04.05.2018

Томский ученый и фронтовик стал участником легендарных для страны событий

Статей на сайте: 15663

 

В 21 год он получил государственную награду – орден Трудового Красного Знамени. В 98 водил машину, с удовольствием работал на огороде, разводил пчел и пропадал на рыбалке. Жизнестойкость Евгения Силова, его неутомимость, готовность браться за самые сложные задачи и трудолюбие всегда вызывали восхищение родных, друзей, коллег, учеников. Он участвовал в легендарной операции по спасению челюскинцев. В годы Великой Отечественной войны защищал блокадный Ленинград. Стоял у истоков радиотехнического факультета ТУСУРа и стал организатором создания первого в Сибири телецентра.

7 мая, в главный профессиональный праздник тусуровцев – День радио, на кафедре телекоммуникаций и основ радиотехники появится мемориальная доска Евгения Силова. Евгения Николаевича нет с нами уже несколько лет. Но он по-прежнему остается легендой не только родного факультета, вуза, но и всего Томска.

 

 

Кастрюльки не найдется?

– У меня было второе имя – Маркони, – с улыбкой рассказывал Евгений Николаевич.

Так называли всех радистов на судах, отправившихся покорять Заполярье. По имени итальянского изобретателя, радиостанции которого, закупленные СССР в Англии, были установлены на кораблях. В числе тех, кто обеспечивал радиосвязь в Первой северо-восточной полярной экспедиции, был и Женя Силов. Отчаянный радиолюбитель и участник масштабного, как бы сказали сегодня, проекта – строительства казахстанской железной дороги, от Акмолинска до Балхаша.

Свой первый радиоприемник он собрал еще в школе. В годы его юности это увлечение было едва ли не повальным. После выпускного комсомолец Силов устроился монтером на телефонную станцию. Все станции в 1930-е годы были самодельными.

– В магазинах тогда запчастей днем с огнем было не сыскать. Поэтому мы ходили по барахолкам и свалкам. Искали и покупали любую аппаратуру с болтиками и винтиками. Особенно ценились алюминиевые кастрюли выборгского завода. Из них делались содовые выпрямители для преобразования тока, – вспоминал Евгений Силов. – Большую часть зарплаты (а монтер получал около 40 рублей) мы тратили на радиостанции. Мясо стоило рубль девяносто, а одна радиолампа – рубль тридцать восемь. Приходилось подрабатывать на мельнице – таскать мешки с зерном и мукой.

Во время покорения Арктики паренек из Томска сыграл не последнюю роль в спасении челюскинцев. Экипаж Евгения Силова стоял на зимовке у мыса Северного, когда в Северном Ледовитом океане потерпел бедствие пароход «Семен Челюскин». На льдине оказались более ста человек: ученые-исследователи участвовали в этой научной экспедиции с женами и детьми. На мысе Северном была создана чрезвычайная комиссия. Организовать связь с челюскинцами начальник зимовки поручил Силову как самому опытному радисту. Радиостанцию команда развернула быстро, вот только передатчик фирмы «Маркони» подкачал – проработал всего ничего. Томич не растерялся – соорудил из отечественного приемника передатчик. Благо навыки такие имелись.

За спасательную операцию Евгений Николаевич и был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Правда, «своих» челюскинцев видел всего пару раз. На мысе было негде размещать спасенных людей: их кормили, обогревали и на собачьих упряжках отправляли дальше. Силов в это время пропадал за приборами – выполнял функции метеоролога.

 

 

Платочки белые

…О том, что нацистская Германия напала на Советский Союз, Евгений Силов узнал через свою домашнюю радиостанцию. В августе 1941-го года он ушел на фронт. Мобилизовали всех треть­екурсников физмата ТГУ, где он тогда учился. После обучения военному делу в пехотном училище Тюмени парней отправили на Ленинградский фронт. Томич попал в пехоту.

– На войне каждый день страшно. К этому невозможно привыкнуть, – делился воспоминаниями ветеран. – На фронте под Колпино, куда я попал, наши вой­ска располагались где только можно. Солдаты спали в печах для обжига кирпича. Толщина их стен – до двух метров. Это было лучшее убежище.

Из других воспоминаний – непроходящее чувство голода. Еды не хватало ни в армии, ни в осажденном городе. Измученные петербуржцы варили суп из кожаных ремней. Однажды солдаты нашли в руинах мешок рафинада и банку сливочного масла. Радости не было предела. Люди намазывали масло на кубики сахара и ели. После пережитого Евгений Николаевич до конца своих дней бережно относился к продуктам.

И помнил жуткую картину осеннего солнечного дня. Тогда жители блокадного города рыли противотанковые рвы. В основном женщины: мужчины были мобилизованы на фронт. Чтобы спастись от палящего солнца, многие из них повязали на головы белые платочки. А потом налетели фашистские самолеты. Шум, пулеметная очередь, отчаянные крики… Когда все закончилось, вся земля была покрыта белыми платками.

В марте 1943-го Евгений Силов получил тяжелое ранение, когда тянул связь. Ему оторвало ногу. Истекавшего кровью солдата до медсанчасти довез на телеге местный житель. В госпиталях томич провел полгода, после чего вернулся домой, в Томск. Сразу же восстановился в университете и получил диплом физика.

 

 

Есть сигнал!

С этого момента началась новая интересная страница в жизни Евгения Силова. Перспективный специалист получил приглашение в политехнический институт, где  активно взялся за организацию в Томске радиотехнического образования. В распоряжении молодого преподавателя была лишь маленькая комнатка в корпусе на ул. Усова, 9. Там и развернуться-то негде было из-за расставленной повсюду радиоаппаратуры. Постепенно с командой единомышленников Евгений Николаевич создал полноценный факультет. В 1961 году постановлением правительства радиотехнический факультет был выделен в отдельный вуз – ТИРиЭТ (будущий ТУСУР).

– Я не раз пересекался с Евгением Николаевичем. Удивительный был человек: и по жизни, и в профессии, – рассказывает профессор кафедры телекоммуникаций и основ радиотехники ТУСУРа Алексей Пуговкин. – Когда я учился, Евгений Николаевич читал у нашего курса лекции по электрорадио­измерению. Это серьезная, большая дисциплина. Евгений Николаевич запомнился мне требовательным, въедливым, по-хорошему дотошным преподавателем. Спуску прогульщикам не давал. Но никогда на студентов не кричал. Это всегда были достойные, рассудительные, спокойные беседы. Дело свое Евгений Николаевич знал. И очень любил. Еще впечатляла его человеческая мощь и энергия. Помню, как, будучи секретарем парткома ТУСУРа, поехал поздравить Евгения Николаевича с днем рождения. Ему исполнялось 98 лет. Так его родные рассказывали: «До сих пор сам на машине на дачу ездит. Предлагаем отвезти – ни в какую!»

Неудивительно, что человек с такой энергией и жаждой жизни стал одним из создателей томского телецентра – первого за Уралом, третьего в России и пятого в СССР.

После войны томичи пробовали принимать из Москвы сигналы. Но наблюдали лишь какие-то неясные контуры. Тогда было решено делать электронное телевидение. Вдохновило сообщение о том, что в Харькове под руководством радиолюбителя создан свой телецентр. Перенимать опыт были командированы Евгений Силов и его коллега Александр Баканин. В результате в 1952 году в Томском политехническом институте началось пробное телевещание. Тогда это воспринималось как воплощенная в жизнь научная фантастика.

Имя ученого, фронтовика, основоположника местного телевещания навсегда вписано в историю Томска. Памятная доска, которая появится на родной кафедре Евгения Николаевича, в очередной раз это подтверждает.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 86 = 87