Персона
15.02.2019

Те, кто выжил в Афгане

Статей на сайте: 7

У каждого поколения должна быть своя война, говорил один известный политик. Для нынешних 50–60-летних россиян она закончилась ровно 30 лет тому назад.

Трудно сказать, что было бы с нами, не случись в 1979-м «интернациональной помощи братскому народу Афганистана». 10-летняя война обнажила проб­лемы СССР, многие эксперты сходятся в том, что именно Афган стремительно ускорил закат империи кремлевских старцев. Так что война у поколения может быть, а вот страны потом может не оказаться.

Всегда найдутся люди, готовые воевать за хорошую зарплату. Но ребята афганцы были последним поколением, которое воевало за идеалы. Вряд ли за коммунистические. Крах идеологии и тогда был очевиден для всех. Афганцы сражались за свои идеальные представления о мужском долге перед Родиной, о боевом братстве. Они и сейчас готовы за них сразиться: и в Совете Федерации, и в дворовом военно-патриотическом клубе. Причем, будьте уверены, афганцы своих не бросают, бороться будут все вместе. Так что афганская вой­на действительно сформировала особое поколение россиян.

Они воевали в предложенных временах и обстоятельствах, не рассуждая, «зачем и кому это нужно». Бессмысленная война – говорили не нюхавшие пороху гражданские. Но как может быть бессмысленной достойно прожитая или даже оставленная на войне человеческая жизнь? Возможно, поэтому афганцев так злит ставшая знаменитой циничная фраза, которую им частенько доводилось слышать в уже другой стране, в постсоветской России: «Я вас туда не посылал».

Александр Деркунский эту фразу тоже услышал, когда пришел восстанавливаться после Афгана в ТИАСУР. Сейчас улыбается, а тогда было не до смеха: дело могло кончиться не студенческой скамьей, а скамьей подсудимых.

С горочки спустился

Директор ГТРК «Томск», как и многие, из «понаехавших» в Томск студентов. Родился и вырос в Восточном Казахстане, на высоких отрогах Тянь-Шаня, в маленьком шахтерском городке Текели. Все дороги вели молодых текелинцев мужского пола в местную свинцово-цинковую шахту. Как залетела многотиражка ТИАСУРа «Радиоэлектроник» к горным вершинам – загадка. Но увлекавшегося электроникой Александра газета и перспектива учиться в Томске увлекла необычайно. Осенью 1985 года он поступил на отделение промышленной электроники вечернего факультета ТИАСУРа и одновременно на работу в НИИ автоматики и электромеханики. Отдел работал «с определенными задачами», так что в армию мог не ходить по брони. Но в середине 80-х годов прошлого века довольно много людей считало вполне серьезно: не служил, значит, не мужчина.

В военкомате добровольцу, конечно, удивились. Подумали, что Деркунский из тех, кто любит сбегать от проблем и женщин туда, где постреливают. Но и зачетка, и личная жизнь оказались у Александра в порядке. Чтобы попасть именно в Афганистан, пришлось приложить немало усилий. Судьба могла и на Тихоокеанский флот забросить. Но какая сила заставляла 18-летнего пацана проситься не в обозы, а в самое пекло? Себя проверял, искал острых ощущений – подумают сегодня некоторые. Но тогда даже слов таких не было. Были другие три слова.

Никто, кроме нас

– После службы в Афгане я еще лет 15 не мог получить загранпаспорт, – загадочно говорит Александр Деркунский. – В ашхабадской учебке у нас была серьезная физподготовка на выносливость, специальная подготовка, в том числе горная. Прокачали как надо и голову, и ноги. В горах это быстро происходит. Тем более что горы были почти родные, среднеазиатские. Хотели оставить в учебке готовить пополнение, но я настоял, чтобы отправили в Афган. А дальше все как в фильме «9 рота». Летишь на военно-транспортном, и вдруг он начинает падать: резкое снижение – залог безопасности от выстрелов с земли. Приземлились в Шинданде провинции Герат, рампа открывается, а там – жаркое марево, все дрожит, «крокодил» (боевой вертолет Ми-24) летит… Но мы тогда не знали, что про нас фильмы будут снимать.

Подразделение, в котором служил, располагалось на точке высоко в горах. Горная застава прикрывала подходы к ущелью Пармакан.

– Команда у нас собралась интернациональная: казахи, узбеки, таджики, молдаване, украинцы, каракалпак, грузин, армянин, белорус и даже один парень из Прибалтики. Никто тогда даже не думал, что нас по разным странам раскидает. Жили одной семьей. Вкалывали – даже не скажешь, что до седьмого пота. Там просто ты постоянно мокрый. Одной воды, чтобы взвод умылся, надо вверх по склону натаскать десятки ведер. Физподготовка была на уровне. Все были стройными…

Есть упоение в бою…

Свой первый бой Деркунский почти не помнит. Дикий животный страх заставил зарыться в камни и стрелять, даже не понимая, куда и зачем. В белый свет как в копеечку. Говорит, было стыдно. Готовился же, отличник боевой и все такое. Но командир сказал фразу, хоть в бронзе отливай:

«Запомни, сынок. Не боятся только полные идиоты. Любой живой нормальный человек испытывает страх. А вот сможешь ты его побороть или нет – от этого будет зависеть, кем ты будешь здесь и кем ты будешь дальше по жизни».

Тех, кто страх побороть не смог, отправляли поближе к штабам, базам и аэродромам. В боевой обстановке очень быстро учатся простым, казалось бы, вещам: держать слово, помогать делом, сам погибай, а товарища выручай. Потому что только в боевиках воюют одиночки, а в жизни – взводы, роты, где любое слабое звено – угроза всему боевому подразделению.

– Мы базировались недалеко от Чертовых Ворот, которые теперь так знамениты, – вспоминает Деркунский. – Наша служба подошла к концу, была осень 1988 года, постепенно шел вывод войск, у всех уже были готовы дембельские альбомы и форма. И вот тогда на нашу точку приехал генерал, зашел к нам, шестерым дембелям, в землянку, угостил «Явой» в твердой упаковке – невидаль у нас в горах страшная. Закурили, а он и говорит: «Мужики, оставить вас на точке я права не имею. Приказ министра уже подписан. Но вы сейчас уйдете, сюда пришлют молодняк. Без опыта, без навыков. А надо остаться до конца и обеспечить вывод войск без потерь. Ответа сразу не требую. Завтра заеду». Я тот вечер и наши разговоры дембельские не забуду никогда. Скоротали мы вечерок, а утром все шестеро написали рапорты: просим, мол, оставить по собственному желанию.

Деркунский с товарищами остался в Афгане еще на полгода до февраля 1989 года, до самого последнего дня. Александр говорит, что, похоже, он летел последним Ил-76. В него утрамбовали 300 с лишним человек, оружие, амуницию, только что на головах друг у друга не сидели. Но взлетели.

– Черт дернул бортинженера сказать по громкой связи, что пролетаем границу СССР, – голос Александра неожиданно дрожит. – Что тут началось… Мы орали, прыгали, хохотали, плакали… пока командир экипажа из кабины матом не завернул – уже заходили на посадку, а самолет ходуном ходит.

Кто кого куда послал

Весной 1989-го Деркунский объяснял в деканате, почему припозднился на учебу, и услышал: «Я вас туда не посылал». Хорошо, в деканате оказались старшекурсники, разняли. А дальше вроде обычная биография: учеба, женитьба, дочь, распределение на ТЭЦ-3, но друг попросил поснимать свадьбу тогда еще сильно дефицитной видеокамерой. Деркунский не только снял, но и смонтировал видеозапись. Родственница невесты оказалась сотрудницей областного телевидения. Пригласила на работу. Так и попал в инженеры невиданного тогда видеомонтажа. Дослужился до директора регионального филиала ВГТРК.

Но Афган не отпускал. Вместе с братьями по оружию в 1990-е начали создавать томское отделение Союза ветеранов Афганистана, строили реабилитационный центр, потом памятник, собирали гуманитарные караваны томичам, оказавшимся в Чечне, в других горячих точках. Вместе с этими караванами и съемочными группами ездил и Деркунский.

– Я же хорошо понимал, что ждет бывших чеченцев в гражданской жизни, – говорит Деркунский. – Почувствуют себя ненужными в мирной жизни, и пошло-поехало. Поэтому афганцы сразу взяли под крыло молодых ветеранов локальных конфликтов. Многих просто спасли, уберегли от ошибок. Ну а кто это должен был делать в лихие 90-е? Вы же знаете: никто, кроме нас.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − = 10