Персона
22.06.2018

Театр «Скоморох» раскрывает тайны кукол и актеров

Статей на сайте: 204

Весной театр куклы и актера «Скоморох» привез в Томск «Золотую маску». Спектакль «Пикник» Сергея Иванникова претендовал на победу сразу в четырех номинациях. За лучшую работу актера в театре кукол награду получили заслуженная артистка России Марина Дюсьметова, Наталья Павленко и Екатерина Ромазан (роль сеньоры Тепан).

О цене заветной «Маски», школьниках на спектаклях и японском опыте на томской сцене журналисты «ТН» поговорили с директором театра Ларисой Отмаховой и главным режиссером и художником Сергеем Иванниковым.

Стакан наполовину полон

– Долгое время театры Томской области не то что не получали «Золотую маску», даже в фестивальную афишу не попадали. «Скоморох» номинируется на главную театральную премию страны три года подряд. Такое ощущение, что театр разгадал какой-то секрет…

Сергей Иванников:

– Если вы хотите спросить про формулу успеха спектакля, который уж точно произведет впечатление на жюри, то ее не существует. Очень сложно что-то подгадать, просчитать умом. Так звезды складываются. Или не складываются. Думать о «Маске», когда берешься за постановку, неправильно. Это отвлекает от главного – от творческой работы. Ты делаешь спектакль так, как можешь его сделать. Насколько хватает твоего профессионализма, таланта, фантазии, мастерства. Успех спектакля зависит от многих факторов: работы цехов, драматургии, режиссерского видения этой истории и красок, которые вносит в нее каждый артист. Но сильнее всего от того, как ты относишься к своему делу и насколько хорошо его знаешь. Порой успех случается. Еще реже – «Золотая маска».

Лариса Отмахова:

– Это еще и результат проделанной работы. К признанию мы шли долго. У «Скомороха», как и у человека, своя судьба со своими взлетами и падениями. В 1999 году спектакль Романа Виндермана «Ну и здоровенная она у тебя!» был номинирован на «Золотую маску». Это стало серьезным признанием: наш театр интересен не только зрителям, но и экспертам, критикам. Интересен прежде всего тем, что Роман Михайлович выбирал произведения авторов, которых никто до него не ставил: Платонова, Булгакова, Рабле… С уходом Виндермана «Скоморох», конечно же, изменился. Важно сохранять лучшие традиции, но нужно и идти в ногу со временем. Мы с артистами долго и много работали над тем, чтобы театр жил не прошлым, а настоящим. Приглашались разные режиссеры. У нас работали Валерий Вольховский – друг и соратник Романа Михайловича, интересный молодой режиссер Сергей Ягодкин, хорошо известные в мире театра кукол Сергей Столяров, Олег Жюгжда и Владимир Бирюков. Постановка Бирюкова «Панночка» три года назад номинировалась на «Золотую маску».

Последние два с половиной года «Скоморох» возглавляет Сергей Иванников. Чему мы очень рады. Он не только сильный постановщик и художник, но и режиссер, который много внимания уделяет формированию труппы, профессиональному росту актеров. Это дорогого стоит. Как в жизни важно встретить своего человека, так и театру должно посчастливиться найти своего мастера.

– Грядущий 2019 год будет объявлен Годом театра. Каких перемен ждете в связи с этим?

Сергей Иванников:

– Я не очень-то рассчитываю на глобальные перемены. Определенное внимание к нашим проблемам и чаяниям, конечно, будет. Но, судя по Году кино и Году литературы, крутого поворота ждать не приходится.

Лариса Отмахова:

– У меня настрой не такой скептический. Если Сергей Валерьевич говорит, что стакан наполовину пуст, то я скажу – наполовину полон. Внимание к театрам со стороны государства появляется. Пусть не в том объеме, в каком хотелось бы, но оно есть! Это уже шаг вперед. Спасибо областной администрации – без финансовой поддержки властей мы не смогли бы поехать на «Золотую маску».

«Скоморох» вновь переживает расцвет. Всегда сложно найти своего режиссера, соединить актеров, цеха, административные службы в общее целое, чтобы театр дышал и работал как единый механизм. Сегодня все сошлось. «Золотая маска» в очередной раз это подтвердила.

Лариса Отмахова

Второй год подряд «Скоморох» становится участником проекта «Театры – детям», направленного на поддержку творческой деятельности и техническое оснащение детских и кукольных театров. В прошлом году мы получили 1,8 миллиона рублей, столько же ожидаем в этом. Если бы поддержка в размере хотя бы такой суммы стала постоянной, уже было бы легче. Сегодня наш театр получает из бюджета на постановочные расходы 300 тысяч рублей в год, при этом по госзаданию мы должны выпустить четыре спектакля. Как можно на 300 тысяч поставить даже один спектакль? Только если совсем маленький, на подушках (улыбается). Те деньги, которые мы зарабатываем, проблему не решают. Стоимость билетов – от 150 до 250 рублей. А затраты на спектакль в разы больше. Но менять ценовую политику мы не собираемся. Театр должен быть доступен для людей. И цены на билеты должны быть такими, чтобы семья с любым уровнем достатка могла позволить себе выход в театр.

Надеемся, что 2019 год станет поводом пересмотреть систему финансирования. Еще одна боль многих театров – капремонт. «Скоморох» не исключение. В ремонте нуждаются зрительные залы, центральная часть здания, фасад.

Петрушки для Бориса Годунова

– В восприятии многих людей театр кукол – исключительно детский, если не сказать детсадовский. Возможно ли переломить стереотип?

Сергей Иванников:

– В Томске, кстати, в этом отношении все не так плохо. Многие театры вообще не имеют взрослого репертуара. Они хотят ставить вечерние спектакли, пробуют – не получается. «Скоморох» каждый сезон выпускает как минимум одну премьеру для взрослого зрителя. Можно ли переломить стереотип… Думаю, да. Но процесс этот будет долгим и сложным. Здесь многое зависит от позиции руководства театра в отношении репертуарной политики.

– Есть ли темы или авторы, которые театр кукол не потянет?

Сергей Иванников:

– Театр кукол может все! Вы улыбаетесь, а я абсолютно серьезно это говорю. По воздействию на зрителя и богатству возможностей он самый мощный. То, что не сделает драма, балет, музкомедия и другие театры, может сделать театр кукол. Вопрос только в художественном решении поставленной задачи. Не верите – приходите на наш «Концерт для куклы с оркестром». Сами увидите, что куклы могут виртуозно исполнять цирковые номера, балетные па, вышибать слезу в глубокой драматической постановке, бить чечетку, исполнять легендарные джазовые, поп- и рок-хиты под аккомпанемент кукольного оркестра.

– Какая ваша самая сумасшедшая режиссерская мечта в театре кукол?

Сергей Иванников:

– Ну, если сумасшедшая… Давно хочу сделать «Бориса Годунова» в Петрушках – в стиле русской народной кукольной комедии. И уже начал к этой мечте подбираться. В вышеупомянутом «Концерте» пальчиковые куклы исполняют семиминутный отрывок из оперы «Борис Годунов» в постановке Андрея Кончаловского.

– Есть тема, автор, драматургия, за которую вы никогда не возьметесь?

Сергей Иванников:

– За Шекспира опасаюсь браться. Столько всевозможных спектаклей было поставлено, что уже сложно предложить свое прочтение, чтобы не повториться. Еще и синтезировать это в куклах. Запретных же тем, мне кажется, не существует. Если это не порнография и не мат, то все можно.

– Имя Романа Виндермана в названии театра чаще становится для вас кредитом доверия со стороны коллег и зрителей или вызывает пристальное внимание: «Ну-ка посмотрим, как они живут-могут без Виндермана»?

Лариса Отмахова:

– Присвоив театру имя Виндермана, мы, с одной стороны, увековечили память о мастере. С другой – возложили на себя серьезную ответственность. Роман Михайлович всегда повторял: в репертуаре не должно быть пьес-однодневок. Продолжая его традиции, мы берем для постановки серьезный материал, даже если речь о сказках. Наши спектакли живут не по одному году, приглашаются на фестивали. Это дорогого стоит. Нет такого, чтобы «Скоморох» получал приглашения только из-за фамилии мастера в названии театра. В профессиональном мире к Роману Михайловичу все относятся с большим уважением. Но и всегда смотрят на то, что представляет собой театр сегодня, какую драматургию предпочитает, каких режиссеров приглашает. Мы стараемся, чтобы у театра была интересная, насыщенная жизнь. Поэтому проводим много проектов с участием зрителей.

В гостях у сказки

– Один из самых известных ваших проектов – «Театр на подушках». Посещение ребенком театра с двух-трех лет вызывает привыкание?

Лариса Отмахова:

– Идея витала в воздухе еще при жизни Романа Михайловича. Моему сыну был год и восемь месяцев, когда я сказала, что хочу привести его на спектакль. Тогда Роман Михайлович серьезным голосом спросил у ребенка: «Мальчик, как пройти в библиотеку?» Тот задумался. На что Роман заметил: «Он еще не знает, что такое библиотека. Значит, и в театр ему рановато». Когда сыну исполнилось два с половиной года, я привела его на сказку «Разноцветные зверята». Наблюдая за реакцией ребенка, я поняла: нужна другая форма зала, другой формат действия. Аплодисменты, громкая музыка, сидящие рядом зрители рассеивают внимание малышей. Идеальный формат – игровая комната, где ребятишки будут внутри происходящего действа, будут знакомиться друг с другом.

Мистики в кукольном театре хватает. Например, когда я ставил «Панночку» в Абакане, на сцене сами по себе загорались и гасли свечи, фонограмма не включалась, хотя техника была исправной, терялся гроб. Каким бы скептиком ты ни был, когда работаешь над спектаклями по Гоголю, Пушкину, действительно что-то притягиваешь. Этого не надо бояться. Нужно уметь договариваться с автором.

Сергей Иванников

Семь лет назад нам удалось это реализовать. Идею с подушками позаимствовали у японских коллег: там дети приходят в театр со своими подушечками, которые к ним привязывают, чтобы они могли в любой момент сесть. Мы придумали подушки в виде фруктов и овощей, чтобы ребята могли ими играть перед спектаклем.

Сегодня можно уверенно сказать: эта форма работает. Есть мамы и папы, которые впервые открывают для себя театр, приводя на сказку своих деток.

Сергей Иванников:

– Зря некоторые думают, что делать спектакли для «Театра на подушках» – легче легкого. Ничего подобного! Если ребенка не зацепил спектакль, он встал и пошел. Никакие внешние эффекты, которыми порой можно взять взрослого зрителя, здесь не прокатят.

– Сейчас много споров о том, стоит ли водить детей классами в театр. Мол, такие культурные выходы из-под палки на всю жизнь отбивают у школьников любовь к театру…

Лариса Отмахова:

– На недавнем театральном форуме мы с коллегами обсуждали, что репертуар театров для детей и юношества должен быть созвучен школьной программе. Проблема в том, что у подрастающего поколения воображение не настолько развито. Отсюда не всегда адекватное восприятие спектаклей. А не развито оно, потому что дети мало читают. Откуда ему взяться, если ребенок целые дни проводит с гаджетами, бездумно копирует оттуда информацию и лайки ставит?

Сергей Иванников:

– Со спектаклями по произведениям школьной программы вообще все не так просто. Театру нужно быть очень осторожным, чтобы не пойти вразрез с педагогами и программой. Одно и то же произведение разные режиссеры могут поставить совершенно по-разному. А нужно, чтобы представленное на сцене совпадало с тем, что проходят в школе.

Кукла уходит на пенсию

– Знаю немало людей, которые не ходят в «Скоморох», потому что куклы вызывают у них подсознательный страх. С чем это может быть связано?

Сергей Иванников:

– Кукла – мертвый предмет, который может моргать, говорить, ходить и вообще оживает в руках кукольника. А оживающий на твоих глазах реквизит чего стоит! Когда книжка вдруг сама по себе начинает листать страницы, оторопь берет. Есть в этом какая-то мистика. И она способна напугать.

Если ты работаешь в театре, тебе здесь должно быть интересно. И с тобой коллективу должно быть интересно. Так мне говорил Роман Виндерман, когда я пришла в театр. И я теперь так говорю тем, кого принимаю на работу. Театр – это храм, эстетику которого ты принимаешь. А если не принимаешь… Тогда нужно уходить – это не твой храм.

Лариса Отмахова

Лариса Отмахова:

– Вспоминаю случай со своими знакомыми, посмотревшими нашу «Лысую певицу». На сцене – два актера и две куклы. Последние абсурдны в живом мире, как и сам этот мир. После спектакля мои знакомые сказали: «Ваш театр нам не под силу. Мы к вам больше не придем». А они театралы, интеллектуалы. Много после того случая я потратила времени и сил, чтобы еще раз привести их в театр. Важно правильно выбрать спектакль для первого похода в театр кукол.

Какая судьба ждет кукол после того, как спектакль снят с репертуара?

Лариса Отмахова:

– Есть специальная комната, где хранятся куклы как идущего репертуара, так и списанные. Выкинуть их рука не поднимается. Мы бережно относимся к нашим «ветеранам»: используем их в различных проектах вроде «Ночи в театре», оформляем фойе. Несколько кукол подарили детскому дому, где наши актеры с воспитанниками делали спектакль. А когда еще в старом здании театра прорвало трубы и куклы погибли, была настоящая трагедия…

– Вы о куклах как о живых говорите…

Сергей Иванников:

– Они для нас и есть живые. У тебя чистый лист бумаги, карандаш, и ты рисуешь образ. Потом другие люди работают над тем, чтобы создать живую куклу. Она рождается из ничего, озвучивается артистом, начинает жить благодаря ему. Конечно, актеры относятся к ней как к полноценному партнеру. Могут перед спектаклем с куклой поговорить: «Сегодня полный зал зрителей. Веди себя хорошо. Не подведи!» Волосики кукле пригладил, по плечу похлопал – и на выход.

– В труппе «Скомороха» много молодых артистов. Театр для детей должны делать молодые?

Сергей Иванников:

– Кровь должна обновляться постоянно. В идеале в труппе должны быть как молодые артисты, так и ветераны сцены, на которых они будут держать равнение. У нас так и есть.

Лариса Отмахова:

– За последние годы произошло серьезное обновление. Сегодня труппа полностью укомплектована. Мы рады, что потянулось много молодежи из разных городов. Самый большой манок для актера – наличие интересной работы. Можно заманивать их любыми благами: квартирами, зарплатами, званиями. Но если артисту в этом коллективе, с этим режиссером будет не интересно, он рано или поздно уйдет.

Сергей Иванников:

– Артист театра кукол вообще отдельная порода. Он должен уметь все! Быть хорошим драматическим актером, петь, танцевать, водить куклу, работать с маской и в черном кабинете. Раньше в кукольники шли те, кто не поступил на драму: там всегда недобор. Сейчас абитуриенты с большим желанием поступают на кукольников.

Театр, работающий на детскую и особенно на подростковую аудиторию, не должен сюсюкать. Он должен поднимать интересные и важные для ребят темы. Не нужно бояться серьезного разговора с ними. Это может быть тема и одиночества, и подросткового суицида, и развода родителей. Главное – подавать их вовремя, вкусно, грамотно.

Сергей Иванников

Это – стиль жизни

– Многие ваши коллеги сокрушаются: театральное братство, существовавшее когда-то в Томске, распалось. Что произошло?

Лариса Отмахова:

– Я бы не была так категорична. Наблюдаю, как наша молодежь часто и с удовольствием общается с ребятами из драмтеатра и Северска. В частном порядке общение сохранилось. Что касается дружбы домами, то здесь многое зависит от творческого лидера. Должен быть человек, который способен всех увлечь, объединить, собрать под одной крышей. Таким был Роман Михайлович. Сегодня с этим сложно. Театры заняты своими проблемами, идеями, проектами.

Сергей Иванников:

– Время сейчас такое. Никто никому особо-то не интересен. Каждый заточен на себя. Не знаю, что с нами произошло. Но с ностальгией вспоминаю былые времена, когда мы толпами собирались у кого-то на кухне, на даче. Когда запросто приходили к другу в гости, не спрашивая предварительно: «Можно я приду?» Конечно можно!

– Те, кто занимается театром кукол, говорят, что это обстоятельство позволяет им не взрослеть. Согласны?

Сергей Иванников:

– На 100%! Я никогда не дам сам себе столько лет, сколько мне по паспорту. Я вообще не понимаю свой возраст. С виду такой мрачный большой дядька. А на самом деле каким я был хулиганом и авантюристом в школе, таким и остался.

Лариса Отмахова:

– Я в какой-то момент поймала себя на том, что смотрю спектакли глазами наших маленьких зрителей. А иногда и на мир тоже. Это спасает нас от реальности, где не всё и не всегда хорошо. В этом смысле мы счастливые люди.

– Лариса Юрьевна, с недавнего времени вы депутат Думы Томска. В своем первом интервью в новом статусе вы отметили: «Томичам нужен депутат, радеющий за культуру». Что уже удалось сделать в этом направлении?

Лариса Отмахова:

– Я долго думала, прежде чем принять предложение баллотироваться в депутаты. Дала согласие только с тем условием, что я буду заниматься вопросами развития культуры. Я сама в свое время часто обращалась к депутатам за помощью. В том числе для того, чтобы дать театру имя Романа Виндермана. Нам помог Вячеслав Новицкий, поднявший этот вопрос на заседании Думы. Мы тогда стали вторым театром (после театра Образцова), получившим имя своего мастера.

Если говорить о моей работе в Думе, я рада, что благодаря инициативе комитета по социальным вопросам удалось привлечь 5 миллионов рублей на приобретение инструментов для музыкальных школ. Я окончила музыкалку по классу фортепиано и понимаю: невозможно полноценно учиться музыке на старых, вышедших из строя инструментах. Сейчас на повестке – музеи города. Я благодарна коллегам за то, что, когда я поднимаю эти вопросы, они не говорят категоричное «нет», и мы вместе пытаемся рассмотреть возможности бюджета. Это дорогого стоит. Хотим мы того или нет, но человечество развивается благодаря культуре. Не случайно же мы, приезжая в новый город, идем не куда-нибудь, а в театры, музеи, картинные галереи.

– Что еще греет в жизни кроме театра? Чем увлекаетесь?

Сергей Иванников:

– Интересы есть – времени на них не хватает. И чем дальше, тем больше его не хватает. Хочется, конечно, и попутешествовать, и еще много чего. Не получается. Театр преобладает над всем. Ночью, днем, дома, на работе, на отдыхе – мысли о нем не отпускают. Даже отпуск и тот совпадает с фестивалями. Но я никогда не жалел о том, что так складывается. Ощущаю себя счастливым человеком. С легкостью променяю рыбалку на театр.

Лариса Отмахова:

– Жизнь богатая и разносторонняя, и этим интересна. Я люблю книги, путешествия, спорт. Как всякая женщина, много сил и энергии черпаю в семье, в детях. Но при этом львиную долю времени занимает театр. Соглашусь с Сергеем Валерьевичем: мы не воспринимаем театр как работу. Это – стиль жизни.

Фото: Вероника Белецкая

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 4