Совместные завтраки, обеды и ужины – золотое правило участников SIRIUS-2019

– Верните нас обратно!

Это была первая мысль после того, как томичка Дарья Жидова сделала шаг «на волю» и изоляция длиной в 120 дней осталась позади.

В течение четырех месяцев жизнь Дарьи ограничивалась четырьмя стенами. Ну, если уж совсем точно, то стен было шестнадцать. Медико-технический наземный экспериментальный комплекс, который разработали и соорудили специалисты Института медико-биологических проблем (ИМБП РАН), состоял из четырех модулей. Или отсеков. Такая терминология более правильная, когда речь идет о космическом международном эксперименте SIRIUS, имитирующем полет на Луну. Его участницей и стала томичка, выпускница физико-технического факультета ТГУ, а сегодня – специалист РКК «Энергия».

– Кто-то, наверное, улыбнется: «Вот тебе и «космонавты»! А где же «Ура, Земля!»? – смеется Дарья Жидова. – Но иной реакции у меня и у других членов экипажа, пожалуй, и быть не могло – настолько мы оторопели от такого количества людей, запахов, информации, разом обрушившихся на нас после четырехмесячной изоляции от внешнего мира.

Слева – немецкий эксперимент Abeln (влияние физической активности на умственную работоспособность и здоровье), справа – обучение работе с ручками управления движения и ориентации

Какая, говоришь, погода за бортом?

Эту неделю Дарья планировала провести в Томске, ведь сейчас она живет в городе Пушкино Московской области. Навестить родных и заодно принять участие в фирменном празднике «День космонавтики» Дома ученых Академгородка. В год 50-летия полета в космос Юрия Гагарина его придумали научные сотрудники Института оптики атмосферы им. В. Е. Зуева СО РАН Георгий Ивлев и Борис Воронин.

К сожалению, праздник, как и приезд Дарьи в Томск, по известным причинам не состоится. Но тема-то шикарная! Да и повод для такой публикации имеется – вот он, День космонавтики, 12 апреля. Поэтому интервью с Дарьей Жидовой журналисты «ТН» провели дистанционно. Сегодня для этого есть все условия – сотовые телефоны, гаджеты, Интернет. Кстати, отсутствие последнего на импровизированной космической станции было обязательным условием. Имитация обстановки полета почти стопроцентная. С совсем минимальными послаб­лениями. Такими, например, как разрешение принимать душ один раз в десять дней (в остальное время гигиенические процедуры как в космосе – с использованием влажных салфеток) или наличие микроволновки в пищеблоке.

Свой 29-й день рождения врач экипажа Стефания Федяй встретила во время полета. Вместо именинного торта в космосе – тарталетки с красной икрой

– Поначалу отсутствие информационного поля вокруг тебя вызывало дискомфорт, – рассказывает Дарья. – Но на новый образ жизни перестраиваешься быстро. Во время «полета» он крутился вокруг экспериментов – медицинских, физиологических, психологических, технологических, которые мы должны были провести. Их планировалось более 80. Правда, от одного вопроса о жизни «за бортом» я удержаться не могла. Во время «связи с Землей» интересовалась, какая погода в Москве. Наш эксперимент стартовал в марте, а завершился в середине июля.

Эксперимент «Локомоции» – изучение работы мышц при различных гравитациях (земная, лунная, марсианская). Участница эксперимента Дарья подвешена таким образом, что «обезвешивается» вес тела

Основная цель проекта – изучение рисков, связанных с изменением состояния здоровья человека во время космических полетов, а также разработка системы профилактики возможных угроз и тестирование новой техники. Дарья выполняла обязанности бортинженера. Что перекликается с основной ее работой. Летно-испытательный отдел РКК «Энергия», где работает томичка, занимается разработкой новых кораблей и модулей (в частности, пилотируемого транспортного корабля «Орел»), испытаниями оборудования, доставляемого на Международную космическую станцию, сопровождает старты и посадки кораблей типа «Союз» и «Прогресс» (в случае с «Прогрессом» – только старт, на обратном пути он сгорает в атмосфере. – Прим. ред.).

– Когда был объявлен набор добровольцев для участия в эксперименте SIRIUS-19, не раздумывала ни минуты. Заявку подала сразу же, – говорит Дарья Жидова. – Эксперимент имитировал полет к Луне, высадку на ее поверхность и дорогу домой. Моя мечта – совершить реальный полет в космос. Как раз сейчас я занимаюсь оформлением документов и прохождением всевозможных комиссий для вступления в отряд космонавтов. Участие в эксперименте – отличная возможность проверить себя.

Первые удары. Командир экипажа Евгений Тарелкин обучает Дарью правильной постановке рук

Только слезы и остались

SIRIUS – совместный проект Института медико-биологических проблем РАН и американской компании Human Research Program NASA. В международную команду вошли шесть человек: двое американцев и четверо россиян. Все они – специалисты отрасли: космонавты, медики, инженеры.

На начальном этапе споры вызвал возраст участников эксперимента. NASA предпочитает работать с более зрелыми и опытными кандидатами, ИМБП РАН – за молодых испытателей. В итоге стороны определили планку среднего возраста 28‑30 лет.

По гендерному принципу команда тоже разнородная: три женщины и трое мужчин. Смешанный экипаж – ключевая особенность эксперимента. Именно такой состав, по мнению ученых, может позволить наиболее полно оценить разницу реакций мужского и женского организмов на изоляцию и нагрузки, связанные с длительным пребыванием в космосе.

– Поскольку основным организатором проекта стал Институт медико-биологических проблем, то львиная доля проводимых экспериментов – медицинские, физиологические, психологические. Всевозможные обследования мы получили по полной программе. Для лабораторных анализов у нас не брали разве что слезы, – смеется Дарья. – На самом деле мы еще очень многого не знаем о том, что происходит с человеческим организмом в космосе. И, стало быть, о возможных его реакциях во время полета. Конечно, лучше проверить предполагаемые сценарии развития событий и просчитать возможные риски здесь, на Земле. Другое дело, что не все страны могут позволить себе создать экспериментальные наземные комплексы, похожие на НЭК (герметичный объем с собственным жизнеобеспечением). Поэтому международный проект объединил разные страны, не только Россию и Америку. Часть экспериментов с подробными к ним инструкциями, которые мы должны были провести, предоставили Чехия, Франция, Италия, Германия, Белоруссия.

Физическая форма – прежде всего. Сначала упражнение «планка», потом – обед

В бочку, господа, в бочку!

Вид снаружи – длинные цилиндрические капсулы. Вид изнутри – ровные стены, обшитые деревом. Неслучайно ребята в какой-то момент стали называть модули экспериментального комплекса бочками.

– Можно, конечно, сравнить комплекс с четырехкомнатной квартирой. Но квартира получается странная: без дверей и окон, – улыбается Дарья. – Назвать примерные размеры «квартиры» затрудняюсь. Измерения шли не в привычных квадратных метрах, а по космическим параметрам – в кубических. Самый большой модуль, например, 250 куби­ческих метров. Он объединял склад, оранжерею и спортивный зал.

Американский исследователь Райнхольд Повилаитис на лунной поверхности. Даже тут американцы первыми ступили на Луну

Три других модуля – жилые, с кают-компанией, кухней, каютами и санузлом. Медицинский, где оказывалась медицинская помощь, проводилась симуляция стыковки-расстыковки и присоединения модуля к МКС. Самый маленький модуль имитировал грузовой корабль, который три раза за время полета доставлял продукты питания, лекарства, технику. С ним был связан эксперимент, касающийся поведения экипажа в сложной стрессовой ситуации. Во время одного из условных прибытий корабля участникам эксперимента предстояло бодрствовать 40 часов, без малейшего перерыва на сон.

Отслеживать состояние испытателей ученым помогали камеры дистанционного наблюдения, которыми был напичкан корабль. Мимика участников эксперимента тоже становилась важной информацией и помогала понять реакцию человеческого организма на длительное пребывание в изоляции без возможности эмоциональной разгрузки.

Сборка Pibot – робота-попугая на аппаратной платформе Arduino. В полете птичка в том числе вела обратный отсчет до возвращения на Землю

– Честно скажу: отчаянной мысли «Куда я попала?!» у меня лично за все время не возникло ни разу, – рассказывает Дарья Жидова. – Были два эмоционально напряженных момента. Первый, когда мы приближались к Луне. Это случилось на 70-е сутки полета. Второй, когда миссия была выполнена и начался путь домой. Мы понимали: основная часть экспериментов позади, ничего нового для нас уже не случится. Думаю, полет был комфортным настолько, насколько это возможно, еще и потому, что мы с ребятами стали настоящей командой. Общение поддерживаем до сих пор. Притом что познакомились только за несколько месяцев до начала эксперимента – во время «предполетной» подготовки. В реальной жизни члены космического экипажа проходят более длительную притирку, дружат семьями. И вообще становятся почти что одной семьей.

Общение интернациональной команды проходило на рунглише (смешение в речи русского и английского языков. – Прим. ред.). Поначалу в разговорах преобладали английские слова – один из американцев плохо говорил по-русски. Со временем перешли полностью на русский. Но все иностранные эксперименты проходили на английском.

Эксперимент «КОС»: оценка газового состава крови в покое и при физической нагрузке (на велоэргометре)

Просто добавь воды!

Распорядок дня на космическом корабле был всегда разный. В зависимости от задач, которые стояли перед экипажем на предстоящий день. Но всегда четкий и распланированный. Из обязательных пунктов – час свободного времени после обеда (если ты не задействован в каком-то эксперименте) и занятия спортом. Без последнего никак: малоподвижный образ жизни в замкнутом пространстве чреват атрофией мышц и прочими малоприятными последствиями. Особенно любопытными были занятия на адаптированной для космоса беговой дорожке – ты самостоятельно приводишь в движение беговое полотно.

– Воскресенье – выходной день, но просыпалась я все равно рано, часов в восемь, – рассказывает Дарья. – Во-первых, привыкаешь к определенному ритму жизни. Во-вторых, из-за отсутствия дверей отличная слышимость. А среди наших ребят были жаворонки. Я брала с собой в полет раскраски и книги. Если с первым все было отлично, то со вторым, при всей моей любви к чтению, не складывалось. Не знаю, почему. Еще хотя бы час времени посвящала спортивной тренировке. Ну и совместный просмотр стендапов и фильмов в кают-компании. Мы активно знакомили своих американских коллег с русским кино. В частности, включали для них комедии «Горько!» и «Девчата». Ребятам понравилось!

УЗИ пятки (исследование плотности пяточной кости)

Завтраки, обеды и ужины тоже были совместные. Условие необязательное – участники эксперимента сами так решили. Питались ребята в основном сублимированными продуктами. Открыл пакет с порошком, залил водой – получил готовое блюдо. Кое-какая еда была в стеклянных и железных банках (овощные и рыбные консервы) и в тюбиках. А вообще космическое питание в тюбиках сегодня используется редко.

– Основа рациона – уха, борщ, рассольник (в сублимированном виде и в тюбиках), сублимированные свинина, говядина, курица с гречкой, картошкой или рисом. Меню составлялось на шесть дней, и так по кругу, – рассказывает Дарья. – В какой-то момент устав от однообразного питания, мы стали экспериментировать. Например, делали мороженое из сублимированного молока, сливок, шоколада. Даже пиццу пытались собрать.

Была попытка вырастить в экспериментальной оранжерее зелень и овощи. С листьями салата – получилось. А вот поесть помидоров с грядки не удалось. Им в космосе не климатит. Вроде бы растение идет в рост, на помидорах уже и завязи образуются… На этом все заканчивается – растение начинает чахнуть.

Возможность побыть наедине с собой тоже была. Ребята жили в отдельных каютах. В каждой каюте – кровать, стол, стул, шкафчик, полка. И искусственное освещение, которое имитировало плавные переходы между светлым и темным временем суток. Динамическую систему освещения организаторы проекта использовали впервые. В будущем такая технология предотвратит смещение биоритмов, которое может возникать во время реального полета.

Взятие венозной крови для иммуно­логического исследования

Это просто космос какой-то!

Самая ответственная и долгожданная часть эксперимента – высадка на Луну. Ее осуществляли четыре члена команды, среди них и Дарья. Остальные участники полета продолжали работать на орбите. В том числе тестировали работу новой техники, которую в дальнейшем планируется использовать на МКС.

На Луне экипаж пробыл неделю. Выходили на ее поверхность только двое – командир экипажа и один из американских исследователей. Эффект присутствия создавали VAR-очки и костюмы, имитирующие скафандры. Благодаря им поверхность с камнями и мостиком виделась как реальный лунный пейзаж. Члены экипажа брали пробы грунта. Их действия при этом отслеживали многочисленные датчики и видеокамеры. Из отличий от реального полета только отсутствие невесомости и радиации.

Дарья как бортинженер оказывала техническую и консультационную помощь коллегам, медик следил за их состоянием – давление, пульс и прочие жизненно важные показатели снимались непрерывно.

– Колонизация Луны –дело не такого уж далекого будущего. Надеюсь, что и мне доведется в этом процессе поучаствовать, – комментирует Дарья Жидова. – Есть два варианта размещения колоний – в лавовых трубках (и такие эксперименты в условиях Земли сейчас идут) или в модулях с искусственно созданной атмосферой. Со временем в них можно научиться выращивать различные культуры. А пока продовольствие будет доставляться с Земли.

Главный специалист по оранжерее исследователь Анастасия Степанова

* * *

После проведения экипажем всех необходимых работ – долгий путь домой. Дальше – двухдневный карантин, пристальное наблюдение врачей… Все как у настоящих космонавтов.

– Оставлялась ли организаторами проекта возможность для нас в любой момент сказать: «Стоп! Больше не могу!» и выйти из эксперимента? Конечно! – резюмирует Дарья Жидова. – Но мы понимали: если хоть один из членов экипажа выпадет из процесса, миссия будет провалена. Ты подведешь не только шестерку испытателей, но и всю огромную интернациональную команду, которая ведет проект. Если уж взял на себя ответственность за какое-то дело, нужно идти до конца. Нельзя подводить ни себя самого, ни людей, которые с тобой рядом. Это один из главных законов сосуществования и в космосе, и в нашей земной жизни.

Автор: Елена Маркина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

82 − = 73