Территория Томскреставрации, где сейчас ведется строительство
Территория Томскреставрации, где сейчас ведется строительство

Вокруг трех домов, являющихся фоновой застройкой для исторической зоны «Татарская слобода», разгорелся искусственный скандал

Ну вот, дожили, пришел и на нашу улицу информационный праздник. Общественные слушания, в которых были заинтересованы и застройщик («Томлесстрой»), и жители многострадальной Татарской слободы, стараниями некоторых СМИ и интернет-блогеров неожиданно приняли размеры события чуть ли не вселенского масштаба.

Что поразительно: публичному остракизму и улюлюканью подвергся один из самых достойных руководителей строительных компаний города – генеральный директор ОАО «Томлесстрой» Шабан Байрамов. Возможно, читатель, вы помните, что это предприятие безвозмездно построило первый в Томске семейный детский дом, а потом поддерживало и продолжает поддерживать его взрослеющих воспитанников? «Говорящий» Волк и 10-метровый снеговик со сказочным городком на ул. Шевченко – тоже творения компании, возглавляемой депутатом Думы города Томска Байрамовым. А восстановленный Дом приемов губернатора на ул. Белинского видели? И еще десятки получивших вторую жизнь деревянных памятников архитектуры на улицах Кузнецова, Гагарина, Красноармейской, Дзержинского? А первый деревянный дом, восстановленный на частные инвестиции, который сегодня украшает пл. Батенькова? А дом легендарного архитектора Оржешко, расселенный за счет средств «Томлесстроя» и реставрируемый сегодня? Все это плюс, разумеется, современное многоэтажное жилое строительство с детскими и спортивными площадками, подземными гаражами, зонами отдыха, скверами, фонтанчиками и прочими атрибутами комфортной инфраструктуры – плоды труда все того же коллектива «Томлесстроя».

Есть в нашем городе такой вот социально ориентированный бизнес во главе с почетным работником лесной отрасли, победителем областного конкурса «Меценат года», членом попечительских советов кадетского корпуса, Красной мечети, гимназий № 2 и 4 Шабаном Байрамовым. Заподозрить благотворителя и патриота Томска во вредоносных действиях по отношению к городу, казалось бы, невозможно. Но вдруг общественные слушания, на которых обсуждалось строительство «Томлесстроем» трех домов на ул. Источной, как извержение вулкана, спровоцировало лавину грязи в адрес руководителя компании. Из-за чего возникла шумиха? Что по этому поводу думает сам Шабан Байрамов? Информация из первых рук – для читателей «Томских новостей».

Пороект строящегося дома
Пороект строящегося дома

Сознательная провокация

– Я не понимаю, – признается Шабан Рустамович, – почему вокруг общественных слушаний разгорелся такой ажиотаж. Видимо, в городе давно не происходило ничего такого, из чего можно было бы сделать событие. И тут кому-то в голову пришла бредовая мысль, что кто-то якобы покушается на историческую зону Татарской слободы. Причем складывалось впечатление, что действия общественников были кем-то заранее спланированы. Вообще-то я отношусь к неравнодушным людям с уважением (сам такой же), потому что они создают баланс сил в обществе, выступают противовесом власти, могут подкорректировать ее решения. Когда они предлагают разумные вещи, я их поддерживаю. Но в данном случае их позиция вызвала у меня по меньшей мере недоумение.

Удивило и то, насколько слаженно и оперативно подключились к травле нашего предприя­тия журналисты. Наверное, им просто не хватает жареных фактов, и они решили искусственно создать скандал. Если раньше СМИ называли четвертой властью, то сегодня, на мой взгляд, это вторая власть, которая может за один день создать хорошему человеку плохой имидж, а плохому, наоборот, хороший. А когда мнение сформировано, переубедить людей очень сложно.

Кому выгодно

– Какие силы и чьи интересы за этим стоят? Я теряюсь в догадках. Может быть, какая-то партия пытается заранее заработать себе очки перед будущими выборами? Я одним из первых в городе начал заниматься восстановлением деревянных памятников зодчества и никогда не видел проявления интереса к этой проблеме со стороны какой-либо партии. А тут вдруг зашевелились. Вот на слушаниях взяла слово депутат обл­думы Галина Немцева. Выступала Галина Григорьевна надменно, требовала, чтобы я отчитался перед ней в своих действиях. С какой стати я должен оправдываться и отчитываться перед ней, я ведь не являюсь ее подчиненным и не совершал ничего плохого.

Занимаясь реставрацией памятников, мы всегда действовали не из меркантильных соображений (ни один из объектов не принес нам прибыли, в лучшем случае мы выходили на нулевой баланс, но чаще терпели убытки), а, извините за пафос, по зову сердца. Покажите мне в Томске партию либо общественную организацию, которая бы взяла какой-то памятник архитектуры и отреставрировала его за свой счет. Нет таких!

Безнаказанное хамство

– Я смотрю форумы в Интернете и поражаюсь той гадости, которая на меня обрушилась. Я знаю всех, кто обо мне пишет. Есть там высказывания председателя комитета по историческому наследию мэрии Никиты Кирсанова. Недавно он проводил конкурс проектных организаций по восстановлению объектов деревянного зодчества в исторической зоне Дзержинского – Герцена – Нечевского. Было потрачено 3 млн бюджетных денег. Выиграл кто-то из приближенных Кирсанова. И что дальше? За эти деньги можно было бы отремонтировать крыши нескольких домов.

Сейчас выделен 51 млн рублей на реставрацию деревянного зодчества. Если будут ремонтировать так же, как раньше – с нарушением госрегламентов, то это уже можно будет расценивать как отмывание бюджетных средств.

В свою очередь, мне бы хотелось адресовать Кирсанову несколько вопросов. Например, что он думает по поводу дома на ул. Тверской, 66, – этот самый красивый в Томске деревянный дом стоит сегодня без крыши. А где дом на ул. Герцена, 24? Три дня его сносили, и ни один общественник, ни один специалист не пикнул. При молчаливом попустительстве чиновников и общественности погибают шесть разрушенных домов на углу улиц Гоголя – Никитина. Полное равнодушие царило и при строительстве кирпичной многоэтажки на Советской, на месте двух снесенных домов. Зато слушания по нашим домам превратили в публичное хамское мероприятие, в котором невозможно было найти здравый смысл.

Все по закону

– Вокруг чего, собственно, разгорелся сыр-бор? Вокруг строительства трех трехэтажных жилых домов на ул. Источной рядом с Татарской слободой. Татарская слобода – это историческая зона. А наши объекты являются фоновой застройкой для этой зоны. Разрешение на строительство у нас есть. У нас нет согласования с департаментом культуры, куда мы подали заявку еще три месяца назад. Они нам не ответили, но это не наша, а их проблема.

Чтобы было понятно: дача – это пять соток, загородный дом – десять соток. У нас 91 сотка, на них мы строим три трехэтажных дома. Под благоустройство остается 60 соток. Это будет зона отдыха, куда смогут прийти дети со всей Татарской слободы, сегодня им играть негде. По регламенту там можно строить только блокированные малоэтажные дома, а мы хотим построить не блокированные (одна квартира на три этажа, так называемые таунхаусы), а многоквартирные. (Там все деревянные двухэтажки являются многоквартирными.) Размер дома при этом не меняется. Площадь самого минимального таунхауса 180–200 кв. м. Кто в Томске сможет купить такие квартиры?

Мы предложили более доступный вариант: квартиры площадью не 200, а 60 метров. Всего 73 квартиры в трех домах, столько же подземных стояночных мест для автомобилей. На этом месте мы могли бы построить 12 двухэтажных домов, но тогда будет очень высокая плотность застройки и значительно уменьшится территория для благоустройства. Под строительство мы снесли старое административное здание и пустующие сараи-склады. Это вызвало негативную реакцию специалиста по реставрации памятников архитектуры из ТГАСУ Ларисы Романовой, она даже заявила, что против тех, кто снес административное здание, нужно возбудить уголовное дело.

Почему-то, когда неподалеку от Татарской слободы кто-то построил 10-этажный дом, специалисты и общественники молчали, да и контролирующие органы не возражали. А когда мы снесли никому не нужное здание, посыпалась критика.

Факты, а не эмоции

– Готовясь к слушаниям, мы были ориентированы на конструктивный разговор. Что из этого получилось, известно. Я приношу свои извинения томичам за искаженную информацию, которая не по нашей вине на них выплеснулась. Сейчас идет сбор подписей под письмом губернатору о том, какой «Томлесстрой» плохой. Я надеюсь, что губернатор и мэр будут ориентироваться не на эмоциональные всплески, а на разумные аргументы и законы. Я надеюсь на здравый смысл всех томичей. Для меня это самое важное. В Томске надо сохранить 700 домов, из них 256 – памятники федерального, регионального и городского значения. Остальные объекты построены в ­1930–1940-е годы, вроде бы не очень старые, такие же, как бараки на ул. Источной, 43 и 47, но жить в них просто невозможно. Наши же дома – красивые, удобные для жизни – не только не испортят Татарскую слободу, в которой выросло уже много безвкусных коттеджей, а создадут ей достойный фон.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

88 − 83 =