Архив метки: ОНФ

Сможет ли Томская область стать регионом высоких технологий?

img_2690

К 2020 году в России должно быть создано 25 млн высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ). Это будет означать, что наша страна вошла в клуб промышленно развитых государств. Времени осталось немного, однако признаков бурного прироста прорывных технологий и резкого увеличения производительности труда не наблюдается. Чтобы выявить и проанализировать причины, сдерживающие рост производительности труда, в стране началась масштабная дискуссия. В ее рамках в Томске состоялась конференция с участием представителей органов власти, ОНФ, бизнесменов, ученых и общественников. Специалисты обсудили потенциал Томской области по созданию ВПРМ, перспективные проекты и точки роста.

С дальним прицелом

Создание новых рабочих мест – приоритетная задача для властей и бизнеса в городах и весях. Проблема из разряда вечных, решается она везде по-разному. Чаще всего регионы пытаются по максимуму использовать свои преимущества: географическое положение, туристические объекты, народные промыслы, природные ресурсы… Есть и те, кто уже штурмует высоты цифровой экономики. Велосипед изобретать не надо, достаточно найти мощные локомотивы, которые могут потянуть экономику региона в светлое будущее.

В США на 10 тыс. производственных мест приходится более тысячи комплексно автоматизированных, в Японии – 500, в Корее – 400, Китае –150.

В Томской области определены стратегические направления развития, привлекательные для инвесторов: высокотехнологичная добыча углеводородов (в том числе трудноизвлекаемых запасов), лесной кластер и обрабатывающая промышленность. Их развитие все больше связано с актуальными достижениями – робототехникой, 3D-печатью, новыми материалами с заданными свойствами, биотехнологиями, новыми информационными технологиями и, конечно, системными усилиями по занятости населения.

Почему увеличению числа ВПРМ и повышению производительности труда придается ключевое значение? Потому что в них заключается основной смысл социально ориентированной и процветающей «экономики действия» – чем производительнее предприятие, тем выше добавленная стоимость продукта. Государству – стабильные налоги, предприятию – необходимую для расширенного воспроизводства прибыль, работнику – достойный уровень оплаты труда. В итоге – возрастающий уровень качества жизни и гордость за страну.

Каким должно быть высокопроизводительное рабочее место, если структура занятости населения еще не сильно отличается от тех времен, когда от работника требовался низкоквалифицированный труд? В России до сих пор самыми популярными профессиями остаются водитель, продавец и охранник. Людей, работающих в высокотехнологичных сферах, пока только 17–18%. Что, впрочем, уже немало. Чтобы достичь уровня экономики передовых стран, перешедших к новому технологическому укладу (автоматизация и роботизация массового производства), нужно создать еще примерно 10 млн ВПРМ.

По прогнозам экономистов, к 2030 году исчезнут 57 профессий, зато появятся более 180 новых. Работники ряда массовых профессий должны будут уступить место не коллеге с кувалдой в промасленной спецовке, а штучному специалисту с высоким уровнем образования. Тому, кто может программировать сложные системы, владеет несколькими иностранными языками. Как изменения в производстве скажутся на рынке труда? Что делать с высвобожденными рабочими руками? Какие кадры должны готовить вузы, если уровень компетенций выпускников вузов, по мнению работодателей, оставляет желать лучшего?

Сокращение с плюсом

– За последние пять лет в России стало на 5 млн рабочих мест меньше – снижение на 10% – сказал уполномоченный по правам предпринимателей в Томской области Валерий Падерин. – Зато растет количество ВПРМ: плюс 30% за шесть лет. В Томской области с общим уменьшением рабочих мест на 20% сократилось и число высокопроизводительных.

16,6 млн

высокопроизводительных рабочих мест было в России в 2016 году.

В данном случае статистика немного лукавит. До сих пор не выработана единая методология, как считать ВПРМ. Росстат полагает, что высокопроизводительными местами являются те, на которых люди получают большую, чем в среднем по региону, заработную плату. «Деловая Россия» применяет другую схему: в основании целевые показатели 36 передовых отраслей. Базовая цифра – производительность труда предприятий-лидеров в 2011 году, умноженная на 1,5. Тех, у кого этот показатель выше, можно назвать высокопроизводительными. Вот как раз по этой методике подсчета число ВПРМ в Томске снизилось на 20%.

– Эти показатели нельзя считать корректными, – уверен заместитель губернатора Томской области по экономике Андрей Антонов. – Такая методика не учитывает многие высокопроизводительные рабочие места. Это подтверждается данными сплошного мониторинга малого и среднего бизнеса, проходящего раз в пять лет: показатели растут. Причина расхождений в том, что доля неохваченного статистикой бизнеса в Томской области достаточно велика. У нас многие компании, в том числе из IT-сферы, не всегда показывают полную заработную плату, не всегда фиксируют реальные объемы производства. Но все-таки некоторое сокращение есть, и это беспокоит. Наша задача – предложить условия выхода из тени, чтобы эти компании начали работать честно и в рамках закона.

В Томской области в лидерах по созданию ВПРМ вовсе даже не IT и не высокопроизводительная медицина, а производство и распределение энергии, добыча полезных ископаемых, оптовая и розничная торговля, сельское хозяйство… Но это пока. Некоторые томские предприятия сделали ставку на развитие высокомаржинальных малотоннажных производств. Они собираются работать на экспорт и активно прогрессируют. По сути, это высокотехнологичные заводы в одном помещении. По мнению Андрея Антонова, модель заработает эффективно, если в вузах студенты будут создавать малые и средние предприятия, которые затем будут вступать в кооперацию с крупными компаниями.

Среда партнерства

Кому важнее развивать высокотехнологичное производство – бизнесу или государству? И тем и другим выгодно повышение производительности труда. Как этого добиться? По мнению Андрея Антонова, бизнесу нужно модернизировать производство, государству – оказывать предпринимателям системную многостороннюю поддержку, а вузам – обучать и переподготавливать кадры с востребованной, а не «дип­ломной» квалификацией. Чтобы к 2020 году увеличить количество ВПРМ на 160 тыс. (план для Томской области), а производительность труда – в полтора раза, нужна консолидация усилий всех субъектов экономики. Нельзя забывать и о социальной составляющей.

– Чтобы вовремя подставить плечо и провести переток кад­ров, государство должно иметь полную информацию о планах модернизации, – считает руководитель областного департамента труда и занятости Светлана Грузных. – За последние пять лет было высвобождено 55 тысяч работников из обрабатывающих производств, образования и банковской сферы. Из них на рынок труда снова вышло 18 тысяч. Лишь около двух тысяч человек начали свое дело.

Участники конференции сошлись на том, что если у нас и есть отставание в «железе», то с «мозгами» у нас все в порядке. Наличие человеческого капитала в виде квалифицированных кад­ров, талантливых предпринимателей, государственных структур, открытых для сотрудничества и конкурентоспособного бизнеса, готового к модернизации даже в сложных экономических условиях, позволит получить мультипликативный эффект. Томск в глобальном разделении труда может уверенно занять две ниши: подготовки кадров и промышленного усовершенствования.

Треть мемориалов Великой Отечественной нуждаются в реконструкции

s-baturino_tomskij-rajon
Томский район, Спасское сельское поселение, село Батурино, ул. Цветочная, мемориал рядом с детским садом. Трава – по пояс…

В середине сентября суд города Южноуральска вынес приговор двум школьницам, осквернившим мемориал павшим в Великой Отечественной войне. Пьяные малолетки бросили в Вечный огонь траурный венок. Свое поведение девчонки объяснили желанием привлечь к себе внимание, побегать от прохожих и посмеяться. «Шутка» удалась: суд приговорил школьниц к году ограничения свободы за вандализм.

Эта история далеко не единственная в своем роде. Над Вечным огнем сушат ботинки и жарят шашлык, возле мемориалов танцуют тверк и демонстрируют растяжку. Каждый такой случай вызывает бурное возмущение общественности, море гневных постов в Интернете и непременные оргвыводы. Но есть и другой вандализм – тихий, ежедневный, привычный… Это заросшие травой памятники, облупившиеся постаменты, давно погасшие огни и почти неприметные ПХВ-бутылки из-под пива вокруг. Такой вандализм никого особо не цепляет. Привыкли.

В списках не значатся

За лето эксперты Томского отделения Общероссийского народного фронта провели беспрецедентную акцию, обследовав более двух сотен мемориалов ВОВ от областного центра до самых до окраин – во всех 20 муниципальных образованиях региона. Главной целью активистов ОНФ были Вечные огни и Огни памяти: сколько их, где располагаются, в каком состоянии находятся, какими документами располагают.

Сильно забегая вперед, скажем: из всех мемориалов Томской области (точное их число не могут назвать ни в ОНФ, ни в ветеранских организациях, ни в официальных структурах) реально Вечный огонь в нашем регионе только один – в Лагерном саду. Он же единственный имеет паспорт. Все остальные существуют на птичьих правах. И горят один-два раза в год.

s-kargala_shegarskij-rajon
«…Началась война, и забрали каргалинских соколиков на фронт. Провожали всей деревней, и плакали, и пели, а сердце рвалось от тяжких дум: вернутся ли?» Из книги «Судьба земли Шегарской»

Отправляясь в поход, общественники располагали сведениями о 44 мемориалах, пригодных для подключения газобаллонного оборудования. Это по данным областной администрации. На официальной цифири душа «фронтовиков» не успокоилась. Информация собиралась по самым разным источникам: памятным альбомам, издававшимся областным советом ветеранов к юбилеям Победы, архивным фото, газетным публикациям, рассказам глав сельских поселений, сведениям местных ветеранских организаций, беседам с жителями. Ну и, конечно, в поездках по настоящим медвежьим углам. Глава исполкома Томского отделения ОНФ Сергей Шаляпин быстро научился распознавать типовые архитектурные особенности памятников, где некогда стояла газовая горелка. Кое-где и трубы сохранились, и ниши, где устанавливали баллоны, и даже проржавевшие доисторические емкости из-под газа. В итоге мемориалов с огнями – бывшими и нынешними – получилось 60. То есть 16 объектов даже не были зафиксированы в официальном списке.

По словам Шаляпина, исколесившего в поисках погасших и еще горящих огней почти всю область, у единиц (как правило, в райцентрах) имеются хотя бы документы на землю. Большая часть памятников вообще ни в каких официальных бумагах не фигурируют. Соответственно, не имеется и регламентов, которые определяли бы порядок «возгорания», источники финансирования и т.д. Никаких нормативов на этот счет тоже не существует.

Постаревшая память

s-zorkaltsevo_tomskij-rajon
Почетный караул (Пост № 1) заступает на Вахту Памяти у мемориала в селе Зоркальцево Томского района

Удивительное дело. Федеральные и областные власти выделяют немалые средства на подготовку к празднованию Дня Победы, особенно если речь идет о круглой дате. При помощи коммерсантов формируется немалый фонд «Победа». Но до сельских мемориалов эти средства почти не доходят. А ведь большая их часть построена примерно тогда же, когда и мемориал в Лагерном, – в 70-е годы прошлого века, в крайнем случае – в первой половине 1980-х. Тогда каждый совхоз непременно строил памятник в центральной усадьбе, а кто побогаче и поамбициознее – и в отделениях. Причем директора не скупились, старались приглашать заезжих художников. Степень таланта и градус совестливости у них были, конечно, разными. И все же большей частью памятники были если и не шедеврами, то добротным «индпошивом». Но ваяли их все-таки не из бронзы и не из мрамора – все больше цемент с отдельными металлическими фрагментами. 50 лет для таких сооружений – большой срок.

sm-pervomajskoe_pervomajskij-rajon
Село Первомайское. Таким мемориалом можно гордиться!

И если в райцентрах за ними хоть как-то следят, то в глубинке и следить зачастую некому. В лучшем случае к празднику памятники подкрашивают и подмазывают (как правило, в стиле «бабушка сделала ремонт»). Ну, косят траву. И – до следующего года. Где-то состояние получше, где-то похуже. При этом получше, как правило, там, где огонь все-таки зажигают, пусть даже если это лампадка. Возможно, при прочих равных условиях просто именно там людям это действительно нужно. По-взрослому ухаживают только за мемориалом в Лагерном саду. Кстати, осенью там должны быть проведены инженерные обследования. Стоимость контракта составила 1,3 млн рублей.

s-podgornoe_chainskij-rajon
«В 1984 году при подготовке к юбилею образования Чаинского района райком КПСС принял решение открыть в селе Подгорном мемориальный комплекс в память о земляках, погибших на фронтах Великой Отечественной войны». Похоже, полноценной реставрации комплекса с тех пор не было, а косметический ремонт все только ухудшил

Мало кто из томичей об этом знает, но есть в областном центре и еще один мемориал с огнем – в районе спичфабрики. За ним ухаживает школа № 19, а газовый баллон доставляет управляющая компания «МЖЭП-9».

Сухое горючее вместо газа

В муниципалитетах Огни памяти зажигают дважды в год – 9 мая и 22 июня. Если зажигают. Из районных «столиц» лишен огня Белый Яр – хотя «в другой жизни» он здесь был, горелка как архитектурный элемент в мемориале исчезла сравнительно недавно.

В Каргаске память павших чтут не только на словах, но и на деле

На следующий год, если не принять экстренных мер, вряд ли удастся подключить газ в Подгорном. Это становится просто опасным! К тому же в ходе «текущего ремонта» солдатские фигуры лишились лиц – их как будто стерли… Памятник выглядит просто жутко. Как пояснил Сергей Шаляпин, это довольно популярный на селе способ «оздоровления» погибающих монументов: на осыпавшуюся штукатурку накладывают марлечку и замазывают сверху глиной или цементным раствором. Понятное дело, не скульпторы…

Парадоксальным образом нет огня в Стрежевом и Кедровом. Своя логика в этом есть: эти города молодые, в Великую Отечественную здесь никто не жил. Но, рассказывают, в нефтеграде на прежнем памятнике горелка все же была, а на новом ее «аннулировали». Зато в Парабели действует единственный в регионе огонь, питающийся от магистрального газопровода. Но горит он, как и в других райцентрах, те же два дня в году. Хотя голубое топливо газовики поставляют в рамках спонсорской помощи, оно муниципалитету ничего не стоит. А вот Томску, чей мемориал к магистрали не подключен, а питается от газокомпрессорной установки, Вечный огонь обходится дорого: более 2 млн рублей в год. Правда, это вместе с обслуживанием. Это не к тому, что надо экономить, просто констатация факта. Цена вопроса для города Асино – 23 тыс. рублей, для Колпашева – 15 тыс. рублей, Первомайки – 13 тыс. Все прочие мемориалы обходятся либо газовыми баллонами, либо какими-то иными горелками. В некоторых селах и в северской военной части используется сухое горючее. В самом «пятом почтовом» Огня памяти тоже нет, а вот в бывшей деревне, а теперь микрорайоне Иглаково – есть. И неплохо содержится.

Воспитание Постом

Среди сельских памятников в самом приличном состоянии находятся мемориалы в Молчановском районе. Их всего четыре – в райцентре, в Нарге, Могочине и Тунгусове. Все в рабочем состоянии. В Молчанове прекрасный памятник, он расположен в красивом месте. Сам мемориал содержится прилично, вот только парк вокруг был на момент визита «фронтовиков» в весьма неряшливом состоянии. Впрочем, после визита экспертов ОНФ местные власти устроили уборку. В Тунгусове все в рабочем состоянии, но использовать газ здесь опасаются – зажигают свечки. Более-менее неплохо обстоят дела в Шегарском районе. Здесь практически все огни действующие. Хотя в самом райцентре не мешало бы снять с памятника вековые наслоения краски, а в Монастырке на месте отвалившихся барельефов установлены доморощенные «художества». Вроде бы и старались люди, но без слез не взглянешь. Удручающая картина в Каргале, где памятник разрушается с задней стороны.

Больше всего действующих мемориалов с Огнем памяти в Томском и Шегарском районах – по 11. В Каргасокском районе их пять, в Молчановском – четыре, в Кожевниковском и Первомайском – по три, в Асиновском – два.

В Томском районе состояние памятников ВОВ разное. Очень приличное – в Зоркальцеве, где много лет работает Пост № 1, а мемориал находится рядом с храмом, и местный батюшка принимает в его содержании большое участие. Хотя горелка Огня памяти – пять склеенных между собой тротуарных плиток… А вот в селе Губино прекрасный памятник, будто парящий над трассой, зарос травой и стремительно разрушается. В ужасном состоянии мемориалы в Батурине и Вершинине. Печальная картина и в поселке Копылово. А ведь это все отнюдь не медвежьи углы! До областного центра рукой подать. Чего тогда ждать от какой-нибудь асиновской Филимоновки (где Огонь памяти представляет собой цветочную клумбу) или кривошеинского Иштана (из-под козырька «красуются» клубни монтажной пены). Еловка и Ересная Кожевниковского района – еще два безрадостных адреса с разрушенными барельефами и заброшенными Огнями памяти.

В серьезном ремонте, по оценке экспертов ОНФ, нуждаются более трети обследованных памятников. Причем это касается как архитектурной части, так и инженерных систем. На 36 мемориальных комплексах требуется провести реконструкцию.

Тема Вечного огня прозвучала на федеральном уровне в апреле 2014 года на медиафоруме ОНФ в Санкт-Петербурге. Тогда Владимир Путин дал поручение правительству совместно с органами власти субъектов РФ и ОНФ обеспечить учет и бесперебойное функционирование мемориалов с Вечным огнем.
В апреле 2017 года Госдума приняла в первом чтении поправки в Закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества». Законопроект закрепляет статус мемориальных сооружений «Вечный огонь» и «Огонь памяти» (как составной части мемориального сооружения, на котором огонь зажигается по временной схеме), а также уточнил полномочия федеральных органов государственной власти и органов местного самоуправления по учету и сохранению таких мемориальных сооружений.

Но все же большая часть мемориалов находится в рабочем состоянии. Им требуется только уход: регулярная, а не только к празднику уборка, прополка, благоустройство газонов, покраска, замена плитки.

– При желании во многих селах Огни памяти можно восстановить. Другое дело – есть ли в этом потребность у местного населения? Где-то да, и мне об этом говорили, а где-то, увы, нет, – размышляет Сергей Шаляпин. – Если в деревне осталось 280 жителей, ответ очевиден. Может, там и не нужно восстанавливать горелку. Достаточно и клумбы. Но следить за памятником, поддерживать его в пристойном виде – это святая обязанность местных властей. Всю собранную информацию мы систематизировали, нанесли на карту патриотических проектов ОНФ http://imena.onf.ru/ и передадим в муниципалитеты. Надеемся, она поможет навести порядок – и с содержанием и ремонтом, и с учетом и паспортизацией.

Две сотни объектов паспортизацией сразу не охватишь. Поэтому, считают активисты ОНФ, начинать надо с райцентров. Где паспорт – там и нормативы, и регламенты, и финансирование. Официальное оформление, в том числе земельных отношений, – это только первый шаг. Еще предстоит работа над исторической справкой, изучение общественного мнения, составление перечня первоочередных работ и создание дорожной карты – на перспективу. И, конечно, создание Постов № 1. В идеале – при каждом мемориале. Подростки, стоявшие в карауле у Вечного огня, никогда не будут жарить на нем шашлык.

Томские «фронтовики» приблизили центр соцобслуживания к инвалидам

sreda3

Август стал завершающим месяцем мониторинга «За доступную среду!». Проверка исполнения президентской программы «Доступная среда на 2011–2020 годы» является в последнее время одним из ключевых направлений деятельности Общероссийского народного фронта и его томских активистов. Вместе с Ириной Дороховой, молодым и деятельным председателем регионального общества инвалидов и экспертом ОНФ по совместительству, «фронтовики» обследовали все социальные учреждения области. Огромная работа была сделана не напрасно. По сравнению с 2015 годом контраст разительный. Да, мы пока еще в начале пути. Рано говорить, что все граждане имеют равный доступ к объектам городской среды и полностью интегрированы в общество. Но мы движемся – и вместе учимся жить в едином пространстве.

Трудная дорога к центру

– Сегодня я по-настоящему счастлива, – сказала, покидая Комплексный центр социального обслуживания Томской области, сопредседатель регионального штаба ОНФ, депутат Государственной Думы РФ Татьяна ­Соломатина.

Этот рейд стал одним из завершающих штрихов мониторинга, который томские «фронтовики» проводили вместе с их единомышленниками по всей России. Осмысление всех перемен, случившихся за последние годы, масштабное подведение итогов и анализ у членов рабочей группы «Социальная справедливость» еще впереди. Но именно этот рейд поставил яркую и оптимистичную точку в проделанной работе. Которая неизбежно превращается даже не в многоточие – в отметку на дорожной карте. Да, изменения впечатляющие. В комплексном центре сделано действительно очень много, чего не скажешь о дороге к нему.

Мало того что центр социального обслуживания населения Томской области расположен на «краю географии» – в самой глубинке Мокрушинского микрорайона, на границе с Ботаническим садом, так еще и дорога к нему не ремонтировалась со времен СССР. Даже здоровому человеку одолеть этот путь непросто. Есть социальное такси, но оно не в состоянии обеспечить подвоз всех здешних пациентов. Кстати, в планах дорожно-ремонтных работ на 2018 год подъезд к центру значится. Теперь дело за муниципалитетом.

Старые стены с новой начинкой

На переоборудование здания центра в 2016 году было направлено более 4,2 млн рублей. В 2015 году, когда общественники обследовали здание Комплексного центра социального обслуживания Томской области, претензии высказывались серьезные. Начнем даже не с вешалки – с автостоянки. Специально оборудованному микроавтобусу Mercedes-Benz, который на днях получило областное общество инвалидов, было бы попросту некуда припарковаться. Заехать на инвалидной коляске в само учреждение тоже было проблематично – слишком крут угол наклона пандуса. Ширина дверных проемов явно не соответствовала ни потребностям инвалидов, ни нормативным требованиям. И так далее и тому подобное.

– Все здания сейчас строятся в соответствии с новыми ­СНиПами, – говорит Татьяна Соломатина. – Это даже не обсуждается. Со старыми сложнее. В советские времена инвалидов у нас «не было», и никому не приходило в голову даже социальные учреждения оборудовать в соответствии с их потребностями.

Что говорить, если даже душевая и туалет были недоступны колясочникам, а лестницы были просто непреодолимым препятствием. Сейчас есть ступенькоход. Входная группа, приспособленная под потребности слабовидящих и слабослышащих, – это тоже из разряда веяний времени.

– Сделано действительно немало. Появилась автостоянка с двумя местами для транспортных средств инвалидов. На входной группе установлен наружный пандус, расширены дверные проемы, появились системы автоматического открывания дверей, кнопка вызова персонала, размещена информация о режиме работы учреждения, продублированная шрифтом Брайля. На входе в зоне обслуживания установлен информационный сенсорный терминал – тактильная схема, чтобы человек с нарушением зрения мог беспрепятственно попасть внутрь здания, – перечисляет Ирина Дорохова.

sreda1Ирина как эксперт ОНФ и председатель регионального общества инвалидов лично проинспектировала объект, проехав на своей коляске по всем помещениям. Помощь сопровождающих ей практически нигде не потребовалась. Хотя оборудованные для инвалидов помещения преду­сматривают специальную сигнализацию – по первому же звонку в душевую прибежал накачанный молодой человек.

Заведующая центром Нина Орешкина продемонстрировала гостям не только палату для колясочников на первом этаже («раньше это были административные помещения, а здесь вообще кладовая»), но и столовую, зал лечебной физкультуры с тренажерами на все группы мышц, кабинет физиотерапии… Теперь в центре есть специальный массажный стол с механическим приводом, регулирующий уровень высоты для подъема пациента, и даже… стол с микролифтом для удобства работы с документами. Для ориентации инвалидов по зрению на территории учреждения установлена тактильная мнемосхема, для слабослышащих – индукционная петля.

– Областной центр социального обслуживания в Томске на улице Мокрушина – самый крупный в нашем регионе, он оказывает соцподдержку инвалидам и пожилым людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Ежедневно сюда обращаются за помощью порядка 140 человек. Радует, что все наши замечания устранены на пять с плюсом. Но остается проблема с инфраструктурой вне здания. Мы обратили внимание руководителей учреждения и областных властей на необходимость обустройства парковок, тротуаров и подъездных путей к зданию и будем держать этот вопрос на контроле, – подчерк­нула Татьяна Соломатина.

Активисты Общероссийского народного фронта совместно с представителями общественных организаций инвалидов Томской области проверили доступность для людей с ограниченными возможностями объектов городской среды, наиболее часто посещаемых инвалидами, дорожно-транспортной инфраструктуры, социальных учреждений и многоквартирных жилых домов. Цель мониторинга – оценка исполнения поручений президента, лидера ОНФ Владимира Путина, а также эффективности мер по формированию доступной городской среды и бюджетных расходов на эти цели.

Кстати

Семиместный микроавтобус Mercedes-Benz томским инвалидам помог приобрести глава региона Сергей Жвачкин, выделив на эти цели 1,3 млн рублей из фонда финансирования непредвиденных расходов. Еще миллион предоставил президиум Всероссийского общества инвалидов.

Автомобиль полностью адаптирован для нужд инвалидов: имеет подъемник, отдельную зону для колясок и удобные кресла «как в самолете». К тому же микроавтобус учитывает особенности сибирской зимы (специальным образом утеплен и оснащен автономным обогревателем салона).

Сегодня при центрах социального обслуживания Томской области работают 15 специализированных автомобилей для перевозки инвалидов. С 2003 года в Томске, а с 2008 года во всех районах действует социальное такси. За 2016 год им воспользовались 1 700 человек, за половину 2017 года – уже 1 500.

Томское отделение Всероссийского общества инвалидов объединяет почти 700 человек.

Федеральные эксперты проверили качество томских дорог

wp_20170805_10_33_49_pro

– А у нас в квартире газ! А у вас? – А у нас водопровод. Вот! – А у нас вчера дороги ремонтируют опять. Асфальта сняли очень много, а класть обратно не хотят!

Простите за вольную интерпретацию, но уж очень Михалков складно ложится на ситуацию нынешнего лета. Газификация, чистая вода, дорожный ремонт – три кита, которые так или иначе упоминают все: и правые, и левые, и те, кто по центру. Отличается только интерпретация. Для одних это доказательство реальных успехов, для других – очередной повод для критики.

А ларчик просто открывался

В Томске побывали активисты проекта «Дорожная инспекция Общероссийского народного фронта/Карта убитых дорог». Участники этого проекта, стартовавшего в Сибири в конце июля, отметили: жители региона-70 проявили прямо-таки уникальную заинтересованность. Ими – то есть нами – на карту было нанесено порядка 400 объектов. Мы – бесспорные лидеры за Уралом. И это притом что томские дороги – далеко не самые худшие как в СФО (и тем более если брать в расчет ДФО), так и по России в целом.

Чем же тогда объясняется экстраординарная инициативность томичей? Тем, что мы такие умные? Польстим себе: возможно. Но важно еще и то, что семена упали на унавоженную почву. Томские «фронтовики» взялись за дороги еще в 2014-м. А в прошлом году они получили мощную поддержку со стороны главы региона Сергея Жвачкина. Вспомним его полмиллиарда на дороги и обращение к жителям томской глубинки: учет и контроль – это не только наше, но и ваше дело! Народ поверил и откликнулся. Да как! Людям надоело смотреть, как бюджетные деньги весной смывает с дорог. Многие из них открыли для себя сайт dorogi-onf.ru. И определенно не желают его закрывать. Параллельно всем жителям региона, уставшим от бездорожья и разгильдяйства, предлагается звонить в профильный областной департамент. То есть игра идет не в одни ворота. Столичные эксперты из дорожной инспекции ОНФ это подтверждают. Карта картой, а «картина маслом» уже совсем иная.

Нам сверху видно все!

20170805_090801– Дорожный проект Народного фронта в Томской области реализуется успешно, – говорит эксперт Дмитрий Цопов. – Власти внимательно работают с интерактивной картой ОНФ и учитывают мнение граждан, отмечающих убитые дороги. Порядка 40–50% дорог, попавших на интерактивную карту, включены в планы работ на текущий год. Это хороший показатель: значит, есть обратная связь, есть реакция администрации. Далеко не в каждом субъекте Федерации проект «Дорожная инспекция ОНФ/Карта убитых дорог» работает столь эффективно. Это говорит о том, что жители региона знают о проекте, активно участвуют в нем, он хорошо освещается в томских СМИ.

Что в первую очередь отмечают в качестве позитива? Основные участки ремонта во многом совпадают с рейтингом убитых дорог на интерактивной карте. Это улицы Розы Люксембург, Киевская, Карташова, Учебная, проспекты Комсомольский и Кирова. Именно там сейчас идут самые масштабные работы.

– По сравнению с 2015 годом, когда мы побывали в Томске в первый раз, состояние городских дорог заметно улучшилось, увеличилось число ремонтируемых улиц, исчезли ямы на центральных магистралях, – поясняет Дмитрий Цопов.

Больная Подгорная

20170805_105827

Точки на интерактивной карте, в которых отметились столичные эксперты вместе с томскими «фронтовиками», чиновниками из мэрии и представителями администрации Томской области, в реале находятся довольно далеко друг от друга: Учебная, Лебедева, Ленина, Карла Маркса, Пушкина, 1-я Рабочая и Большая Подгорная. Последнюю местные жители не зря именуют Больной Подгорной: она вошла в топ-10 народного рейтинга – разумеется, со знаком минус. Начальник областного департамента транспорта, дорожной деятельности и связи Константин Белоусов пообещал: на следующий год она обязательно войдет в план ремонта. В этом же году приоритет в областном центре решили отдать дорогам с наиболее интенсивным движением, а также участкам, не отвечающим требованиям безопасности дорожного движения.

Та же картина – на улице Лебедева. Автомобильной дорогой то, что эксперты здесь увидели, вообще назвать трудно. Какой-то проселок в центре города. В рейтинг Лебедева не вошла – все-таки интенсивность движения здесь не такая высокая. Но шансы попасть в план ремонта на 2018 год у нее есть. Тем более недавно на этой улице наконец-то сдан многолетний долгострой – один из проблемных томских домов. А между улицами Никитина и Лебедева строится лицей для одаренных детей. Так что скоро ее отрезок от Советской до Красноармейской перестанет быть таким заштатным.

Рабочее переделкино

Среди гарантийных участков, которые не обошла стороной инспекция ОНФ, оказалась и ул. 1-я Рабочая. Здесь срок гарантии на капремонт истекает в 2018 году. Но уже сейчас видно: во многих местах асфальт, особенно рядом с люками и решетками ливневки, уже стек в канализацию – вокруг ямы и провалы. Задача властей, подчеркивают общественники, – заставить компанию исполнить все взятые на себя обязательства и исправить дефекты. Но это еще полбеды – власти если и не совсем научились, то учатся жестко спрашивать с подрядчиков и заставлять их переделывать недоделки и брак. Беда в том, что они по-прежнему не могут синхронизировать работу «сапожников» и «пирожников»: не успели одни уложить асфальт, как другие спешат его разрыть. Графики дорожных работ и коммунальных раскопок все еще существуют сами по себе.

Как говорит координатор проекта «Дорожная инспекция Общероссийского народного фронта/Карта убитых дорог» в томском ОНФ Константин Юденко, рекомендация согласовывать деятельность этих структур обязательно войдет в список общественных предложений органам власти от Народного фронта по итогам дорожной кампании 2017 года.

* * *

Подводя итог поездки в Томск, Дмитрий Цопов отметил как масштабы нынешней ремонтной кампании, так и позитивные изменения в дорожном хозяйстве в целом.

– Но теперь очень важно вместе с общественностью контролировать качество работ. Чтобы не получилось так, что срок гарантии еще не истек, а дорога уже местами находится в ненормативном состоянии, – добавил Дмитрий. – Иначе никаких денег не хватит. То, что власть заставляет подрядчиков за свой счет переделывать некачественно выполненный ремонт, как это было сделано на улице Учебной, – это правильный сигнал. Лучше потерпеть один раз, чем закапывать бюджетные деньги в одни и те же участки каждый год. За нарушения при ремонте дорог подрядчик должен отвечать рублем. Если и эта мера не помогает, значит, властям следует вносить организацию в список недобросовестных поставщиков, чтобы она не могла выигрывать аукционы.

В целом, отметил эксперт ОНФ, в Томской области власть как заказчик работ заинтересована в общественном контроле дорожного ремонта. Об этом говорит и тот факт, что представители Народного фронта входят в состав городской и областной комиссий по оценке качества дорожных работ.

В ближайшие дни участники дорожного проекта ОНФ посетят другие регионы Сибири. Завершится инспекционная поездка в сентябре. По ее итогам будет составлен общероссийский рейтинг качества дорог.

Проблемы экологии стали главной темой медиафорума ОНФ

mediaforum-onf-2017

В Санкт-Петербурге завершился четвертый медиафорум «Правда и справедливость» Общероссийского народного фронта. В этом году он собрал рекордное количество участников – 500 журналистов со всех уголков страны. Газетчики, блогеры, репортеры телевизионных программ и представители интернет-изданий съехались в Северную столицу, чтобы заявить о проблемах своих регионов и обсудить пути их решения с ведущими российскими экспертами. В работе форума приняли участие и журналисты томских изданий.

«Зеленый тариф» прилагается

Главной темой медиафорума независимых региональных и местных СМИ стала экология. Для большинства субъектов проблемы в этой сфере остаются одними из самых насущных. Неудивительно, что самые пылкие выступления журналистов звучали на встрече со специальным представителем Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергеем Ивановым. Во время полуторачасового общения были обозначены проблемы обмеления рек Волги и Лены, сохранения уникального лианового леса в Дагестане, борьбы с промышленными предприятиями, регулярно отравляющими окружающую среду вредными выбросами. По поводу способа решения последней у спецпредставителя президента есть свой рецепт.

– Эта идея может показаться фантастической, но необходимо, чтобы все крупные предприятия, расположенные по берегам рек, обязались брать воду ниже по течению водозабора. А сброс сточных вод делать выше водозабора. Это значит заставить предприятия срочно вкладываться в водоочистку, – убежден Сергей Иванов.

Другая острая проблема – огромное количество несанкционированных свалок по всей стране. Только на сегодняшний день их подсчитано более 20 тысяч. Бороться с этой бедой помогает в том числе проект ОНФ «Генеральная уборка/Интерактивная карта свалок». Он стартовал в начале 2017 года, объявленного в стране Годом экологии, по предложению президента. Глава государства выступил за создание общественного геоинформационного ресурса, где любой человек мог бы оставить сообщение и обозначить на интерактивной карте незаконную свалку. После проверки информации с ней будут бороться региональные власти, коммунальные службы и волонтеры при содействии ОНФ. Таким образом у людей появляется возможность следить за санитарным состоянием своего региона.

– Общероссийский народный фронт в последнее время очень много сделал для того, чтобы привлечь внимание к экологическим проблемам, – отметил Сергей Иванов. – Вы можете спросить, стало ли в стране меньше свалок после старта проекта. Почти не стало. Сегодня решение принято по 82 свалкам, но это первый шаг.

Сергей Иванов рассказал региональным журналистам об «экологическом» ноу-хау ближайших лет. В России будет построено пять современных мусоросжигательных комплексов по японской технологии. Новые предприятия за счет сжигания мусора будут производить электроэнергию. Такое производство обходится дороже, нежели на классических ТЭЦ. Поэтому правительство приняло решение его субсидировать, ввести так называемый зеленый тариф. То есть цены на электроэнергию в связи с этим не вырастут. Со временем такие мусоросжигательные комплексы появятся в разных регионах страны.

– Мы впервые встали на этот путь, – отметил Сергей Иванов. – Часто говорят о возобновляемых источниках энергии – солнце и ветре. Но у нас есть свой возобновляемый источник – это мусор. Его-то у нас всегда хватит! И не советую слушать тех, кто будет говорить о вредности производства. Такие заводы есть в центре Токио, Стокгольма, Вены. На их крыше расположены рестораны. Потому что процентов выхлопа производства – ноль.

Драмкружок, кружок по фото, и еще вязать охота

Много шума наделал недавний случай в Уфе: в одной из местных больниц женщине со сломанной ногой пришлось буквально ползти на четвереньках в рентгеновский кабинет, расположенный на верхнем этаже. Лифт в учреждении не работал, и помощь пациентке сотрудники не оказали. Чтобы подобные истории не происходили в российских городах, чтобы люди получали достойные услуги, появился проект ОНФ «Народная оценка качества». Каждый неравнодушный человек может выразить на сайте narocenka.ru свое мнение о работе поликлиники, детского сада и других организаций социальной сферы. Все случаи расхождения мнения граждан и официальной оценки организации проверят активисты ОНФ, а выявленные недостатки в качестве работы будут взяты под контроль.
Презентация проектов Общероссийского народного фронта стала отдельным мероприятием трехдневного форума. Живой интерес его участников вызывал проект, представленный депутатом Госдумы Любовью Духаниной. Речь идет об именных сертификатах для детей на оплату кружков и секций. Около 5 млн ребятишек сегодня не имеют возможности бесплатно получать дополнительное образование.

lyubov-duhanina

– Родители жалуются, что распределение финансовых средств в этой сфере идет несправедливо, бюджетные деньги выделяются, но не доходят до всех семей. Поэтому наша основная задача – попытаться решить проблемы в сфере дополнительного образования на законодательном уровне и найти механизмы для улучшения инфраструктуры этой системы, – отметила координатор проекта.

Одним из таких механизмов Любовь Духанина считает принятие закона, закрепляющего возможность персонифицированного финансирования в дополнительном образовании через выдачу именного сертификата на оплату кружка или секции. Ситуация из серии «драмкружок, кружок по фото, и еще вязать охота» предусмотрена. Если, позанимавшись в какой-то секции, ребенок поймет, что эта история не для него, часть средств сертификата можно потратить на оплату другого кружка. Прелести проекта уже оценили дети и их родители в Вологодской, Тульской, Астраханской областях, Пермском крае, республиках Саха и Татарстан. В нынешнем году к нему присоединятся Тюменская область и Бурятия.

Немного о личном

Центральным мероприятием трехдневного форума стало пленарное заседание с участием президента Владимира Путина и глав профильных ведомств и министерств.

vladimir-putin-i-stanislav-govoruhin-na-mediaforume-onf

– Это уже четвертая наша встреча. Она стала традиционной и, на мой взгляд, очень полезной, – приветствовал собравшихся глава государства. – Вы в прямом смысле слова работаете на переднем краю. Вы всегда с людьми, чувствуете, что происходит, высказываете свою точку зрения, она, безусловно, интересна и мне лично. Только работая на общую цель, можно достичь максимального результата. А она у нас с вами общая – благо людей. Другой быть не может.

Президент обещал помочь решить озвученные журналистами проблемы. В Бурятии, где хоккеистам и фигуристам негде тренироваться, будет построен современный ледовый дворец. Была взята на карандаш ситуация со здравоохранением в Еврейской АО – люди там не получают качественных медицинских услуг. Под личным контролем президента и ситуация с обманутыми дольщиками компании СУ-155 – строительство домов должно завершиться к 2018 году. Отвечая на вопросы участников медиафорума, Владимир Путин рассказал о том, что программа по расселению ветхого и аварийного жилья продолжится и в дальнейшем, в этом году увеличится государственная поддержка аграриев, а объем грантовой поддержки ведущих творческих коллективов страны будет проиндексирован.

Именитый сценарист и сопредседатель Центрального штаба ОНФ Станислав Говорухин умело срежиссировал блиц-опрос для президента. В течение двух дней наполнялся записками от участников форума внушительный куб с подписью «Самый лаконичный вопрос президенту». В ходе стремительного блица Владимир Путин рассказал, что в круговороте дел находит время для художественной литературы, никогда не был, но мечтает побывать на Чукотке, любит Моцарта и Рахманинова, кофе предпочитает чай, из выдающихся деятелей прошлого с удовольствием пообщался бы с Петром Первым и Екатериной.

Журналисты не могли не поговорить с президентом о личном. В смысле, о профессиональном. Тревогу представителей СМИ вызывает грядущее увеличение тарифов «Почты России», это неизбежно повлияет на стоимость периодических изданий, и многие перестанут их выписывать. Владимир Путин предложил разработать программу субсидирования изданий, которые могут пострадать в этой ситуации.

Томск – Санкт-Петербург – Томск

Нормативы по ОДН будут считать до лета

Марина Боб

odn2Как заявил начальник департамента ЖКХ и жилищного надзора Юрий Баев, в некоторых муниципальных образованиях, например в Северске, граждане уже оплачивали общедомовые нужды. Де-факто взимается плата и в ТСЖ. Уже сложившуюся схему решили не ломать – пусть работают и думают над тем, как экономить ресурсы. А вот остальные пока свободны. В том числе большинство жителей Томска. «Белый дом» решил взять тайм-аут до 1 июня и сформировать за это время новые нормативы для оплаты содержания общего имущества. От того, насколько точную и исчерпывающую информацию предоставят «наверх» УК, ТСЖ и органы местного самоуправления, и будет зависеть качество конечного продукта, то есть размер норматива.

Напомним: с 1 января платы за ОДН как таковой больше не существует. Теперь это не коммунальная услуга, а жилищная. Соответственно, из квитанции за комуслуги она перекочевала в квитанцию УК (ТСЖ). В конце прошлого года были приняты нормативы по ОДН, выше которых управляющие компании прыгнуть не могут. Все, что больше нормы, – их проблема. Некоторые задумались и начали искать условные протечки.

Переход к оплате по нормативам позволит искоренить случаи перекидывания всех неучтенных расходов ресурсов в платежки жильцов, считает эксперт ОНФ в Томской области, председатель Томского союза собственников жилья Чингис Цыренжапов.

– Главный вопрос – на кого повесят бремя расходов? На ресурсников, управляющие компании или население? Если нормативы будут завышены – страдает потребитель. Если чересчур низкими – разорятся УК. «Ура» в июне никто кричать не будет, но соблюсти баланс интересов необходимо, – уверен Чингис Цыренжапов.

Томские «фронтовики» выясняют, кто греет руки на теплосетях

Марина Веревкина

truba-1Круглый стол, посвященный состоянию теплосетей, прошел в региональном штабе Общероссийского народного фронта. Это мероприятие стало очередным этапом кампании «С теплом – труба», начавшейся в Томске и перетекающей в районы области. Активисты ОНФ проехали по улицам в разных районах Томска, где проходят надземные теплотрассы. Даже выборочная проверка показала: теплосети сети не только изрядно уродуют город, но и греют воздух! «Фронтовики» зафиксировали восемь объектов с вопиющими нарушениями теплоизоляции. Общественники уверены: сквозь дыры в изоляции утекают наши с вами деньги, а балансодержатели не заинтересованы в снижении потерь, так как все они заложены в тарифы. Результаты мониторинга и план дальнейших действий и обсуждали члены рабочей группы ОНФ «Качество повседневной жизни».

Роман Клясюк, председатель ЖК «Добро»:

Активисты ОНФ в рамках акции «С теплом – труба» проводят мониторинг состояния воздушных truba-2тепломагистралей. Мы выборочно проверили Ленинский район и самый густонаселенный – Октябрьского. Теплопотери даже при визуальном обследовании были выявлены колоссальные. Город несет их из-за отсутствия изоляции на трубах. На Беринга, 13 я «встретил» аварию, ее никто не спешил ликвидировать – вода просто хлестала на улицу, вокруг клубы пара. И – никого! Вопрос, который задают томичи и который задаем мы: кто несет ответственность за то, что эти трубы греют разве что асоциальный элемент? Куда уходят народные деньги? Ресурсоснабжающие организации говорят, что сами несут потери, хотя известно, что у них все заложено в непрерывно растущие тарифы. Страдают в конечном счете потребители.

Наши активисты проводят большую работу в соцсетях, чтобы привлечь как можно больше людей к общественному мониторингу наружных теплотрасс. Мы ждем от томичей новых адресов. Следующий шаг – выяснение, на чьем балансе эксплуатационной ответственности находятся дырявые сети – УК, ТСЖ, ресурсоснабжающей организации либо города. Или это вообще бесхоз. Далее мы планируем получить информацию от «ТомскРТС» с четкой расшифровкой тарифов и привлечь экспертов для аналитической оценки. Таким образом мы намерены узнать, куда реально списывают теплопотери, как они соотносятся с тарифами и какие меры принимаются для их ликвидации.

В одном интервью представитель «ТомскРТС» сказал, что в зимний период работы они проводить не могут. Меня это очень удивило. Я понимаю – ремонтные работы, но утепление внешних тепловых сетей в наших погодных условиях, при минус 15-20 градусах, можно проводить без всяких проблем.

Ситуация не меняется годами, чем активно пользуются определенные слои наших граждан. Я с ними тоже общался, они говорят, что тепловики их не гоняют, приедут, посмотрят, и уедут. И все это происходит не только в Томске, а по всей области.

Сергей Очкин, общественный деятель, Асино:

truba-3В Асиновском районе состояние сетей было ужасным, но около десяти лет назад благодаря программе модернизации коммунального комплекса подземные теплотрассы в городе заменили на наземные. Они сейчас выглядят более-менее прилично. Местами есть нарушения изоляции, не без этого, но в целом неплохо. Проблема в Асине другая – завышенные тарифы. Группа активистов четыре года назад выиграла арбитражный суд первой инстанции. Он признал, что тарифы начисляются незаконно и необоснованно. И сегодня в тарифы заложено много лишнего, в то время как некоторые моменты не учтены. Особенно в маленьких поселениях. О колоссальном росте тарифов свидетельствуют данные по жилищным субсидиям: в 2005 году бюджет тратил на них 8-10 млн руб., в прошлом – 120 миллионов! Я считаю, мы должны оплачивать фактически полученную услугу. Все остальное – это не вообще не проблема потребителя. Управляющая организация должна следить внутри дома за распределением тепла и воды. Но проблема в том, что ресурсоснабжающие организации пытаются получить больше, чем они предоставили по объему. Я думаю, мы сможем предложить какой-то алгоритм жителям домов, председателям ТСЖ, советам домов, чтобы это можно было контролировать.

Александр Остроушко, председатель профсоюза предпринимателей:

Я считаю, к вопросу нужно подходить системно. Иначе это стрельба из пушки по воробьям. Всем районным администрациям необходимо навести порядок с сетями. Мало того, что у нас до сих пор полно бесхозных, так есть еще и ничьи сети. Обращаю внимание: бесхоз и ничьи – это не одно и то же.

Олег Стрижак, член регионального штаба ОНФ:

Для определения балансодержателя нужно обращаться в городскую администрацию. А вот что касается тарифов – нам смету просто так не дадут! Скажут, что это коммерческая тайна. По поводу теплотрасс – в Томске есть участки, где мы отапливаем не только воздух, но и асфальт. Например, на ул. Пушкина у домов 52 «а» и «г» в 2016 году был ремонт, трубы изъяли, поменяли на новые, все закопали, уложили асфальт. И снега на нем нет! Представляете, как надо греть землю, чтобы два метра снега растаяло? И за все это мы платим.

Владимир Фурсин, член экспертного совета при заместителе губернатора по строительству и инфраструктуре:

Бесхоз – это головная боль муниципалитета, а зона ответственности – у ресурсоснабжающих организаций. Только они им заниматься не спешат. Потому что никакой мотивации у РСО нет. В большинстве домов сейчас есть теплосчетчики. Вот по ним мы и должны платить. А всю разницу между тем, сколько тепла было произведено и сколько поступило потребителю, пусть оплачивает ресурсоснабжающая организация. Тогда она будет заинтересована в наведении порядка. Кстати, у «ресурсников» появилась новая схема получения денег из воздуха. Если в доме есть несколько приборов учета тепла и один из них сломался, они рассчитывают плату исходя из нормативов всему дому. Получается больше в несколько раз.

Чингис Цыренжапов , кандидат юридических наук, член Общественной палаты Томской области:

Подведем итог. Состояние, в котором находятся наружные тепломагистрали, нас удовлетворить не может. Как будем действовать дальше? Сегодня прозвучало предложение – выяснить балансодержателей, которые халатно относятся к своим сетям. Далее – обращаемся к балансодержателям и в городскую администрацию с официальным предложением прояснить свою позицию. И наконец – разобраться с тарифами. Это самый сложный этап. Однако у нас в области существует совет наблюдений за естественными монополиями, я в него вхожу. Это как раз тот орган, который должен осуществлять контроль за РСО. Давайте обратимся туда и выясним, какие существуют тарифные регуляторы и почему действует именно такой тариф. При необходимости привлечем центральный исполком Общенародного фронта.

Татьяна Соломатина: «Наказание за блокирование проезда скорой помощи и нападение на медиков должно быть неотвратимым»

Нападения, оскорбления и неадекватное поведение граждан в отношении медицинских работников становятся одной из серьезных проблем. Чаще всего с посягательствами на здоровье и жизнь сталкиваются врачи станции скорой – они оказывают помощь людям на дому, оставаясь один на один с пациентом. На первом месте в борьбе с такими случаями должна стоять неотвратимость наказания. Такое мнение высказала сопредседатель регионального штаба ОНФ в Томской области, депутата Государственной Думы РФ, член комитета Госдумы по охране здоровья Татьяна Соломатина.

Напомним, что на прошлой неделе в Петропавловске-Камчатском автомобиль перекрыл проезд скорой помощи, проигнорировав просьбу освободить путь. В результате пациент скончался, не дождавшись помощи.

«Очень жаль, что человек погиб и ему не была оказана скорая медицинская помощь. Если люди перестают понимать элементарные вещи, значит, должны отвечать за свои поступки по всей строгости закона. Почему водители пропускают полицейские и пожарные машины и совсем по-другому относятся к автомобилям скорой помощи? Пора менять отношение общества к медицинским работникам», – подчеркнула Татьяна Соломатина.

По ее словам, в последнее время в стране и в частности в Томской области участились случаи препятствия осуществлению медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей – нападение на бригады скорой медицинской помощи, оскорбление медицинского персонала и водителей, непредоставление преимущественного права проезда санитарному автотранспорту.

«Эти вопросы обсуждались на днях на комитете Государственной думы по охране здоровья. Члены комитета направили обращение в адрес руководства Генпрокуратуры и Следственного комитета РФ с просьбой взять расследование инцидента, произошедшего в городе Петропавловске-Камчатском, под личный контроль, в том числе квалификацию деяний водителя легкового автомобиля, а также информировать комитет о ходе и результатах расследования. В свою очередь мы будем следить за тем, какое наказание понесет виновник данного происшествия», – отметила депутат Госдумы.

Как считает Соломатина, необходимо подготовить поправки в федеральные законы, усиливающие ответственность за такие нарушения. По ее словам, сегодня за непредоставление преимущества в движении машине скорой помощи автомобилисту грозит административный штраф в размере 500 руб. или лишение права управления транспортными средствами на срок от одного до трех месяцев.

«Сейчас водитель-нарушитель заплатит только небольшой штраф, если, конечно, не попадет под статьи УК РФ о причинении вреда здоровью, повлекшем смерть человека, либо заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии. Столь мягкое наказание, предусмотренное Кодексом РФ об административных правонарушениях, является несоизмеримым совершенным деяниям, особенно учитывая их последствия. За подобные нарушения необходимо не только ужесточать административное наказание, кратно увеличивать штрафы, пожизненно лишать водительских прав, но также вводить уголовную ответственность, чтобы у человека даже мысли не возникло чего-то нарушить», – подчеркнула Татьяна Соломатина.

Как отметила сопредседатель регионального штаба ОНФ в Томской области, нужно, чтобы наказание за подобные поступки было жестким и неотвратимым.

«Если наши граждане поймут, что будут строго наказаны, а все подобные дела будут доведены до суда, они начнут иначе к этому относиться», – резюмировала Татьяна Соломатина.

ОБЩЕРОССИЙСКИЙ НАРОДНЫЙ ФРОНТ

http://onf.ru/region/tomskaya_obl/

ОНФ в Томской области проводит праздничные представления для онкобольных детей в рамках акции «Новогоднее чудо»

В канун Нового года томские активисты Общероссийского народного фронта организовали сразу несколько праздничных мероприятий для ребятишек в рамках всероссийской акции ОНФ «Новогоднее чудо». В понедельник, 26 декабря, общественники провели два ярких праздничных представления для онкобольных детей в конференц-зале ОНФ и в Томской областной клинической больнице, а на среду запланирован выезд с Дедом Морозом на дом к тяжелобольным детям с онкологическими заболеваниями. Для малышей, которые вынуждены бороться с тяжелыми недугами, подготовлена развлекательная программа с песнями и подарками. Подобные предновогодние праздничные мероприятия для регионального отделения Народного фронта стали уже доброй традицией.

В преддверии новогодних праздников активисты Общероссийского народного фронта по всей стране проводят всероссийскую акцию «Новогоднее чудо». В рамках проекта общественники посещают детские лечебные учреждения и отделения, и вместе с Дедом Морозом и Снегурочкой устраивают для ребятишек, которые оказались в больнице в канун Нового года или находятся там на длительном лечении, праздничные представления с вручением сладких подарков.

«Томские активисты ОНФ неоднократно оказывали поддержку и посильную помощь детям с онкологическими заболеваниями, организуя различные акции, принимая участие в тематических благотворительных мероприятиях. В этом году мы организовали сразу несколько новогодних праздничных представлений для больных ребятишек. Мы верим, что положительные эмоции сыграют важную роль в закреплении хороших результатов от лечения и выздоровлении детей», — рассказала сопредседатель регионального отделения ОНФ в Томской области, председатель правления некоммерческого детского благотворительного фонда им. Алены Петровой Елена Петрова.

В новогодних праздничных представлениях, состоявшихся в конференц-зале ОНФ и ОКБ, участвовало свыше 40 ребят. Активисты Народного фронта совместно с детским благотворительным фондом им. Алены Петровой пригласили для организации детского праздника с розыгрышами, конкурсами и подарками волонтеров – школьников и студентов томских вузов.

Роль Дела Мороза на праздниках исполняет руководитель исполкома регионального отделения ОНФ Сергея Шаляпин, а роль Снегурочки – координатор ОНФ по организационным вопросам Инга Игитханян. Дети в карнавальных костюмах помогают Деду Морозу и Снегурочке зажечь новогоднюю елку, читают стихи и поют новогодние песни.

«Подобные предновогодние праздничные мероприятия для регионального отделения Народного фронта стали уже доброй традицией. Третий год подряд в канун Нового года томские активисты ОНФ проводят праздники для больных детей. Глядя на этих ребятишек, всегда хочется вложить в свои выступления самые светлые чувства, частичку души, подарить детям праздник, поднять им настроение, и хотя бы таким образом душевно поддержать малышей в их борьбе с тяжелым недугом», — отметил руководитель исполкома РО ОНФ в Томской области Сергей Шаляпин.

«Новогоднее чудо может случиться, если этого захочет не только ребенок, но и всем мы, так что каждый может побыть немножко волшебником. Мы благодарим всех неравнодушных томичей, студентов, школьников, волонтеров, которые принимают участие в новогодних праздничных мероприятиях акции ОНФ «Новогоднее чудо». Это хороший пример того, как Народный фронт может решать не только глобальные вопросы, но и адресно затронуть сердце маленького человека и заставить его поверить в чудо», — заключила сопредседатель регионального отделения Общероссийского народного фронта Елена Петрова.

ОБЩЕРОССИЙСКИЙ НАРОДНЫЙ ФРОНТ

http://onf.ru/region/tomskaya_obl/

Зарплату нужно перечислять вовремя. Почему не получается?

Анатолий Алексеев

img_4533

Статья 37 Конституции РФ гарантирует каждому гражданину право на вознаграждение за труд. Но что происходит в действительности? Как можно обеспечить это право, учитывая экономические интересы всех участников трудового процесса, рассуждали в НБ ТГУ участники первого открытого форума прокуратуры Томской области.

Прокурорская ведомость

Своевременная выплата и погашение задолженности по зарплате, пресечение «серых» схем – вопросы злободневные. Теме форума отлично подошел формат открытой дискуссии. Да и состав участников – сотрудников прокуратуры и экспертов в лице уполномоченных по правам человека и бизнеса, представителей власти, ОНФ, профсоюзов, вузовской науки – предполагал обмен мнениями и живой разговор.

Открыл работу форума первый заместитель прокурора Томской области Михаил Дружинин. Он заверил, что прокуратура делает все возможное для устранения нарушений в этой сфере. И результаты есть: в этом году после вмешательства извне работодатели погасили долги по зарплате перед своими сотрудниками на сумму более 160 млн рублей. В качестве примера Михаил Дружинин привел три организации с задолженностью более 5 млн руб­лей: МУП «ЖКХ» (село Назино), ООО «Универсал», АО «Спецтеплохиммонтаж». Причем последняя выполняла работы в Северске, где будет создан ряд объектов атомной энергетики, в том числе АЭС, на которой должна заработать реакторная установка БРЕСТ-300. И задолжала работникам более 30 млн руб­лей.

Уличенные в нарушениях работодатели долги ликвидируют не спеша. Прокурорами городов и районов выявлена задолженность в 115 млн рублей в 80 организациях, не обязанных представлять соответствующие сведения в органы статистики. По требованиям блюстителей закона из этой суммы выплачено более 100 млн.

Иногда для выплаты зарплаты достаточно представления руководителю, но чаще требуется серьезное вмешательство прокуратуры. Например, только благодаря этому получили заработанные средства 150 сотрудников НИИ фармакологии.

Постепенный выход из тени

Одной из причин нарушений со стороны работодателей уполномоченный по правам человека Елена Карташова считает юридическую неграмотность: люди часто не знают свои права или не обращают внимания на особенности договора. Трудовые отношения нарушители маскируют под гражданско-правовые.

– Человек устраивается на работу и думает, что у него будут больничные, отпускные… Но потом выясняется, что ничего этого нет, – рассказывает Елена Карташова. – Если возникает задержка зарплаты, работнику говорят, что это не трудовые отношения, хочешь денег – иди в суд.

В среднем в аппарат омбудсмена ежегодно поступает 1,5 тыс. обращений. Каждое десятое – по невыплате зарплаты. Причем в последнее время бывает такое, что по трудовому договору не платят даже адвокатам!

Борьба с неформальной занятостью – одно из важных направлений работы администрации области. По словам замгубернатора по экономике Андрея Антонова, в 2014 году не были официально трудоустроены 100 тыс. человек. Для экономики области это тяжелая ноша со всеми вытекающими правовыми и социальными последствиями. Накопленный опыт и методики выявления таких случаев позволили вывести из тени более 25 тыс. граждан. На следующий год стоит задача легализовать еще 28 тыс. работников.

По словам уполномоченного по защите прав предпринимателей Валерия Падерина, практика только административного решения вопроса погашения задолженности и давление на бизнес только усугубят ситуацию. Работодатели будут вынуждены уйти в тень, чтобы не разориться, поэтому нужно искать способы помощи предпринимателям и такие рычаги воздействия, в результате работы которых не платить заработную плату будет экономически невыгодно.

Предложения, высказанные на форуме, будут учтены в политике по реализации конституционных прав работников. Участники дискуссии договорились активно обмениваться информацией и использовать все полномочия в интересах граждан.

ЦИФРА

8925 рублей составляет минимальная зарплата в Томской области.

ЦИФРА

5084 правонарушения, связанного с задолженностью по оплате труда, выявлены в Томской области за 11 месяцев 2016 года.

В 2016 году за несоблюдение прав граждан на оплату труда по представлению прокурора к дисциплинарной ответственности было привлечено 231 должностное лицо.

Тема с запашком

tnews859_12

Почему так редки праздники на «зеленой» улице?

Активисты-экологи из регионального отделения Общероссийского народного фронта празднуют очередную победу. Им удалось добиться реконструкции очистных сооружений на заводе «Томское молоко» в деревне Нелюбино Томского района. Одновременно восстановлена плотина – стоки от ферм больше не льются в речку Куртук и озеро. Но Нелюбино – только одна отметка на карте горячих точек.

Недавно вновь запульсировал участок на речке Черной в районе ТНХК. Огромная проблема, о которой пока никто не говорит, – коттеджные поселки с их канализацией на выгреб. И, наконец, строящиеся очистные поселка Спутник. С этим процессом с весны борются местные жители. К сожалению, власти не слышали их месяцами, пока дело не дошло до судов. Сейчас стороны уже вошли в клинч, и трудно сказать, кто прав в затянувшемся споре.

Губительная очистка

Губинско-Нелюбинская эпопея началась в мае. Тогда местные жители обратились в ОНФ. Они считали, что пруды в пойме речки Куртук превратились в отстойники различных нечистот животного происхождения – от навозной жижи до испорченных молочных продуктов. Разумеется, селяне грешили на местных товаропроизводителей. Что было на первый взгляд странно – современное предприятие по переработке молока оснащено современнейшими же очистными сооружениями немалой стоимости. Как позже выяснилось, хваленые очистные ничего не очищают. И, как говорят активисты, это, скорее, типичная картина, чем исключение. Бактерии должны превращать фекальные и промышленные стоки в безвредную водичку (пить нельзя, но огород поливать вполне). Что, бактерии бастуют? Почти. Общественники уверяют, что система плохо подходит для суровых сибирских условий. Разработчики метода кивают на нарушения в эксплуатации. Кто прав, как водится, покажет время.

Когда общественники выехали на пленэр, они обнаружили размытую плотину, сбрасываемые в озера стоки ООО «Томское молоко» и стекающую навозную жижу с загона для крупного рогатого скота на тысячу голов в СПК «Нелюбино». Химический анализ показал: ПДК вредных веществ в сточных водах не просто превышена, а превышена в десятки и даже сотни раз. Не мудрено, что местные мальчишки, бесстрашно окунувшиеся в этот рассол, покрылись чуть ли не лишаями!

По словам члена регионального штаба ОНФ Сергея Жабина, после обращений активистов Народного фронта в надзорные органы прокуратура Томского района направила в суд исковые заявления о понуждении СПК «Нелюбино» провести технические мероприятия, исключающие попадание навоза в систему озер, и возместить ущерб, причиненный окружающей среде. «Томское молоко» обязали привести концентрацию вредных веществ в сточных водах в соответствие с нормативами.

– Если бы сбросы продолжили поступать в местные водоемы, то рано или поздно это неизбежно привело бы к отравлению всей системы прудов возле Нелюбина и Губина, а потом и реки Порос. Такие сбросы могли бы привести к настоящей экологической катастрофе, – считает эксперт ОНФ.

Активисты Народного фронта договорились с руководством «Томского молока» о модернизации очистных сооружений, ремонте дамбы и обеспечении нормативного качества очистки стоков.

– Сотрудники ТПУ проводят обследования и регулировку локальных очистных сооружений. Специалисты обещают, что весной 2017 года сооружения заработают на полную мощность: очищенные стоки будут поступать через систему прудов в реку Порос и далее в Томь. «Томское молоко» по предложению ОНФ и местных жителей восстановило плотину между прудами в Нелюбине и Губине, она была изрядно подмыта водой. Теперь она выполняет роль биологического пруда-отстойника, препятствующего сбросу неочищенных вредных стоков в окружающие водоемы – Гусиное озеро и озеро Губино. Происходит естественная фильтрация стоков. Угрозы прорыва дамбы, попадания отходов в Томь и массовой гибели рыбы, реально существовавшей весной, сегодня нет, – подчеркивает Сергей Жабин.

Спутник сошел с орбиты?

Спутник – некогда микрорайон, где жили сотрудники ТПИ, работавшие на опытном ядерном реакторе, а теперь скорее коттеджный поселок. Ситуация там не столь однозначна. Пару лет назад здесь полетела канализационно-насосная станция. Она связывала отходы жизнедеятельности поселка с городскими очистными сооружениями, которые находятся, в общем-то, совсем недалеко. По мнению аборигенов (а здесь это физики-ядерщики), следовало просто отремонтировать КНС. Но решение было принято радикальное: перекачку ликвидировать как класс, а вместо нее построить локальные очистные. В том числе на перспективу, с учетом развития поселка.

Правда, это почти в пять раз дороже (53 млн рублей, а не 10–12 при ремонте) и потребовало сноса 11 га леса. Что и было сделано под бурное возмущение местных жителей – у них уничтожили рекреационную зону. Где-то с апреля они звонят во все колокола, пытаясь достучаться до властей и указать на многочисленные нарушения, которыми сопровождалась вся эта история. Начиная с того, что публичные слушания в лучших традициях жанра проводились полуподпольно – в помещении администрации Октябрьского района на ул. Пушкина в рабочее время, и заканчивая подменой понятий в документации. Биопруд назван фитофильтрационной траншеей. Разница принципиальная, прежде всего в установлении санитарно-защитной зоны: будет она 200 или 25 метров. А значит, попадут ли в нее жилые дома? В первом случае дома подлежат сносу. Впрочем, за 30 лет, в течение которых автор этих строк освещает периодически экологические вопросы, такого в Томске не случалось никогда. Между тем…

– Открытые канализационные сооружения разместятся всего в 70 метрах от многоквартирных жилых домов. Поля фильтрации будут расположены в рекреационной зоне, в опасной близости от жилых многоэтажных домов, почти под самыми окнами жителей, – констатирует активист OНФ Михаил Ефимов.

Вместе с Михаилом мы позвонили в Москву представителям завода-изготовителя очистных сооружений. Спросили, будет ли их установка работать при наших минус 40? Говорят, будет даже при минус 65. А как же с дополнительной биоочисткой? Пруд-то по проекту совсем мелкий, он замерзнет! А это, фигурально разводят руками на том конце провода, ваши проблемы.

Не будем вдаваться в технические подробности. Но скажем, что некоторое время назад Томская природоохранная прокуратура встала на сторону общественников. Затем дело рассмотрел Советский районный суд Томска, возложив на городскую администрацию обязанность в течение шести месяцев разработать и согласовать с Роспотребнадзором новый проект санитарно-защитной зоны в поселке Спутник. Но буквально через неделю вышел пресс-релиз администрации Томска: мэрия подтверждала свое намерение уже в ноябре сдать в эксплуатацию эти очистные.

А город подумал…

Разумеется, ваша покорная слуга не могла не воспользоваться отчетом градоначальника и не задать вопрос про Спутник. Тем более сам мэр упомянул его в положительном контексте. Ответ дал новый начальник департамента капитального строительства, приступивший к работе буквально на днях, но уже успевший побывать в Спутнике и пообщаться с протестантами (а дело вновь находится в суде!). Да, суды продолжаются, подтвердил Владимир Костюков, но он не сомневается в положительном исходе. Санитарно-защитные зоны будут изменены, а опасения жильцов совершенно беспочвенны. Выходящая из установки «Тверь-200С» вода технически чистая, без всякого запаха. В этих прудах можно рыбу разводить.

Остается только развести руками. Кто прав? У общественников случилась профессиональная деформация: не раз обжигаясь на молоке, дуют на воду? Пока такого с активистами ОНФ не случалось. Впрочем, наверное, в данном случае они только рады будут ошибиться.

Суд поддержал позицию ОНФ по строительству очистных

Мария Крайнова

img_4137

В Томское региональное отделение Общероссийского народного фронта обратились жители поселка Спутника, обеспокоенные строительством новых очистных сооружений. По их мнению, реализация проекта ухудшит экологическую обстановку в поселке. Активисты ОНФ побывали на месте строительства, вместе с экспертами изучили проектную документацию и согласились с опасениями жителей: открытые канализационные сооружения разместятся всего в 70 метрах от многоквартирных жилых домов.

– Беспокойство жителей и экспертов Народного фронта вызывает сооружение участка доочистки стоков – фильтрационной траншеи. Поля фильтрации будут расположены в рекреационной зоне, в опасной близости от жилых многоэтажных домов, почти под самыми окнами жителей. Фактически нарушается санитарно-защитная зона, – говорит активист OНФ Михаил Ефимов.

По мнению «фронтовика», в текущем варианте вводить объект в эксплуатацию ни в коем случае нельзя. И дело не только в запахе.

– Такие очистные сооружения в условиях Сибири работать не будут. Согласно заключению специалистов, они выполнены по южному варианту. Зимой, в 30–40-градусные морозы, очистные сооружения и фильтры будут промерзать, сверху на них будет образовываться ледяная и снежная шапка. В наших условиях подобные сооружения должны быть крытыми и отапливаемыми, – убежден член регионального штаба ОНФ Сергей Жабин.

После обращений жителей поселка и активистов ОНФ в дело вмешалась природоохранная прокуратура Томской области. На прошлой неделе вопрос рассматривался в суде. Решение вынесено в пользу жителей. Выяснилось, что в ходе строительства открытых канализационных очистных произошла подмена понятия: вместо фильтрационной траншеи по факту строится биологический пруд. В первом случае санитарно-защитная зона объекта должна составлять 25 м, во втором – 200 м. Советский районный суд Томска возложил на городскую администрацию обязанность в течение шести месяцев разработать и согласовать с Роспотребнадзором новый проект санитарно-защитной зоны в поселке Спутнике. С соблюдением всех запретов.

Активисты регионального отделения ОНФ настаивают на том, чтобы проблема с очистными сооружениями в поселке Спутнике была решена в строгом соответствии с федеральным законодательством и с учетом мнения местных жителей. Общественники будут держать вопрос под контролем.

Прием на линии фронта

tnews856_15О том, с какими вопросами чаще всего обращаются томичи и удается ли им помочь, рассказывает активист Общероссийского народного фронта юрист Родион Газизов.

Майя Барецкая

Газизов-Для Томского отделения ОНФ подобные консультации – новинка, но при администрации Томска такая приемная работает длительное время. Я лично участвовал в ее деятельности более двух лет, – говорит Родион Маратович. – И могу с уверенностью сказать: основные вопросы – те же самые. Чаще всего люди обращаются по поводу расселения ветхого и аварийного жилья: не признают дом аварийным; признали, но не принимают меры к расселению; предлагают неприемлемые варианты расселения… В основном сейчас жалуются на первых двух этапах, жалобы на качество предлагаемого жилья довольно редки. По-прежнему есть вопросы по капремонту, плате за ОДН.

– Зачем в таком случае нужно дублирование?

– Некоторые граждане с недоверием относятся ко всему, что исходит от власти. В этом случае ОНФ, как независимая инстанция, вызывает больше доверия. К тому же у нас есть уникальная и весьма действенная форма работы – круглые столы. Ни в городских приемных, ни в других общественных организациях, насколько мне известно, ничего подобного не практикуется. Только «фронтовики» собирают за одним столом заявителей, представителей органов власти и других заинтересованных сторон. Так как за нами авторитет главы государства, ведь лидер ОНФ – Владимир Путин, официальные лица, как правило, участвовать в наших мероприятиях не отказываются. А встретившись глаза в глаза с пострадавшими, начинают принимать реальные меры. Так что это действительно работает.

– Как часто вы ведете прием и много ли обращений? С чем приходили недавно?

zhkh2– В последнее время общественная приемная работает по четвергам с 18.00 до 21.00. Обычно приходит человек 15. С чем обращались… Расскажу об одной из самых трудноразрешимых ситуаций. Хотя, на первый взгляд, пример кажется каким-то нетипичным для города, который гордится своими инновациями и высокими технологиями. К сожалению, технико-внедренческая зона не гарантирует наличия канализации. К нам обратились жители многоквартирного дома по ул. Короленко, 15а. Они, а также обитатели нескольких соседних домов жалуются на отсутствие коммуникаций. Шлакоблочные дома канализованы на выгреб. Люди обращались в различные инстанции, в том числе в «Томск-водоканал», но безуспешно. В ближайшее время мы планируем провести круглый стол с привлечением представителей департаментов ЖКХ и тарифного регулирования, того же «Водоканала» и самих жильцов с тем, чтобы определить пути решения проблемы: либо это будет включение этих домов в инвестпрограммы, либо что-то другое.

– Да уж. Какое у нас тысячелетие на дворе… А что-нибудь более современное?

– Человек согласен на расселение в маневренный фонд, но ему отказывают. Пенсионеры не знают, куда обращаться насчет льгот по капремонту. Значит, недостаточно четко разъясняли, да? По поводу сохранения объектов культурного наследия обращаются. Это тоже в определенной степени веяние времени. Или вопросы по оформлению земельных участков в собственность. Есть заковыристые моменты. Например, часть земли с домовладением оказывается в собственности товарищества, а собственники дома всю жизнь платили за нее налоги. Где произошел сбой? И что теперь делать? Мы советуем обратиться, во-первых, в Росреестр, во-вторых, в налоговую. На основании каких документов взимался земельный налог? В зависимости от ответа будем намечать план дальнейших действий.

– Взаимоотношения между жильцами и управляющими компаниями все еще не утряслись? Жалобы на УК есть?

– Куда они денутся. Есть, конечно, но уже немного другие. Жильцы хотят знать, где проходит водораздел между платежами за ремонт и за содержание. К сожалению, единого нормативно-правового акта на этот счет нет, различные положения разбросаны по нескольким законам и постановлениям, что создает почву для злоупотреблений. Особенно по текущему ремонту – деньги тратят на работы, не согласованные с советом дома, порой вообще мифические. Или, к примеру, опрессовку включают в статью «ремонт», тогда как это – «текущее содержание». Это уже в лучшем случае административка, а в некоторых регионах и уголовные дела заводят.

– Кто должен это выявлять?

– В зависимости от компетенции государственного органа: Департамент ЖКХ и государственного жилищного надзора Томской области, Управление Роспотребнадзора по Томской области, Управление экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Томской области, органы местного самоуправления… Контролирующих инстанций более чем достаточно, но, к сожалению, пока они занимают не слишком активную позицию. Томичи ждут от власти реальной защиты своих прав и законных интересов, принятия реальных мер, а не перекладывания ответственности с одного органа на другой.

– Это типичные обращения. Есть какие-нибудь необычные жалобы?

– На днях обратилась группа жильцов, жалующихся на… размещение в их доме опорного пункта полиции. Это, по их словам, вызывает определенные неудобства. В первую очередь из-за специфического контингента, который посещает пункт. Например, условно-досрочно освобожденные. По словам представителей совета дома, эти граждане ведут себя некультурно, плюют в подъезде (вход у опорного пункта общий с жилыми квартирами), на замечания реагируют неадекватно. Якобы уже было несколько неприятных столкновений. Дошло до того, что родители опасаются отпускать во двор детей.

– Полиция там поселилась недавно?

– Уже несколько лет. Но они и жалуются вроде бы давно. Сейчас добавился еще и финансовый фактор, жители жалуются на неоплату полицией услуг по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома.

– Как разрешился конфликт?

– Пока никак. Мы побывали в опорном пункте, но… скажем так, общего языка не нашли. Более того, на какой-то момент мы почувствовали себя «по ту сторону закона». Надо сказать, неприятное ощущение.

– И что теперь?

– Я написал официальное обращение в адрес и.о. начальника УМВД Ветрова. Надеюсь, он выйдет с нами на контакт. Понимаю, что никакого нарушения закона там нет, но что касается бытовых условий – люди правы. Значит, надо находить выход, который устроил бы всех.

Требуются жертвы

Майя Барецкая. Фото из архива ОНФ

актовый зал Дома Культуры Новоархангельское
актовый зал Дома культуры с. Новоархангельское

«Праздник топора», «Бронзовый витязь», «Праздник кузнеца», многочисленные фестивали и дни села… На взгляд стороннего наблюдателя, культурная жизнь в Томском районе бьет ключом. Чуть углубившись, замечаешь, что первое мероприятие только территориально связано с районом (его проводит областной департамент культуры), второе – детище управления образования, вернее, даже одного человека, директора Поросинской школы. Да и праздник в Семилужках родился в результате частной инициативы…

Тем не менее целевая программа «культурно-досуговой и профессиональной деятельности, направленной на творческую самореализацию населения Томской области» существует, и какие-то деньги на нее выделяются, разнообразные мероприятия в селах и поселках действительно проходят, творческие коллективы принимают участие в конкурсах и регулярно побеждают.

Cловом, не оскудела талантами Томская земля. Не страшно энтузиастам ни финансирование по остаточному принципу, ни управленческие эксперименты. Поневоле задаешься вопросом: а что если бы все эти творческие люди трудились не вопреки, а благодаря? Ответить на него могли бы активисты ОНФ, в течение полугода изучавшие ситуацию в клубах Томского района. А она, прямо скажем, очень разная.

Глава всему голова

 

актовый зал Дома Культуры Курлек
актовый зал Дома культуры с. Курлек

Мало кто знает, но полноценного централизованного управления, а главное – финансирования сельские очаги были лишены в далеком 2006 году. Тогда все они были переведены на поселенческий уровень. В отличие от школ и больниц дома культуры и библиотеки пригородного района автономны. Даже от централизованной приемки учреждений культуры осенью, после ремонта, в Томском районе уже несколько лет как отказались! Поэтому в одних поселениях клубы ремонтируют, а в других – только обещают.

Передали культуру «на землю» в соответствии с ФЗ №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Там она и осталась. Чаще всего, когда речь идет, к примеру, о подготовке к зиме, главам поселений совсем не до «этой вашей культуры». В любом сельском поселении, даже относительно благополучном (а большинство из них дотационные), денег всегда не хватает. И сложно винить тех глав, кто между вечным и сиюминутным выбирает второе.

К тому же уровень руководства на местах разный. В том числе и культурный. Поэтому если глава, трудившийся до своего избрания директором ДК, постарается потратить на него каждую лишнюю копейку, то экс-директор коммунального предприятия может найти ей более полезное, с его точки зрения, применение. Да и все мы люди. И если у главы поселения и директора местного очага культуры чисто по-человечески не сложились отношения, то это может отразиться и на месте клуба в очереди на ремонт, и на доплатах директору. (Заметим в скобках: его трудовая книжка лежит у главы!) Добавим к этому наличие или отсутствие в поселении спонсоров, а также коммерческой жилки у директора клуба. Люди творческие редко умеют считать деньги. А зарабатывать – еще реже. При этом они могут быть гениальными организаторами культмассовых мероприятий и отличными режиссерами художественной самодеятельности! (Еще раз в скобках: развести эти функции в сельских клубах удается редко, порой в штате вообще один директор да пьющие кочегары, которых он вынужденно ловит на торговле казенным углем.)

Короче, живется сельской культуре в отдельно взятом Томском районе очень по-разному. У кого-то суп жидкий, у кого-то жемчуг мелкий. И сейчас, когда все громче звучат голоса о восстановлении централизованного управления, далеко не все хотят возвращаться в «колхоз».

Мы едем, едем, едем…

ДК Богашово
Дом культуры с. Богашева

В апреле, когда пригрело солнышко и обсохли не всегда проезжие сельские дороги, активист региональной рабочей группы ОНФ «Образование и культура как основы национальной идентичности» в Томской области Ирина Абрящикова и сотрудник исполкома Томского отделения ОНФ Бэлигма Бакирова отправились в путь-дорогу. За полгода они объехали все 19 сельских поселений, посетив подавляющее большинство «учреждений культурно-досугового типа», как теперь принято официально величать сельские клубы и ДК. И своими глазами убедились в вышесказанном. Впрочем, для Ирины Александровны, много лет трудившейся директором ДК в селе Рыбалове, это не новость.

Не удивило и то, что не везде их встречали с распростертыми объятиями. Кое-где даже интересовались: кто вам позволил? Пришлось объяснять, что Народный фронт ни у кого разрешения не спрашивает.

Порой работники культуры так и говорили: вы что, хотите нас с главой поссорить? А те, у кого техническое состояние и вовсе аховое, опасались еще и надзорных органов: не закрыли бы из-за аварийного состояния. Но, полагая, что замалчивание проблем еще никогда не способствовало их решению, в ОНФ все-таки решили вымести сор из избы.

– Проблем в учреждениях культуры достаточно во всех районах, – говорит Ирина Абрящикова. – Томский мы выбрали именно из-за отсутствия централизации. Это означает, что стабильно финансируется только зарплата и «коммуналка», все остальное – только по программам. И слишком многое зависит от местных условий в самом широком смысле.

Что видим, то поем

ДК Зональный
Дом культуры пос. Зональная станция

Говорить о состоянии сельских учреждений культуры в целом очень сложно. Есть прекрасные ДК, построенные в поздние советские времена. Есть клубы, расположенные в приспособленных помещениях. А то и в подвалах. Некоторые делят площади с другими учреждениями: в лучшем случае с библиотеками и МФЦ, в худшем – с ФАПами и даже магазинами. Один клуб в подвале школы. Есть просто аварийные помещения…

Неплохо – внешне – выглядит клуб в поселке Зональная Станция. Но это если смотреть с фасада, недавно отделанного сайдингом. Прекрасная вывеска, все светится. За угол лучше не заходить. Обшивки на задник, видимо, не хватило, доски гнилые, кругом мерзость запустения: кусты, помойка… В состоянии перманентного ремонта здание четвертый год, причем денег в него вложено немало. Сцена разобрана, готовы только костюмерка и паркетный зал. Кружки функционируют, но полноценно ДК не работает.
Перемещаемся в другую часть района. Итатка. Клуб расположен в 3 км от центра поселения в селе Томском. Это столовая бывшего военного городка. При этом рядом Дом офицеров стоит в руинах.

– Спрашиваем, как народ добирается, – рассказывает Бэлигма Бакирова. – Говорят, подвоз. А летом и пешком можно… Как-то все-таки сомнительно. Помещение шикарное, потолки высокие, а сидят все в небольшой комнате, метров в 25. Но работают прекрасно, на них и все государственные праздники, и дни села. А какие у них поделки!

Наумовка. Недавно пришел новый глава, видны изменения. Сделан ремонт, оборудуется теплый туалет в помещении. Раньше была уборная на улице. Здесь же, в помещении клуба, тренажер и библиотека. Но это ничего, вот в Турунтаеве на первом этаже магазин, а на втором – очаг культуры. На дверях висит график: работа два раза в неделю по два часа. «Фронтовики» никого не застали.

Одна из самых отдаленных территорий района – село Новоархангельское. Замечательный ДК! Недавно часть его помещений занимал ФАП, но он отселился. Зал такой шикарный, что ­в­ ­обуви стыдно зайти. Но большие проблемы с финансированием. Каждый рубль надо выхаживать и выпрашивать.

Возвращаемся в пригород. В поселке Копылово почти идеально. Приличный ремонт. Недавно поменяли освещение, имеются все современные технические средства, приличествующие учреждению культуры. Работают интересные коллективы, шьются новые костюмы. Может, идиллия по той причине, что местный глава как раз и был здешним директором ДК?
Далее – Молодежный. Если в центральной усадьбе благодаря местным депутатам снабжение более-менее сносное, то в других подразделениях (в Малиновке и Александровском) все держится почти исключительно на энтузиазме работников.

Как говорят наши «фронтовики», в сельской культуре по большому счету вообще все держится на преданности людей своей профессии. Зарплата – слезы, выходной день – один (понедельник), и то он далеко не всегда соблюдается. Про отгулы лучше и не заикаться. А люди работают. Даже металлы обладают определенным пределом прочности. Вот и сельские труженики культуры порой все же не выдерживают и уходят из профессии. Ирине Абрящиковой известно несколько таких примеров. В селе Коларове, например, клуба теперь нет – на все поселение остался один ДК в Ярском, на границе области. А коларовская заведующая ушла работать в детский сад и только в страшном сне вспоминает свои сражения с кочегарами.
Это только несколько примеров, и выбраны они совершенно произвольно.

Вымирающее искусство

ЗайчикДеньги – далеко не всё, чего не хватает сельской культуре.

– Практически во всех клубах работают кружки и секции. Но если имеется хор – поют в нем бабушки. Молодежи нет. Похоже, этот вид искусства вымирает, – говорит Бэглима Бакирова.

– К сожалению, это так, – подтверждает Ирина Абрящикова. – Почти в каждом ДК есть хор ветеранов. Их зазывать в клуб не надо. А что мы можем предложить молодежи? Киносеть в районе приказала долго жить. Выросли дети, которые ни разу в жизни не видели большого экрана. Даже если кто-то демонстрирует фильмы, делает это на свой страх и риск, нарушая лицензионные правила. Да и аппаратура есть мало у кого.

Восстановить отрасль можно только централизованно. Что там современная киноаппаратура – даже компьютеры есть не во всех «очагах»! Зато практически в каждом есть ЦОДы – центры общественного досуга. В них стоят невостребованные ноутбуки. В свое время ЦОДы придумали, чтобы завести Интернет в село. Это было нужно лет 10–15 назад, а реализован проект только в 2015 году. И смех и грех: и дома компы есть почти у всех, и МФЦ работают как часы. А техника в ЦОДах стоит как неприкосновенный запас, и трогать ее не моги. Тут тебе и ноутбук, и экран, и проектор – всё, чего нет в клубе.

Отдельная песня – дискотеки. Это как раз тот случай, когда привлекается молодежь и зарабатываются деньги. Но… фейс-контроля в ДК нет, а за пьяного посетителя клуб могут оштрафовать на 20 тысяч. Самого выпивоху, кстати, только на две. Десять раз подумаешь… К тому же бакшиш поступает на общий счет в поселковую казну, и не факт, что деньги оттуда удастся вернуть.

В тоске по вертикали

«Фронтовики» потратили на свой объезд полгода, а мы пробежались галопом по Европам и вынуждены ставить точку. Искренне надеемся, что она превратится не в многоточие, а в жирную запятую. Насколько нам известно, от децентрализации у «младших коллег» не в восторге в областном департаменте культуры. Даже поговаривают – в свете будущей агломерации – о возможности прямого подчинения районных учреждений культуры Павлу Волку и К.?Тем более самые крупные праздники, проходящие в Томском районе, де-факто давно уже курируются сверху. Да и значительная часть участников – жители областного центра. Было и другое предложение. С ним выходила Валентина Ким, в недавнем прошлом – завотделом культуры администрации Томского района: объединиться под эгидой управления культуры Томска. Опять же ввиду грядущей агломерации. Но горожане почему-то от идеи в восторг не пришли.
Какое в итоге будет принято решение, покажет время. Активисты ОНФ убеждены: с культурным безвластием в томском предместье должно быть покончено. Абсолютного равенства добиться невозможно – относительно богатые и сравнительно бедные будут всегда. Но равенство на старте власти обеспечить обязаны.

Как дела у семьи, которой губернатор Сергей Жвачкин выделил два миллиона на крышу над головой

Майя Барецкая

Все, что осталось от любимого дома семьи Егоровых
Все, что осталось от любимого дома семьи Егоровых

Помните, в поэме «Кому на Руси жить хорошо»: «Ославили счастливицей, прозвали губернаторшей…». Олеся Егорова из поселка Зональная Станция совсем не похожа на некрасовскую Матрену Тимофеевну. Коня на скаку не остановит, в горящую избу по доброй воле не войдет. Хотя горящая изба в ее жизни имела место быть. Как и вмешательство в ее судьбу губернатора. В остальном – ничего эпичного: скромная молодая женщина, мать троих детей да еще и инвалид по зрению первой группы.

В ожидании хеппи-энда

Более полугода назад в семье случилось большое несчастье – сгорел недавно построенный дом, который Егоровы еще даже не зарегистрировали. С тех пор они живут… нигде.

Историю злоключений семьи Егоровых можно излагать как наглядное пособие по бюрократоведению – если когда-нибудь в наших вузах появится такая дисциплина. Но это еще и рассказ о человеческой доброте и великодушии. Да, Олесе и ее семье помогали. Сначала приютили соседи – пустили до тепла пожить на отапливаемую мансарду над гаражом. Потом семейство перебралось в ожидающий сноса старый дом знакомых. Они там обитают до сих пор. Все бы ничего, но в тесном ветхом домишке нельзя топить печь. Ну то есть совсем нельзя: на ней потолочные балки лежат. Пользоваться электрообогревателем тоже не получается – напряжения не хватает. Как бы не погореть во второй раз.

Местные власти ограничились разовой материальной помощью и констатацией факта: жилья нет и не будет, маневренного фонда в Томском районе тоже нет. В общем, вы там держитесь и хорошего вам настроения. Единственной инстанцией, где от Олеси не отмахнулись и не отделались разовой подачкой, оказался Общероссийский народный фронт. «Фронтовики» буквально выбили из администрации Томского района 170 кубометров бруса Егоровым на восстановление сгоревшего дома. А конкретно – активист ОНФ Михаил Ефимов. Он чуть ли не за ручку привел в семью погорельцев телевизионщиков. Сюжет на ГТРК увидел Сергей Жвачкин и выделил семье 2 млн рублей из фонда непредвиденных расходов. Хеппи-энд? Не стоит так торопиться. Пока Егоровы по-прежнему обитают в неотапливаемой халупе. Просто счастье, что настоящая осень с ночными заморозками и утренним инеем на траве нынче где-то заблудилась. Тем не менее спят егоровские детки (младшей – 5 лет) уже в курточках. Прохладно.

За два часа до рассвета

Эта дата – 31 января – для семьи Егоровых навсегда останется черным днем календаря. Даже сейчас у Олеси волосы шевелятся, когда она вспоминает о той страшной ночи. Точнее, было уже утро, где-то начало шестого, но зимой в это время тьма кромешная. Даже коров доить еще не встают. Хотя какие там коровы в Зональном – одно название, что сельское поселение. Все соседи еще сладко спали. Да и сами Егоровы проснулись слишком поздно, пожар уже разошелся вовсю. Разбудил их звук взрывавшихся электрических лампочек.

К этому времени весь дом был уже в дыму, дышать невозможно. Олеся, которая и в нормальной-то обстановке мало что видит, почти наощупь да по белеющей пижамке нашла младшую дочку. Глава семьи еще успел спуститься по лестнице на первый этаж – «Андрей пошел посмотреть, что происходит», и лестница заполыхала. Свекровь и Яна, старшая из детей, спали на первом этаже. Олеся с 4-летней Аксиньей на руках и 10-летний Артем прыгали со второго в окно. Прямо на стылую землю (снега-то прошлой зимой практически не было) раздетые и разутые.

«Яна, где Яна?» – кричал Андрей. Но его 20-летняя сирота-племянница (тоже Яна, как и старшая из детей), всего месяц назад попросившаяся к ним пожить, так и осталась там, наверху. Дом уже полыхал как факел, спасшиеся могли только ползти к дороге – по воздуху летели горящие куски крыши. «Девушка задохнулась угарным газом», – скажут потом пожарные. Олесю с сильным отравлением продуктами горения госпитализировали в реанимацию токсикологического отделения ОКБ, она, едва оклемавшись, сбежала из больницы – на похороны. Хоронили девушку, конечно, в закрытом гробу…

В той или иной степени пострадали все Егоровы. Больше всего – Артемка, получивший сильные ожоги руки и головы (на волосы капало расплавленное потолочное покрытие), Андрей обморозил ноги.

Нет, мы вовсе не нагоняем слезу. Просто одна маленькая деталь: Егоровых, в одночасье лишившихся всего – нового дома, вещей, документов, оставшихся в прямом смысле без крыши над головой, на морозе, еще и оштрафовали за потерю паспортов. При этом попеняли: как это, сами в окна попрыгали, а документы бросили?

Заговор равнодушных

Это не единственный удивительный вопрос, который задали Олесе холеные дамы, сидящие в уютных кабинетах. Причем их не смущали ни ее трое детей (спасибо, еще не сказали, что не заставляли ее рожать!), ни первая бессрочная группа инвалидности по зрению.

У нее интересовались: «Неужели у вас за всю жизнь не набралось никаких сбережений?» (Как же. Набралось. Почти 5 тыс. в месяц платежей по кредитам за сгоревший дом.) И даже намекали на завышенные запросы. Позволю себе процитировать некоторые ответы.

От Департамента соцзащиты Томской области:

«Доход семьи состоит из социальных выплат, предусмотренных вам как инвалиду, вашей стипендии, доходов супруга от предпринимательской деятельности, за Егорову Аксинью получаете компенсацию за присмотр и уход в дошкольной образовательной организации. Принимая во внимание результаты обследования (…), Центром социальной поддержки Томского района принято решение об оказании вам единовременной денежной помощи в размере 10?000 руб­лей. Денежные средства будут направлены почтовым переводом по месту вашего жительства в марте.

По информации администрации сельского поселения, односельчанами для семьи собрана благотворительная помощь (мебель, одежда, предметы первой необходимости). В администрацию Томского района направлено ходатайство о выделении вашей семье жилого помещения».

Из администрации Томского района:

«В настоящее время предоставить жилое помещение не представляется возможным по причине отсутствия свободного муниципального жилого фонда, а также средств на приобретение жилых помещений. (…) Исходя из уровня вашего дохода, вам будет оказана материальная помощь в размере до трех прожиточных минимумов».

Можно цитировать и дальше, но боимся утомить читателя. Невероятно, но факт: уже после всех отписок и телесюжета Олеся Егорова узнает новость – подошла ее очередь на жилье! (Коллеги с ТВ несколько погорячились, сообщив, что соцзащита приобрела для Олеси ноутбук и специальную технику для слабовидящих вместо той, что сгорела. Да, разговоры такие были, но дальше дело не пошло.) Вот так – не двигалась, не двигалась, а тут… вдруг. Прямо рояль в кустах. Спустя почти 15 лет ей дают квартиру. И именно по льготной! Целых 670 тыс. рублей из федерального бюджета. Причем документы нужно оформить практически в режиме «вчера».

Олеся в спешном порядке все сделала. И снова новость – о том, что губернатор выделил ее семье на приобретение или строительство жилья 2 млн рублей. Вот тут и начались непонятки. По сути, чиновники ей сказали, что нужно выбирать одно из двух: либо выделенные губернатором деньги, либо – федеральные, за квартиру по льготной очереди. А объединить их никак нельзя. В департаменте архитектуры и строительства Олесю, по ее оценке, «чуть ли не пристыдили».

Активист ОНФ Михаил Ефимов помогает Олесе Егоровой в борьбе с бюрократией
Активист ОНФ Михаил Ефимов помогает Олесе Егоровой в борьбе с бюрократией

Если нельзя, то… можно

Уже после нашей встречи у «фронтовиков», то есть во вторник, Олеся и тот самый Михаил Ефимов, поставивший на уши часть томской сельской администрации, посетили областной департамент архитектуры – поинтересоваться все же судьбой тех 600 с чем-то тысяч из федерального бюджета. Михаила почему-то не сильно удивило, что бумаги, которые обещали выдать в прошедшую пятницу, готовы не были. Впрочем, после серьезного разговора все необходимые документы очень быстро были оформлены и переданы Олесе. Более того, оказалось, что их МОЖНО использовать как доплату к выделяемой губернатором сумме.

Теперь, говорят активисты ОНФ, их задача – проконтролировать, чтобы до Олеси дошли все деньги, а также проследить, чтобы с жильем тоже было все нормально. А еще предстоит выяснить в соцзащите по поводу ноутбука для слабовидящих и другой техники, якобы выделенной для Егоровой. Мы эту семью не бросим и доведем дело до конца, говорят «фронтовики». «ТН» тоже намерены следить за развитием ситуации.