Петру Константиновичу Афонину, Герою Социалистического Труда, наладчику ГПЗ-5, выпало на долю столько испытаний, что их хватило бы не на одну судьбу. Ему было десять лет, когда, оставшись без отца, он взвалил на себя все заботы о семье. В 13 лет работал наравне со взрослыми, стал заправским охотником, лесорубом, пахарем. И потом, где бы ни трудился, везде показывал пример усердия, ответственного и добросовестного отношения к делу.

Петр Афонин родился в семье спецпереселенцев в глухом таежном поселке Черемшанка на реке Васюган в Нарымском округе. Сам Петр Константинович в своих заметках «Так больше жить нельзя» вспоминает о своем детстве: «Школа в деревне была начальной. Я закончил четыре класса с похвальной грамотой. Моя жизнь проходила среди подростков, таких же, как я, детей войны, женщин, старых людей, которые глубоко в тылу в далеком Васюганье отдавали все для победы. Мы сами страшно голодали, но добывали рыбу, боровую дичь, собирали дары природы, готовили теплые вещи, и все это в больших количествах отправляли на фронт».

Казалось бы, этого достаточно, чтобы испытать подростка на прочность. Но именно в эти военные и послевоенные годы на парня стали обрушиваться несчастья одно за другим. В 1941 году по дороге с работы домой скоропостижно скончался его отец. У матери осталось трое детей, к тому же она была инвалидом с детства. Ее не стало в возрасте 42 лет. Спустя четыре года скончалась двадцатидвухлетняя сестра. Брата Сергея забрали в детский дом и после окончания ФЗО направили в Самусь. К тому времени дали открепление от колхоза и Петру. В поселке Самусь братья и встретились. Здесь он работал матросом-кочегаром на пароходе, ходившем в летнюю навигацию в отдаленные населенные поселки на Томи, Оби и по ее притокам. Затем по призыву райвоенкомата был направлен на действительную срочную службу на флот, а спустя три с половиной года, демобилизовавшись, вернулся в Томск.

С 1955 года начинается трудовой путь Петра на Государственном подшипниковом заводе № 5 Министерства автомобильной промышленности СССР.

 

История начинается

Завод ГПЗ-5 был эвакуирован в Томск в августе 1941 года. Уже в двадцатых числах ноября был собран первый подшипник, а в декабре того же года – 30 200 подшипников! Это был вклад томичей в победу над врагом. За 1942 год было выпущено более 2 млн подшипников разного назначения. В 1946 году завод переходит на мирные рельсы. Начинается выпуск подшипников для сельского хозяйства, осваивается производство товаров народного потребления – замков, сапожных колодок, баков для воды, подойников, елочных игрушек… Расширяется производство. В 1952-м вводится в строй новый производственный корпус блока № 1. В этом блоке разместились автоматно-токарный, полуавтоматный, шлифовальный № 1, термический цехи. Вот сюда и определили новичков, в том числе и Петра. Здесь он познакомился со славной историей предприятия и в течение трех месяцев осваивал азы своего ремесла в статусе ученика рабочего-слесаря в бригаде наладчиков. После этого Петру Афонину доверили самостоятельную работу.

За 39 лет, которые Петр Афонин проработал в одном цехе, система работы все время менялась. То они были наладчиками и станочниками, то все становились операторами. Как в цехе, так и на заводе в целом, по воспоминаниям Петра Константиновича, были и взлеты, и падения. Все это требовало постоянного обновления, модернизации. Поэтому в 1959 году было принято решение о создании на заводе цеха по изготовлению крупногабаритных подшипников для подвижного железнодорожного состава. Под это построили специальный корпус, туда перевели ряд цехов, а спустя четыре года государственная комиссия приняла объект с оценкой «хорошо», и на этой базе были изготовлены первые четыре железнодорожных подшипника. В 1971 году был сдан корпус шариковых подшипников, в котором был полностью налажен процесс изготовления изделий – от металлической болванки до готового изделия. Условия здесь были несравнимые с прежними и в плане работы, и в плане отдыха. Все это способствовало повышению производительности труда, соцсоревнованию, которое развернулось на всех уровнях – от участка, бригады до смены и цеха.

Вот тут и наступило золотое время для Петра Афонина, который к тому времени набрался опыта, освоил ряд смежных профессий, отработал все движения до мелочей. Вот он опытным взглядом окидывает очередное кольцо подшипника, замеряет его параметры, идет к следующему автомату, вновь проверяет деталь… В каждом движении чувствуется почерк мастера… Он знает не только, как лучше организовать собственный труд, но и что нужно сделать, чтобы эффективней работали другие. Вносит рацпредложения.

– Моя инициатива была в том, – вспоминал Петр Константинович, – что я предложил считать повышение производительности труда от достигнутого уровня прошлого года.

Эта инициатива была поддержана. Победителей награждали денежными призами, почетными грамотами.

И это дало свои результаты. Среди подшипниковых заводов томский ГПЗ-5 не раз занимал первые места. 21 декабря 1970 года заводчане рапортовали Родине о выполнении плана последнего года восьмой пятилетки, а 23 декабря завершили и весь пятилетний план. 60 работников ГПЗ-5 были удостоены правительственных наград.

Перемены, перемены…

В то же время облик завода и его начинка существенно менялись. Прогресс диктовал свои условия. Началось техническое перевооружение, сравнимое с тем, что сейчас мы называем цифровизацией. На базе машиносчетной станции был создан отдел АСУ. В инструментальном цехе установили оборудование с числовым программным управлением, экспериментальный участок расширил свои площади и получил статус цеха нового станкостроения. Все это требовало от работников новых знаний. Именно в эту пору Петр Афонин поступил в вечернюю школу и получил среднее образование, а потом без отрыва от производства окончил вечернее отделение машиностроительного техникума.

Он прошел путь от ученика, наладчика до инженера-технолога цеха прутковых автоматов, бригадира станочников-наладчиков. Именно под его руководством его бригада две пятилетки подряд выполняла план на 200%, при этом экономя металл и режущий инструмент.

Вот что рассказывает бывший начальник цеха, ветеран завода, а ныне пенсионер Владимир Коновалов:

– Цех, в котором работал Петр Константинович, – это начало начал всего производства. Здесь делали первые заготовки, которые потом после термообработки, закалки, шлифовки, ряда других операций шли на сборку. Работа здесь была тяжелая, выдерживали не все. Текучка была большая, из десяти человек оставались двое. Бывший директор завода Юрий Гальвас мечтал, чтобы в цехе работало 100 человек. Большими усилиями удалось набрать 98, до 100 так и не дотянули. Чаще всего сбегали специалисты с высшим образованием.

Между тем цех гремел. Заготовки томичей были признаны лучшими в отрасли. В цехе работали опытные, квалифицированные автоматчики. Они соревновались между собой, прихватывали субботы. Уровень их квалификации был таков, что многие были награждены правительственными наградами. И, по мнению Коновалова, если бы не развал СССР, то на заводе появился бы не один Герой Социалистического Труда.

Особой добросовестностью отличался Петр Афонин. Практически безотказный, всегда на первое место ставивший интересы дела. Но, чтобы достичь таких высот, требовался особый талант. Почему многие сбегали? Потому что, если выполнять все операции только по инструкции, много не сделаешь. А Петр Афонин и его соратники по цеху были мастерами-универсалами, они доводили свой инструмент до совершенства, постоянно работали над тем, как модернизировать ту или иную операцию, на чем сэкономить не в ущерб качеству, проявляли смекалку… У каждого был свой почерк.

Всегда готов прийти на помощь

– Петра Константиновича Афонина на заводе все уважали, – продолжает Коновалов. – Очень ответственный, доброжелательный и безотказный человек. Его избирали председателем цехкома, членом парткома завода, депутатом районного и городского советов, и всюду он успевал. Когда присвоили звание Героя Социалистического Труда, стали особо часто приглашать в президиумы. Он не отказывался. Но работу никто не отменял, а он, как и все, зарабатывал с выработки, поэтому оставался после смены, ночами. Видно было, что очень уставал. Я даже обратился к заместителю директора, чтобы ограничили ему общественные нагрузки, у Афонина семья, ему надо зарабатывать, он буквально с ног валится…

Нынешние ветераны завода отмечают, что Петр Константинович был очень скромным человеком. Звезда Героя добавила ему личной ответственности, но ничего не изменила во взаимоотношениях с коллегами, друзьями. Он постоянно был готов прийти на выручку, поделиться своим опытом. И так было всегда – и когда он получил орден Октябрьской Революции, и когда спустя три года ему вручили первый орден Ленина, и когда на его груди заблестели Звезда Героя Социалистического Труда и второй орден Ленина…

Наведи камеру на QR-код и посмотри на YouTube-канале «Памяти героев» короткий видеорассказ о герое, записанный волонтером.

Автор: Нина Губская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

24 − 21 =