На стене кабинета томского таможенного инспектора Юрия Турченкова не найти картин или портретов. Здесь большая разноцветная карта России – не просто деталь интерьера, а рабочий инструмент. Опытный таможенник, глядя на нее, прикидывает маршруты движения грузов, которые прибывают из-за рубежа в Томскую область. А это совсем не мелочь: по ним можно понять, чиста ли совесть перевозчика. Таких сигнальных маячков Юрий Турченков готов назвать немало. Еще бы: 25 лет службы в Томской таможне не проходят зря. Вот и недавно инспектор приметил необычную партию груза и вместе с коллегами вскрыл незаконный ввоз в регион крупной партии санкционных яблок…

 

Инженерный старт

В марте службе контроля за таможенным транзитом исполняется 25 лет. И ровно столько же здесь служит главный государственный таможенный инспектор отдела таможенных процедур и таможенного контроля Юрий Турченков.

– После окончания ТУСУРа я работал на предприятии, которое занималось программированием и разработкой аппаратуры. В 1994 году я протягивал локальную вычислительную сеть в здание, где сегодня располагается Томская таможня. В инженерной сфере в те годы все было весьма нестабильно. Случайные заработки меня не устраивали – нужно было кормить семью… И я решил попробовать себя на службе в таможне. Написал заявление в отдел кадров. И раз в мае я отмечаю 25-летие службы, можно сказать, эта затея увенчалась успехом, – улыбается Юрий Леонидович.

С первого дня службы Юрий Турченков занимался таможенным транзитом. Иными словами, он отслеживал все грузы, которые следовали в Томск или через Томск с российской границы.

– Из моей прошлой профессии мне помогло разве что близкое знакомство с персональным компьютером, – говорит инспектор. – Первоначально весь документооборот в нашей работе был бумажный, а с 1990-х как раз началось активное внедрение цифровых технологий. Мне долго осваиваться не пришлось. Ну и, кроме того, я неплохо разбирался в компьютерной сфере в целом… И если попадался груз с оргтехникой и были нестыковки в описании, я мог заприметить неладное. Не сказать, что у нас было много таких ситуаций: все-таки сказывается специфика региона. В Новосибирской области, например, таких «детективных» историй будет куда больше.

 

 

Когда клятв недостаточно

Однако и в Томской области можно найти интересные случаи.

– В 1990-е годы контроль за таможенным транзитом только набирал обороты, и, конечно, недобросовестные люди пользовались пробелами в законодательстве, – вспоминает Юрий Турченков. – Было много всяких лазеек. Объемы перевозок в те годы были значительно больше: границу только открыли, и наш рынок, как сухая губка, начал впитывать товары из-за рубежа. И вот на границе Российской Федерации перевозчик, который вез, скажем, бытовую технику, давал обязательство, что довезет груз до Томской таможни. В прямом смысле слова – просто обещание, этого было достаточно. А в пути он мог свернуть в другой регион, где, не уплатив таможенных пошлин, продать груз по сходной цене. В итоге в Томске фуры не дожидались, и начинался поиск недоставленных товаров.

Позже ситуация стабилизировалась, законодательство усовершенствовалось. Теперь перевозчик оставляет на границе денежный залог, который по прибытии в Томск идет в зачет таможенных платежей. После такого нововведения ситуации с недоставкой товаров резко сократились.

– Количество таких историй, как в 1990-х, сегодня снизилось практически до нуля, – добавляет Юрий Турченков. – Но контроль все равно необходим. Бывают, к сожалению, ситуации частичных недоставок товара или случаи, когда на границе на грузе была одна пломба, а к моменту приезда в Томск – другая. Значит, кто-то его вскрывал. В таких случаях таможня возбуждает дело об административном правонарушении – перевозчик платит  штраф плюс пошлину за утраченный товар.

Четверть века отдала Томской таможне и инспектор Лариса Деева: вместе с Юрием Турченковым она следила за таможенным транзитом в непростые 1990-е

 

Яблоко не с тем акцентом

Несмотря на то что Томск находится в логистическом тупике и через него нечасто везут большие объемы транзитных коммерческих грузов, работы инспекторам здесь тоже хватает. В 2018 году таможенники выявили факт незаконного провоза санкционных яблок. А все благодаря одной маленькой детали…

– Я обратил внимание, что к нам везут какую-то уж слишком большую партию – 150 тонн яблок. По документам они были из Турции. Но по опыту прошлых лет я знаю, что в среднем в месяц в Томскую область завозится около 20 тонн фрукта – больше жители региона просто не съедят, – говорит таможенник. – Взяли эту перевозку на заметку. Начали проверять. Оказалось, что под видом турецких яблок к нам через Прибалтику везли санкционку – яблоки из Евросоюза. Скорее всего, продавать весь груз на территории Томской области никто не собирался – везли в соседние области. В итоге все 150 тонн мы передали на ликвидацию.

По словам Юрия Турченкова, уничтожение незаконного груза, выявленного таможней, – общемировая практика. Так делается не только в России.

– Я сам присутствовал при уничтожении той партии. Чтобы стащить одно яблочко и съесть его? Даже мысли, даже желания такого нет, – признается инспектор. – Вот люди говорят: зачем фрукты давить бульдозерами, когда можно их раздать в детские дома? А кто будет раздавать, скажите? Кто должен эти фрукты распределять, контролировать передачу? Тут очень большой коррупционный риск. Но ведь уничтожают такие товары не только у нас в России. В других странах то же самое.

 

Из Томска видно всё!

Тот этап модернизации, который пережила Томская таможня в 1990-х годах, даже сравнить нельзя с уровнем цифровизации, которого достиг контроль за таможенным транзитом сегодня. Таможня стремится максимально уменьшить человеческий фактор на всех этапах принятия решения, в том числе и при декларировании таможенного транзита. У таможенников в арсенале специальное программное обеспечение, которое позволяет дистанционно отслеживать декларации и пути перемещения груза.

– У нас все в компьютерах, – говорит Юрий Турченков. – Это очень упрощает процесс работы. К нашей системе подключены все страны – участники Евразийского экономического союза. К тому же технологии сегодня исключают контакт между частным перевозчиком и таможенным инспектором. Всё максимально прозрачно. В таможне есть специалисты, которые на основе анализа работы в течение многих лет выявляют все возможные риски. На границе досмотр минимальный – в целях экономии времени. Если перевозчик по каким-то параметрам попадает в группу риска, то по прибытии в регион он досконально проверяется.

Сегодня система перевозок совершенствуется настолько, что инспекторы со своего рабочего места могут видеть, где прямо сейчас находится груз. Недавно в ряде сибирских регионов завершился эксперимент: на фуры, вагоны с грузами устанавливались электронные пломбы, подключенные к системе ГЛОНАСС. И если по пути следования сигнал пропадал или перевозчик сворачивал с заданного маршрута, то пристальное внимание инспекторов таможни после прибытия груза гарантировано.

 

От микросхем до финских телок

Под контролем Юрия Турченкова не только ввоз в регион коммерческих грузов (вроде тех же самых яблок), но и крупные поставки на томские предприятия.

– Мы контролировали транзит целых производственных линий для предприятий лесоперерабатывающего комплекса, техники для томской особой экономической зоны и даже племенных бычков для сельского хозяйства, – говорит он. – Разница в технологии контроля минимальна. Зато теперь можно проследить закономерность: если раньше ввозили оборудование для переработки леса, то теперь массово вывозят из Томской области древесно-стружечные плиты. Объемы этого груза за последний год очень выросли. Везут в основном в Киргизию. Раньше объем грузовых потоков был больше связан с научной спецификой региона: везли высокотехнологичные изделия, реагенты и тому подобное.

 

Точная подача

За 25 лет службы на таможне Юрий Турченков вывел формулу идеального инспектора.

– Прежде всего важна усидчивость, – говорит он. – Потому что с лету можно что-то и упустить. По своему направлению работы нужно вести постоянный анализ, всегда быть в теме. Ну и, конечно, не помешает аналитический склад ума.

Несмотря на обилие кропотливой работы, Юрий Турченков находит время и на хобби: вот уже больше 30 лет он увлеченно играет в бадминтон. И даже завоевал медали ряда соревнований. На любимое занятие не всегда выдается свободный вечер: работа прежде всего. Но игру и службу кое-что объединяет: и там, и тут важно быстро принимать точные и правильные решения. И Юрий Леонидович с успехом это делает.

Ксения Алексеева

Фото: Евгений Тамбовцев, пресс-служба Томской таможни

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

27 + = 33