л. Толстого – Алтайской, где горячая вода (по причине планового ремонта магистрали, плавно перетекшего в капитальный) исчезла в середине июня. 6 июля воду обещали вернуть, но на исходе третий месяц, а в кране сухо.

Как пояснили в ТГК-11, на данном участке проводится реконструкция тепловой магистрали длиной около400 метров. Ее пропускную способность увеличивают, чтобы обеспечить теплоснабжением новостройки Томска, а также гарантировать нужные давление и температуру теплоносителя в микрорайонах, где подключаются новые жилые объекты, в частности в Зеленых Горках и Заречном. Сложность и особенность работ связана с затоплением теплотрассы сторонними водами, а также с тем, что они проходят в охранной зоне линии электропередачи. Работа предполагает демонтаж старого оборудования с заменой на новое, что требует времени. По этим причинам сроки проведения работ пришлось про-длить. Подрядная организация «Иском» (Омск) планирует закончить ремонт в третьей декаде сентября.

Кстати, в этом году активное участие в текущей ремонтной кампании принимают иногородние подрядные организации. И это создает проблемы.

– Это сказывается на графике ремонтных работ, – признает заместитель мэра Максим Резников. – Случаются срывы, но если на местных подрядчиков мы можем как-то повлиять, то с иногородними это практически невозможно.

Максим Резников: «Операторы собирают меньше, чем им нужно отдать, и я согласен, что тариф формируется не экономически, а социально – с прицелом найти баланс интересов: возможности населения и реальная стоимость товара.

Топите сами

Но если подача горячей воды, с точки зрения власти, – это дело времени, то другая проблема выглядит более масштабной: по информации Максима Резникова, в 2012 году в муниципалитет уже обратились 12 компаний, которые уведомили город о прекращении бизнеса в теплоснабжении (всего в Томске 34 оператора, работающих на локальных источниках теплоснабжения). Массовый отказ (зафиксирован в Томске впервые) ведет город к неизбежным затратам: речь идет о сотнях миллионов рублей, которые предстоит заложить в бюджет следующего года.

– Согласно закону власть обязана в течение двух лет после получения такого уведомления организовать замену источников теплоснабжения компаний-отказников на другие, – сказал Резников. – Где-то будем решать вопрос переподключением к централизованным сетям, но в ряде территорий это просто невозможно – придется строить локальные котельные. Региональные власти еще не просчитали, какие потери понесет бюджет из-за такого решения компаний. Первыми из игры выходят «Сибкабель», НПП «Томская электронная компания», филиал ОАО «ТрансВудСервис», «Сибтерм-эксплуатация». Но во время проведения процедур по замене источника теплоснабжения население будет бесперебойно получать тепло, – заверил Резников.

Почему бизнес делает ноги

Георгий Мельниченко, замдиректора «Сибтерм-эксплуатации», не сомневается – отказников, учитывая реалии, будет больше:

– Начнем с тарифа, все-таки он экономически не обоснован, ведь в него заложены прежде всего энергоносители (электро-энергия и газ, а это 70% тарифа), хотя эксплуатирующая организация несет и другие затраты. Понимаю, что население больше не потянет, но и у операторов есть своя правда.

Георгий Мельниченко: «Малых операторов с рынка теплоснабжения буквально выжимают, делая это в угоду монополистам».

Недавно «привет» частникам послала и федеральная власть, порадовав нововведением: электроэнергия отпускается по предоплате. Но откуда взять свободные деньги? Есть долги населения, их нужно высуживать, а юрист в тариф не заложен. И все же судимся, подано 300 исков, но только деньги нужны вчера. В итоге по той же котельной в районе психбольницы, которую сами проектировали, строили (она принадлежит городу, а мы ее эксплуатируем), нынче просели на 4 млн рублей.

И напоследок, по программе энергосбережения население поставило счетчики (граждане экономят и правильно делают), а оператор опять попал на деньги, ведь собственники сетей (муниципалитеты) не выполняют ранее взятые на себя обязательства – не заменяют сети, а 30% потерь именно на изношенных магистралях. И программа есть, и деньги вроде выделяются, но власть нерасторопна, причем настолько, что в области есть сети, которые реально лежат на голой земле, а это сразу 50% потерь.

А сейчас в Госдуме РФ рассматривается закон о резервном топливном хозяйстве. Из участников рынка никто не сомневается, что он будет принят и начнет действовать в 2013 году. Эти нововведения обернутся для частников огромными затратами, а затем и убытками. Согласно закону у эксплуатирующей организации (не собственника) должна быть резервная емкость, а в ней топливо – на всякий случай (100 тонн мазута – это 2,5 млн рублей). За отсутствие емкости предусматривается штраф – от 500 тыс. руб-

лей. Аналогичные санкции – за отсутствие в баке топлива. В общем, попадешься один раз, и нет компании. Прогноз для частника пессимистичен. Если позвоните через год, знаю, что я вам отвечу: все обанкротились.

Этот комплекс причин и заставляют бизнес уходить из сферы теплоснабжения. Кто смотрит на перспективу, пытается спрогнозировать ситуацию, уже сейчас делает ноги, что, увы, ведет к монополизации в масштабах страны, ведь тенденция наблюдается не только в Томске.

«Вы когда нам воду горячую вернете?» – спрашивают местные жители у рабочих, занимающихся ремонтом магистрали на ул. Л. Толстого – Алтайской. «Не знаем, у нас в Омске вода есть, приезжайте», – отшучиваются работяги…

В Советском районе сейчас пять домов, которые остаются без горячего водоснабжения именно по причине срыва графика. Сколько их в Томске в целом, в ТГК-11 оперативно предоставить информацию отказались, пояснив, что это вопрос политический, требующий дополнительных согласований.

 «Мы будем ситуацию жестко контролировать. Людей в заложники никому не отдадим», – сказал на городском штабе по подготовке к зиме мэр Николай Николайчук.

Горячая десятка отказников

Котельная на ул. Водяной. Принадлежит ООО «Флора» (депутат Кравченко), эксплуатирует «ТомскТеплоэнерго». Обеспечивает теплом и горячей водой часть Ленинского района. Котельная в залоге у банка ВТБ24. Ее уже выставляли на торги, но купить объект за

30 млн рублей никто не пожелал. Это, со слов заммэра Максима Резникова, неудивительно: котельная технически давно устарела, а на землю (она муниципальная) даже претендовать нельзя: участок зарезервирован для развития города (под строительство нового коммунального моста). Уже нынешней осенью вместо «ТомскТеплоэнерго» жилой фонд будет отапливать ТГК-11 (дома собираются подключить к централизованной системе теплоснабжения).

Томский ШПЗ. Собственник котельной «ТрансВудСервис» с 2013 года отказался обеспечивать теплом жилой фонд и соцсферу в Ленинском районе (24 дома, детский сад и филиал поликлиники). Мощности предприятие аккумулирует для собственных нужд. Есть два варианта решения проблемы: ставить локальный источник или запитываться от сетей котельной на ул. Водяной. Скорее всего, эту ношу подхватит ТГК-11.

УФСИН. С 2012 года отказалось отапливать жилой фонд в с. Дзержинском, а это 12 двухэтажных домов. Инвестор уже построил три локальные котельные, город их выкупает (цена вопроса почти 40 млн рублей).

ОАО «Томскснаб». Пос. Предтеченск (четыре жилых дома). Идет строительство локальной газовой котельной, функционировать начнет с 2013 года.

ООО «НПО «Томская электронная компания». Отапливает одну много-этажку на ул. Высоцкого. Отказывалось от «миссии» с лета 2012 года, но город оказался не готов, с предприятием подписано соглашение, что на этот отопительный сезон ООО еще подставит плечо муниципалитету. Мощности Томской электронной компании нужны для собственных нужд: на ул. Высоцкого предприятие строит новые корпуса.

ОАО «Сибкабель». Отказывается от социальной нагрузки с сентября 2012 года. Предприятие развивает свою базу, нужны мощности. Театр «Скоморох», один жилой дом и другие объекты экономики подхватывает ТГК-11.

Областное ДРСУ. Котельная в

с. Лоскутово. Обслуживала частные дома, но с осени 2012 года снимает с себя эту ответственность. Уже протянут газопровод, граждане будут отапливать дома самостоятельно.

ООО «ТЭП Лоскутовское» (котельная и сети принадлежат частному лицу). Строились для предприятия «Сельхозхимия», которого больше нет. Технология такова, что отапливать только жилой сектор, содержать сети и котельную невыгодно. Вариант один – для жилья строить новую котельную. Примерная цена вопроса 50 млн рублей. Частник участвует в последнем отопительном сезоне – 2012/13.

«Томсклесдрев». Отапливает 5-этажку, но у этой территории есть развитие (будет застраиваться), ТГК-11 готово участвовать в строительстве системы теплоснабжения.

«Сибтерм-эксплуатация». Микрорайон психбольницы, в сезон-2012/13 к работе приступит ТГК-11.

«Чистый Двор» упрекает мэрию в создании нечестной конкурентной среды, чиновники отвергают это обвинение

Приход в сферу жизнеобеспечения Томска столичных и иностранных компаний становится все более напряженной темой. Так, к экспертам, критикующим передачу «Водоканала» в аренду французской «Веолии», добавляются критики, не одобряющие эксперимент с передачей в управление Томской распределительной компании французской же фирме ERDF. Директор «Чистого Двора» (томский оператор на рынке твердых бытовых отходов) Михаил Сердюк говорит о неверной и вредной позиции мэрии в «мусорной» сфере. Максим Резников, заместитель мэра по городскому хозяйству, со своей стороны, призывает бизнес «не разбрасываться словами».

Максим Резников:

– Иностранные компании пока не могут себе позволить серьезно работать на нашем коммунальном рынке, ведь Россия не способна предложить долгосрочные тарифы на 10–15 лет. Инвесторы не понимают, как можно планировать бизнес (возврат инвестиций), если тарифы пересматриваются ежегодно.

 

«Возражения не услышаны»

Михаил Сердюк:

– Не так давно резануло слух телеинтервью главы департамента городского хозяйства Вячеслава Черноуса. Цитирую: «Чистый Двор» – я не буду говорить, что это мошенничество, но это так и есть». Дальше последовали невнятные обвинения в нечестной игре, обмане города, а затем и откровенная клевета о подбрасывании мусора в контейнеры «Спецавтохозяйства». Хотелось публично ответить, но мы поступим иначе: готовим иск в суд.

Вообще, в последние месяцы постоянно приходится сталкиваться с тем, что представители городской власти и САХ распространяют массу негативной информации о «Чистом Дворе». А недавно и мэр во время встречи с жителями микрорайона Солнечный в ответ на вопрос о наших заглубленных контейнерах у магазина «Герцог» в выражениях не стеснялся… Я подошел к Николаю Алексеевичу после собрания, представился, но мэр мои возражения выслушать отказался.

В интересах муниципала

– У меня нет претензий к администрациям Ленинского и Октябрьского районов – если потребители делают выбор в пользу «Чистого Двора», то к их решению в этих администрациях отнесутся, может, и без одобрения, но с уважением, – продолжает Сердюк. – Например, только в ноябре Ленинская районная администрация согласовала заявителям (ТСЖ и УК) места под установку 10 контейнеров «Чистого Двора». А в Советском и Кировском районах, едва УК и ТСЖ посмотрят в нашу сторону, как к ним уже мчатся делегаты – от районного чиновника до помощника депутата. Цель – убедить работать с САХ либо найти основания и не согласовать площадку для контейнеров заглубленного типа. Хорошо, что в отношении нашей компании административный ресурс срабатывает не всегда: у нас с САХ разные технологии, и если граждане однозначно решили уйти от баков и бункеров, нашли на придомовой территории место для «заглубленки», то чиновники им не помеха.

Кстати, бывает, что на «спорных» площадках САХ устанавливает свои заглубленные контейнеры – с июля САХ идет по нашим стопам. Принцип действия наших 130 и их уже 18 контейнеров абсолютно одинаков, разница только в модификации. При этом на повторение нашей технологии САХ уже потратил не меньше 10 млн рублей. Зачем мэрия тратит бюджетные деньги на то, что частная компания предлагает городу за свои средства?

Подыграть новому игроку

По мнению частных операторов, идет зачистка территории в интересах нового игрока – иностранной компании. Водоканал французам уже отдали, энергетику – тоже. И мусор интересен иностранцам, и давно уже. Но иностранные компании, обещая огромные инвестиции, ставят непременное условие – обеспечить им монопольное положение.

– Когда немецкая «Ремондис», которая сейчас проявляет интерес к Томску и с которой мэрия заключила меморандум о намерениях, в 2009 году заходила в Дзержинск, компания заявила о полном цикле – от раздельного сбора ТБО до переработки и сдачи вторсырья, – утверждает Михаил Сердюк. – Жители сначала сортировали мусор, а потом поняли: из разномастных контейнеров мусор собирают в один мусоровоз и везут на полигон, ради закрытия которого проект, собственно, и начинался. Уже почти 2012 год: в Дзержинске – ни завода по переработке, ни линии сортировки.

В случае прихода немцев Томск ждет та же судьба: псевдоинвесторам интересна самая рентабельная составляющая – сбор и вывоз ТБО. Учредители «Чистого Двора» изначально планировали строить линию сортировки, и от своих планов мы не отказываемся. Мы просчитывали полный цикл, поэтому порядок цифр и подводные камни нам известны. Так вот, сортировка и переработка менее рентабельны, чем сбор и вывоз мусора: инвестиционные затраты существенны, а срок окупаемости очень большой.

«Можешь? Заходи»

Максим Резников, заместитель мэра по городскому хозяйству:

– О каких иностранных компаниях речь? Зашла лишь «Веолия». Французский холдинг ERDF только знакомится с регионом, сети Томской распределительной компании он взял в управление на 8 месяцев, и это честный подход: необходимо время, чтобы понять, нужны ли мы друг другу. Рано говорить и о том, успешно ли водоканалом управляют иностранцы. Первые итоги будем подводить через 8–12 месяцев.

Да, интерес к коммунальному сектору проявляют французы, итальянцы, испанцы, немцы. Они изучают ситуацию, наблюдают за опытом «Веолии». Но разговоры, что дело закончится приватизацией водоканала, энергетики, – пустые. Мы страхуемся: «Ремондис», планируя зайти в Томск, хотел бы выкупить полигон – мэрия не согласилась. Наша цель иная: инвестиции, которые позволят сделать лучше и больше, чем можем сами, – усовершенствовать процесс, получить действующий бизнес. Но пока, увы, поступают предложения строить за бюджетные деньги.

О рынке ТБО. Идет конкурентная борьба. «ТомскЭкоСервис» сам теряет рынок: САХ работает лучше, поэтому потребители меняют оператора. Предприятие страдает от неправильной организации бизнеса: мусор вывозят несвоевременно, а для оплаты услуги гражданам нужно ехать в офис. Появление на рынке «Чистого Двора» (новая востребованная технология) усилило конкуренцию. Поэтому САХ тоже стал предлагать аналогичный сбор и вывоз ТБО.

«Ремондис» не заходит в Томск: не смогли убедить, что могут работать лучше наших, и действительно тяготели к монополизации рынка, в основном их интересовал сбор и вывоз ТБО. Мы предлагали вариант: по реальной рыночной стоимости (сумму называть заммэра отказался. – Прим. авт.) выкупить САХ. Зачем муниципалитету предприятие, которое стало бы финансово оголено? «Ремондис» рисковать не стал.

В ближайшее время не ожидается захода на томский рынок компаний с иностранным капиталом. Последние, кто осваивается, – «Н.Т. Энерго-Томск», филиал немецкой компании «Гетц». Компания занимается малой энергетикой: построила три газовые котельные (Дзержинское, Аникино, Тимирязевское), еще пять будет ставить. Сначала оборудование привозили из Германии. Сейчас запускают производство на судостроительном заводе в п. Самусь. Получили полный цикл: производят, строят, эксплуатируют – зарабатывают с тарифа за поставляемое тепло.

Думаю, следующая ниша, где будут осваиваться иностранцы – водоочистка, в которой нуждаются динамично появляющиеся коттеджные поселки.

В целом России вообще и Томску в частности только предстоит знакомство с зарубежным менеджментом: рынок в коммуналке на затяжном старте. Освоение не начинается потому, что для них это сплошная экономика, для нас пока социалка.

Так что томским бизнесменам не надо понапрасну разбрасываться словами: политика мэрии в отношении всех одна – «Можешь? Заходи».