Во вторник около двухсот молодых журналистов из 15 городов России описывали, что происходит на предприятиях и в исследовательских институтах, лабораториях, закрытых производствах, связанных с нанотехнологиями. В Томске было задействовано 18 точек, то, что происходило на них, освещало 30 человек.

– Мы довольны результатом проекта, – сказала «ТН» координатор «Нано24» в Томске Светлана Соколова. – Повседневная жизнь ученых, а рассказать именно о ней и было одной из наших задач, действительно интересная штука.

«ТН» представляет выдержки из ленты новостей, сообщения на которую начали поступать в 6.00, а закончили после 23.00.

09.30 Планерка в лаборатории по разработке неинвазивного глюкометра затянулась. Участники обсуждения собрались вокруг монитора, на экране которого две таблицы и два графика. Данные на таблицах – результаты анализов четырех больных диабетом. Это измерения с двух глюкометров, традиционного и неинвазивного. Текущая задача – сопоставить данные и выявить между ними зависимость. Соотношение цифр у всех больных примерно одинаковое. Вопросы вызвали данные одного испытуемого, у которого картина оказалась уж очень искажена. Объяснение находит Сергей Мельниченко, генеральный директор Томского центра венчурных инвестиций и по совместительству соучредитель проекта:

– Я могу предположить, что человек просто выпил. Нужно встретиться с ним еще раз, поговорить и выяснить, что в тот день он мог сделать, что такие колебания вызвало.

Мельниченко вздыхает:

– Вот поэтому неинвазивный глюкометр и не выходит на рынок. Потому что на испытаниях обязательно из 100 человек 10 нарушают правила поведения.

***

12.20 Инженер департамента СВЧ-электроники НПФ «Микран» Екатерина Дегтярева подключает малошумящий усилитель к измерительному прибору.

– С помощью таких усилителей приборы становятся более чувствительными, например те же радиотелескопы. Мелкий метеорит можно заметить намного раньше. У этого изделия позолоченные разъемы. Внутри используется золотая проволока. Золото – хороший проводник, у него низкие потери.

***

12.30 В лаборатории трехмерного прототипирования ТПУ пикает таймер – сообщает, что можно доставать готовую деталь из 3D-принтера. Напечаталась шестерня для будущих настольных часов, которые проектирует магистрант кафедры автоматики и компьютерных систем Артем Рябов. Чтобы собрать механизм часов, нужно еще восемь таких деталей. Печать длится около двух часов. Еще час нужен, чтобы деталь застыла и окрепла с изготовки. Надеваем перчатки, берем кисточку и окунаем ее в слой белого порошка. Расчищаем и, как археологи, находим белую зубчатую шестеренку. Мы опускаем ее в камеру прочистки, где она потоком воздуха под давлением очищается от пыли.

– Вот эту компьютерную мышку мы сделали сами, она работает. А это подставка для компьютера, внутри колонки. Тоже работают. И, кстати, табличку на двери мы тоже сами напечатали. Вот молоток. Мы им даже пробовали обычные гвозди забивать – не сломался, – рассказывает Юлия Суханова, ассистент кафедры автоматики и компьютерных систем.

***

13.15 Магистрант кафед-ры технологий силикатов и наноматериалов Шамиль Хабибулин моет желтую ванну с двумя горизонтальными трубками и пластинами между ними. Ванна – это специальный пресс, который через несколько часов станет достоянием кафедры. С помощью этого пресса получают изделия так называемой тонкой керамики – сантехнику и самую обычную посуду.

– Это мой подарок кафедре и студентам, – улыбается Шамиль.

***

14.40 Начинается встреча заведующего кафедрой водородной энергетики и плазменных технологий ТПУ Валерия Кривобокова с предпринимателями из подмосковного Обнинска. Гости заинтересованы в получении машины для нанесения оптических пленок размером порядка нескольких десятков нанометров.

– Целью установки должно являться получение токопроводящих прозрачных пленок для покрытия поверхностей, – сообщают гости Валерию Павловичу. – Данная разработка будет применяться для улучшения теплоизоляционных свойств стекла.

***

16.05 В бункере под зданием корпуса

№ 18 ТПУ сотрудники лаборатории Института неразрушающего контроля (ИНК) приступают к работе.

– Сегодня мы проводим эксперимент оптической диагностики пучка, ускоряемого в бетатроне, – рассказывает научный сотрудник ИНК ТПУ Евгений Маликов. – Существует много теорий в отношении работы бетатронов, и сейчас мы пытаемся либо опровергнуть, либо подтвердить их.

– А зачем эти бетатроны нужны-то?

– Если говорить простым языком, то они используются в промышленности. Например, для контроля прочности сварки, а также в досмотровых комплексах. Чтобы просветить фуру на предмет внутренних дефектов или нахождения в ней запрещенных предметов, и нужен бетатрон.

***

16.30 В лаборатории лазерной физики СФТИ ТГУ продолжается эксперимент по созданию органического светодиода. Старший научный сотрудник лаборатории Константин Дегтяренко перебирает пробирки. Совещается с коллегой. Наконец нужная жидкость найдена. На цвет она очень даже приятная, розовая. А вот запах – а-ля клей «Момент». Нанесение второго слоя, после PEDOT, также проходит в боксе с сухим азотом. Поэтому запахом «наслаждаться» не пришлось.

Наше стеклышко с двумя покрытиями отправляется в следующий бокс. Здесь – вакуумная камера.

– На стекло напыляется 50 нанометров кальция и 100 нанометров алюминия, – объясняет происходящий процесс Константин.

Завершающий этап: подключаем наш светодиод. Горит!

– С помощью этих светодиодов возможно будет наносить дисплеи на любую гибкую основу, – резюмирует Константин. – Даже на одежду.

***

16.35 Ринат Ахметшин, сотрудник лазерно-технологичес-кой лаборатории № 2 Центра лазерных технологий ТПУ проводит научный эксперимент по нанесению токопроводящих дорожек с помощью лазерного излучения.

– Я насыпаю нанопорошок на специальную пластинку, сверху кладу стеклянную подложку, помещаю в вакуумную камеру и направляю на них лазерное излучение, – поясняет он.

Выполняется эта работа с помощью специального волоконного лазера. Нанопорошок поглощает лазерное излучение и плавится, осаждаясь на подложку, которая находится сверху. Образцы, полученные в результате эксперимента, проходят исследования на электропроводность, однородность. На данном этапе эксперимент проводится на предмет выявления возможности напыления тонких слоев при помощи лазера. Далее получившиеся токопроводящие дорожки собираются использовать для создания солнечных батарей.

***

16.50 На столе программиста компании «Элекард-Мед» Кирилла Бурцева два монитора, на оба выведен код, на первый взгляд, одинаковый. Только на правом мониторе фон белый, а на левом – черный.

– Это предыдущее и текущее состояние кода. Мы пишем, а потом фиксируем текущие изменения. Я вот фиксирую, а потом уже не помню, что было. Два монитора показывают обе версии, это помогает мне помнить, что и зачем я делаю.

Помимо мониторов на его столе лежит шпаргалка по горячим клавишам и маленькая игрушечная черепашка.

– У нее внутри компас, когда мне грустно, я открываю его и иду за стрелкой, – поясняет он.

Стрелка показывает то на дверь, то на окно, то на ноутбук.

***

17.00 В конце рабочего дня Валерий Погребенков, завкафедрой технологий силикатов и наноматериалов ТПУ, всегда отчитывается перед Владимирами Путиными. Он подходит к шкафу и смотрит вверх. Там стоят целых два бюста Путина. Один матовый, другой глянцевый.

– Если день прошел хорошо, я отчитываюсь глянцевому президенту, если не очень – матовому.

***

18.15  Эксперимент по напылению на стекло алюминия в ООО «Прикладная электроника» прошел успешно. Из вакуумной камеры достают кусочек горячего зеркала, которое ещё 20 минут назад было обычным стеклом. Инженер наливает в кастрюльку спирт  и протирает зеркало тряпочкой, смоченной в спирте.

— Я проверяю, насколько прочно нанесено покрытие. Если настройки вакуумной камеры были неправильными, напыление начало бы слезать, — объясняет инженер Вячеслав Кузнецов. — Ещё несколько подобных проб, и можно делать зеркало для телескопа, заказ мы получили от Института оптики и атмосферы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 27 = 32