Томские поисковики открыли полевой сезон. В экспедициях побывали семь поисковых отрядов из города Томска и районов области. Почему апрель считается самым любимым месяцем у бойцов ПО? С кем, кроме «черных копателей», они сталкиваются на полях сражений Великой Отечественной, почему поисковая работа будет идти еще долгие годы, рассказал читателям «ТН» руководитель поискового движения Томской области, командир поискового отряда «Патриот» Максим Елезов.

– Максим, ваш отряд вернулся с межрегиональной Вахты памяти. Чем она запомнилась?

– Это была моя 23-я Вахта Памяти. Она проходила в Ярцевском районе Смоленской области. Там мы с ребятами провели 12 дней. Нас было 14 человек. Поисковый отряд «Патриот» – единственный в Томской области, кто проводит поисковую работу на местах сражений 166-й томской стрелковой дивизии. Мы приросли к этой земле: 10 лет ведем раскопки в этом месте. Нынче работали возле деревень Левашово и Исаково. Вместе с нашими друзьями из местного поискового отряда «Безымянный» подняли останки 19 советских солдат. Из них шесть – с медаль­онами. Один, к сожалению, был утрачен, внутри оказался пустой. Остальные отправили на экспертизу в Москву в лабораторию «Солдатский медальон». Будем ждать результатов. Возможно, на это уйдет целый год. Капсулы у этих медальонов железные, со временем металл проник в бумагу, на которой была указана информация о человеке. Чтобы прочитать эти записки, медальоны необходимо длительное время выдерживать в различных химических растворах. У наших солдат были разные медальоны, не только железные, но и эбонитовые, деревянные. Мы находили даже ладанки царских времен.

– Прах безымянных солдат захоранивают на месте гибели?

– Нет. В каждом регионе установлены свои места и своя определенная дата. В Ярцевском районе Смоленской области это 15 сентября, день освобождения города Ярцево от фашистских захватчиков. В этот день смоляне захоранивают солдатиков на Поле Памяти. В Смоленской области поисковики ежегодно поднимают до 2 500 (!) бойцов. Поэтому поисковая работа будет продолжаться еще долгие годы. Многие не верят, что и через 78 лет после начала войны мы находим полностью сохранившиеся кости скелета человека, вплоть до фаланг пальцев. Все зависит от почвы, в которой они находятся, – песок, глина, чернозем или болото. Безусловно, искать солдат сейчас сложнее. Леса прочесали практически полностью. Поиск идет в полях. А чтобы искать в полях, нужна современная техника. Для обнаружения окопов и траншей мы применяем георадары, глубинные металлоискатели. Сборы обходятся в копеечку. Те же металлоискатели стоят 35–50 тысяч рублей. Но у хорошего командира есть материальная база – палатки, спальники, коврики, щупы, лопаты, генератор и все остальное. Кто нам помогает? Разные люди – спонсоры, депутаты, местные власти.

Подростки в отряде – это большая ответственность

– Вы опытный поисковик с 14-летним стажем. Как началась ваша история?

– В 2006 году я первый раз побывал в экспедиции и все увидел своими глазами – воронки, траншеи, как поднимают солдат. Меня это очень сильно зацепило. К тому же я историк по образованию.

– Какие результаты принес поисковый сезон – 2018?

– Томичи совершили 18 экспедиций в Смоленскую, Новгородскую, Калужскую области и Республику Карелию. В них приняли участие 129 человек. Наши поисковики подняли останки 35 солдат Красной армии. Кроме того, вместе с другими поисковыми отрядами мы нашли еще 34 бойца. Установили имя одного летчика. Имя еще одного летчика устанавливается.

– Апрель – любимый месяц поисковиков. Это правда?

14 поисковых отрядов сегодня работают в Томской области.

– Поисковый сезон мы действительно открываем в апреле: в это время уже тепло, еще нет москитов и высокой травы – хорошие условия для поиска. Летом, особенно в июле, сильная жара, мошки-комары затрудняют работу. Поэтому наш отряд в очередную экспедицию в Смоленскую область поедет в августе, и вместе с нами отправятся ребята из поисковых отрядов Первомайского, Парабельского и Кривошеинского районов: «Земляки», «Долг» и «Рубеж» соответственно. В целом томские поисковые отряды будут проводить раскопки в Новгородской, Смоленской, Калужской областях. Завершается полевой сезон обычно в конце августа, а архивный поиск будет продолжаться весь год.

На отдельном стенде музея поискового отряда «Патриот» есть немецкий стенд, который в этом году пополнился новыми экспонатами, привезенными из экспедиции в Смоленскую область: очками, ключами, прекрасно сохранившейся ручкой – заправь ее чернилами, и она будет писать

– Наши поисковые отряды на 80% состоят из студентов и школьников, поскольку они существуют при колледжах, техникумах, школах. С какого возраста официально разрешено участвовать в экспедициях?

– Детям разрешается участвовать в экспедициях с 14 лет. Их надо обмундировать, вооружить технически, накормить, обеспечить ночлег и, самое главное, подготовить к поисковой работе. Подросток в экспедиции – это очень большая ответственность. В прошлом году в Новгородской области погиб поисковик, он был не из Томской области. Воткнул лопату в землю, а там оказалась неразорвавшаяся немецкая мина. Он был взрослым человеком, а если бы погиб ребенок?

Но у нас есть и взрослые поисковые отряды. Например, в составе «Сибиряка» – ветераны афганской войны. «Томич» укомплектован специалистами службы судебных приставов.

О немецких солдатах государство заботилось. У немца были крема: для ног, от отморожений и для рук – его поставки осуществляла Nivea. Компания Varta поставляла аккумуляторы, Kodak – фотоаппараты, Siemens – фонарики, Hugo Boss шила форму

– Как молодые ребята реагируют на находки?

– Не знаю, как в других отрядах, у нас спокойно. Переломный момент наступает во время захоронения солдатских останков. Когда звучит музыка, когда плачут родственники и благодарят поисковиков. Вот тогда их прошибает. Они меняются в экспедициях. У меня в отряде был один подросток. Рафинированный городской мальчик – мажор, как сейчас говорят. Я думал, не выдержит, сломается. Он не сломался. Повзрослел, загорел – в поезде на обратном пути это заметил. Не стыдно матери отдавать. В любом поисковом отряде обязательно должен быть взрослый состав. Это золотой запас, цемент, к которому мы прикрепляем молодежь. В основном это мальчишки, но и девчонки тоже есть. Без них никак. Они создают в коллективе атмосферу, разряжают обстановку. Мы нынче брали четырех девочек. Они у меня даже сало ели! Мне показалось, что девушкам было тяжело. Вернулись в Томск – они опять просятся в поле!

Главное – оставаться людьми

– Как вы поступаете с останками немецких солдат и офицеров?

– Передаем их с миром представителю общественной организации «Народный союз Германии» по уходу за военными захоронениями. В начале войны немцы отправляли своих погибших солдат в Германию в гробах. Потом перестали. Даже когда наши войска отступали и попадали в окружение, фашистам доставалось. Мы очень хорошо трепали фашистов в 1941 году, хотя и были неудачи Красной армии в начале войны.

– «Черных копателей» встречаете?

– «Черных копателей» интересуют немецкие пряжки, каски, оружие, знаки отличия. Хорошая пряжка от ремня стоит 2,5 тысячи рублей. К тому же сейчас «Народный союз Германии» платит небольшие деньги за найденные останки немцев. Были случаи, когда «черные копатели» передавали поисковикам наших бойцов с просьбой «докопать» и показывали место, где их подняли. Но чаще мы встречаем сборщиков черного металла. Смоленская область небогатая, зарплаты низкие.

 

Меня поражают люди, которые задают вопрос: «А зачем вы поднимаете солдат? Пусть они так и лежат». А вы видели, как они лежат? Голова в одном месте, нога в ботинке – в другом, торчит из ручья… Мы находим и предаем земле останки наших солдатиков, устанавливаем имена без вести пропавших. Пополняем новой информацией Книгу памяти Томской области, которая, кстати, не переиздавалась уже много лет. Передаем в полицию и МЧС координаты мин, которые когда-то обезвредили саперы, но не увезли, и они до сих пор находятся в лесу или в полях.

Максим Елезов

 

Мифы и реальность

– В прошлом году вы выпустили уникальную книгу, посвященную воинам 166-й дивизии. В ней собраны фотографии и вся известная на сегодняшний день информация о 425 бойцах. Где ее можно найти и почитать?

– Мы собирали материалы два года. В сборе данных и в издании книги очень помогли родственники солдат. Она вышла тиражом 200 экземпляров. Книги мы отправили, конечно же, родственникам, которые живут в разных регионах страны. Мы обратились к губернатору Томской области с просьбой на следующий год выпустить ее большим тиражом, чтобы раздать в военные музеи учебных заведений и библиотеки. В отношении 166-й дивизии существует несколько мифов. Первый миф: она вся погибла. Это неправда. Из окружения, по донесению, вышло 517 человек. Многие из тех, кто попал в конц­лагеря, кто ушел в партизанские отряды, остались в живых. В 1943 году, когда была освобождена Смоленская область, они вступили в действующую армию и продолжали бои. Многие дошли до Берлина.

Второй миф: дивизия полностью была сформирована из томичей. Это неправда. Она была сформирована в 1939 году, и в ней служили призывники из разных концов Советского Союза. Командный состав прибыл из Омска. А один из стрелковых полков состоял из кемеровчан. Когда началась война, дивизию пополнили и отправили на фронт.

Еще один распространенный миф: в начале войны наши солдаты были плохо экипированы и вооружены. Поднимаем бойцов – все в ботинках, речь идет о событиях августа – октября 1941 года. Винтовок Мосина (стояли на вооружении Красной армии) столько, хоть заборы строй. Много находим боеприпасов: полные подсумки патронов, гранаты, бутылки с зажигательной смесью, минометные мины…

В этом году депутаты Законодательной думы Томской области помогут в обустройстве Поля Памяти в Ярцеве Смоленской области. Средства пойдут на обновление мемориальных табличек. Я могу поименно перечислить томичей, которые лежат там в братских могилах, – Гуров, Лалетин, Титович… Там лежит и пулеметчик Николай Васильевич Коломентьев. Прикрывая на переправе через реку наши части, он уничтожил до 100 фашистов. Его заутюжил немецкий танк в стрелковый окоп. В июле 2009 года поисковики из Москвы нашли останки бойца и медальон. На захоронение останков в 2009 году приезжали родственники солдата.

Поисковая работа на фронтах Великой Отечественной – часть нашей работы. У нас большое поле деятельности и в Томской области. В прошлом году в Верхнекетском районе мы нашли захоронения репрессированных и погибших в 1930-е годы. В конце мая – начале июня планируем еще одну экспедицию. В Молчановском районе, по предварительным данным, на берегу Оби существуют две братские могилы красноармейцев, замученных в 1919 году во время Гражданской войны. По просьбе районной администрации будем проводить исследования и эксгумировать останки. Гражданская война шла и на территории нынешнего Первомайского района. Осенью там планируется экспедиция поискового отряд «Земляки».

– Как День Победы отметили?

– 9 мая на площади Новособорной мы ежегодно проводим выставку в формате военно-полевого лагеря. Это экспонаты нашего музея, привезенные из экспедиций. В течение года к нам мало кто приходит, а на Новособорной ажиотаж. Выставку посещают от 5 до 7 тысяч человек. Люди задают вопросы, стоят у витрин. Интерес есть. На следующий год, в год 75-летия Победы, есть идеи и планы, но об этом говорить пока рано.

Автор: Светлана Захарова
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 71 = 75