Пресс-конференция Елены Карташовой, отработавшей в должности уполномоченного по правам человека в Томской области уже более ста дней, состоялась в медиацентре РИА «Новости». Елена Геннадьевна рассказала об основных темах обращений граждан, новых методах своей работы и крупных проектах, а также привела примеры реальной помощи аппарата омбудсмена.

О востребованности

– За три с половиной месяца мы получили 200 обращений, еще 103 накопились за то время, пока аппарат не функционировал. За прошлый год было рассмотрено 419 обращений, в этом году цифра будет примерно такой же. Институт был и остается востребованным. В аппарате трудятся шесть человек, у каждого из них в работе 25–30 жалоб. К нам обращаются как томичи, так и жители области. Люди жалуются не на плохие законы, а на несправедливость, нарушение их прав. 62% обратившихся – мужчины. Но если исключить письма из мест изоляции, то больше жалоб поступает от женщин. Наверное, потому, что им больше свойственно заботиться о своей семье, решать проблемы насущного характера.

О тематике и помощи

– Основные проблемы, с которыми к нам приходят жители Томской области, касаются жилищной сферы, в том числе ЖКХ. Это и выделение жилья вне очереди, и жалобы бытового характера, например по поводу протекающей крыши. Много обращений касаются нарушения трудового права (несправедливое начисление заработной платы, незаконные увольнения, дискриминация при найме на работу), есть вопросы и в сфере пенсионного обеспечения. В августе  поступило обращение из Парабельского района о качестве питьевой воды. Люди писали, что она имеет цвет кваса. Я обратилась в Управление Роспотребнадзора, там оперативно провели внеплановую проверку, составили протокол об административном правонарушении, выдали предписания, проблема начала решаться. Бывают и обращения, касающиеся ненадлежащего оказания медицинской помощи. К нам пришла женщина, у которой в больнице умерла дочь. Считает, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела  вынесено необоснованно.  Мы обратились в территориальный фонд ОМС, была создана специальная комиссия. В итоге женщина получила пакет необходимых документов, сама обратилась в Следственное управление Следственного комитета, и постановление было отменено, а дело направлено на дополнительную проверку.

О проектах

– Я сразу после прихода на должность уполномоченного начала заниматься разработкой поправок в областной Закон «О бесплатной юридической помощи». Мои предложения – расширить список граждан, которым предоставляется такая помощь. В законе прописано, что право на нее имеют те, у кого доход ниже прожиточного минимума. Заработок  9–10 тыс. рублей формально выше прожиточного минимума, но все же понимают, что прожить на эти деньги, да еще и нанять адвоката, невозможно. Поэтому мы предлагаем определить границу 15–16 тыс. рублей. А кроме того, включить в список беременных и лиц, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, ветеранов труда, неработающих инвалидов третьей группы.

В ближайшее время займемся еще одной законодательной инициативой. Речь идет о систематизации норм, касающихся общественного контроля. Соответствующие положения есть в различных правовых актах, но системного подхода в этой части не просматривается. Думаем о разработке областного закона об общественном контроле.

О нововведениях

– Омбудсмен получил статус антикоррупционного эксперта от Министерства юстиции России. Это сделано для того, чтобы готовить экспертные заключения на проекты нормативных актов, касающихся прав и свобод человека.

Мы подписали четыре соглашения о взаимодействии: с Федерацией независимых профсоюзов Томской области, а также с региональными управлениями ФСИН, Следственного комитета и Мин-юста. Надеюсь, это поможет эффективнее решать спорные вопросы.

Введена  практика проведения прямых телефонных линий. Их темы выбираем исходя из обращений людей.

За три месяца я объездила почти все исправительные учреждения Томской области: по ним было много обращений. На очереди – учреждения социальной защиты.

О медиации

– В 2011 году вступил в силу Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулировании споров». Его смысл в том, что люди для разрешения конфликтов (гражданских, трудовых, семейных и других) могут воспользоваться услугами специальных посредников – медиаторов и не доводить дело суда. Они выслушивают обе стороны и помогают им найти общий язык. Сейчас институт медиации при нашей поддержке начинает развиваться и в Томской области, я рада, что в нашем регионе есть обученные люди, которые хотят заниматься этой работой. Мы хорошо умеем воевать, но надо уметь и договариваться и мириться.

Об успешности

– Европейский показатель успешности деятельности омбудсмена, прижившийся и в России, – положительные решения хотя бы по 15% обращений. В Томской области в общей массе примерно так и есть. Но во многих случаях это только консультационная помощь, объяснения. Хотелось бы побольше таких дел, где удается восстановить нарушенные права. Но иногда бывает очень сложно, между юридической и реальной справедливостью не всегда можно поставить знак равенства. Если проблеме много лет и уже есть решение Верховного суда… Я не в силах изменить федеральный закон и сделать так, чтобы он распространился на ситуацию восьмилетней давности. Как говорят коллеги, омбудсмен – не супермен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

31 − = 29