лицевая

Досье

Ф.И.О.: «Миссис Хадсон».

Пол: чисто женский.
Место рождения: Дом ученых Академгородка.
Национальность: выразительное лицо неустановленной национальности.
Образование: классическое университетское.
Знание иностранных языков: русский, украинский, грузинский, иврит, испанский, португальский, английский, немецкий (поет без словаря).
Род занятий: ансамбль песни, танца, конферанса.
Правительственные награды: не имеет.
Родственники за границей: не имеет (а хотелось бы).
Семейное положение: четырежды разведена.
Дети: трое.
Хобби: трудиться, трудиться и еще несколько раз трудиться.

Говорим «Дом ученых Академгородка», подразумеваем трио
«Миссис Хадсон». Говорим «Трио «Миссис Хадсон», подразумеваем Дом ученых. Два десятка лет Людмила Смирнова, Галина Юрченко и Мария Павлющенко успешно соседствуют в одном рабочем кабинете и на одной сцене в составе известного в Томской области вокального коллектива. Завидное для творческих натур постоянство! В беседе с журналистами «Томских новостей» миссис развенчали миф о женской дружбе, рассказали о своей альтернативе походов в баню 31 декабря и объяснили, почему мечтают встретиться с Владимиром Жириновским.
Фото: Артем Изофатов

"Аркадий Ратнер однажды спросил меня: «Люда, что вы делаете после концерта?» Я ему честно ответила: «Идем домой». «Что, просто идете домой?» – несказанно удивился он. «Нет, не просто. А очень быстро!» Людмила Смирнова
«Аркадий Ратнер однажды спросил меня: «Люда, что вы делаете после концерта?» Я ему честно ответила: «Идем домой». «Что, просто идете домой?» – несказанно удивился он. «Нет, не просто. А очень быстро!» Людмила Смирнова

«Скорости низкие. Не догоняем»

– Ваш творческий союз восхищает стабильностью. Если когда-нибудь вы все-таки разойдетесь в разные стороны, что может стать причиной распада?
Людмила Смирнова:
– Когда «Миссис Хадсон» была в три раза моложе, ведущая местной телевизионной программы задала нам точно такой же вопрос. Я тогда выдала первое, что пришло в голову: «Потеря товарного вида». Имея в виду не только внешность, но и работоспособность, востребованность, постоянный приток свежих креативных идей. По-прежнему не вижу других причин.

– Как, если не секрет, вам удается держать себя в такой потрясающей форме?
Людмила Смирнова:
– Для меня серьезной подпиткой и способом борьбы за форму стал спорт: по семь часов в неделю играю в волейбол, люблю велосипед и плавание.
Галина Юрченко:
– Институт мозга человека имени Бехтеревой предлагает свою версию. На протяжении многих лет его сотрудники исследовали влияние ежедневных занятий творчеством и наукой на состояние организма. Оказалось, что ученые и деятели искусства медленнее стареют, дольше живут и лучше выглядят. Творческий процесс активизирует работу мозга, помогая тем самым избежать развития возрастных изменений. А поскольку у нас занятия вокалом, придумывание сценариев и прочий массаж мозга происходят каждый день, наш товарный вид не страдает (улыбается).

– Мы знаем вас как ярых болельщиц «Томи». За играми нашей сборной на чемпионате Европы по футболу тоже следили?
Людмила Смирнова:
– Не самое радостное зрелище, надо сказать. Я не считаю себя таким уж знатоком футбола, но даже мне было понятно после первой игры: нам на этом чемпионате ловить нечего. Скорости, на которых может играть сборная, слишком низкие. Не догоняем.
Галина Юрченко:
– Обидно другое – у команды нет настроя на азартную игру. Российских спортсменов всегда отличало желание принести победу своей стране, лишний раз ее прославить. У футболистов такого позыва давным-давно нет. Непростительно, что это происходит в нынешние тяжелые времена, когда большая часть народа попросту выживает. А эти люди, имея бешеные деньги и райские условия для жизни, позволяют себе убийственное равнодушие. Крупные спортивные соревнования – это серьезный и жестокий бизнес. Но почему-то игроки даже самых прагматичных национальностей во время матча забывают о деньгах, на первое место для них выходят патриотизм и желание победить. Мне в этом плане нравятся северные ирландцы – бесстрашные мужики! Они отдаются игре с бешеным азартом и драйвом. Да, они нарушают правила, бьются на поле. Но в этом и проявляется настоящая мужская сущность. Футбол – один из самых брутальных видов спорта. И в нем не место тем, кто трусит, боится боли и думает о бэкграунде.

Даешь конкуренцию!

– Есть десятки примеров, когда мощные и продуктивные творческие союзы распадались из-за какой-то ссоры. Как вам удается сохранить команду?
Людмила Смирнова:
– В нашей жизни тоже случались разногласия. Мы очень разные и не являемся закадычными подругами, как думают некоторые. Но когда на горизонте очередное ответственное мероприятие, каждая из нас понимает: обратной дороги нет. Мы обязаны провести его на должном уровне, потому что отвечаем за свое имя и учреждение. На этом маленьком пятачке перед «воротами» мы должны оказаться вместе, чтобы, продолжая футбольную тематику, «забить гол».

– Вам легче договориться, когда вы стоите на сцене в составе трио или когда занимаетесь делами Дома ученых?
Мария Павлющенко:
– Как и в любом рабочем коллективе, у нас бывают проблемы со взаимопониманием. Но мы же знаем, что деваться с подводной лодки некуда. К тому же за годы, проведенные вместе, научились подстраиваться и друг друга дополнять.
Людмила Смирнова:
– Например, разделение труда в Доме ученых сложилось само собой. Каждая занимается тем, что у нее лучше всего получается. Галя умеет наводить мосты с внешним миром – она отвечает за рекламу и продвижение. Маша прошла отличную школу Литературно-художественного театра ТГУ, она лучше нас может придумать и простроить мизансцены спектаклей и выступлений. И вообще примиряет наши гигантские устремления и желания с реальностью. Моя главная задача – сохранить учреждение. Я должна добыть деньги, доказать московскому начальству, что мы знаем свое дело. В противном случае нам придется начинать все с нуля, будучи уже взрослыми тетеньками. А этого не хотелось бы.

– Если в работе возникают спорные моменты, за кем чаще всего остается последнее слово?
Мария Павлющенко:
– Всегда по-разному. Бывает, что не побеждает никто и вопрос снимается. Иногда проще убрать песню из репертуара или «замылить» намеченный проект, чем спорить до хрипоты и ломать копья. Например, на днях мы бурно обсуждали предстоящий юбилей «Миссис Хадсон». К общему мнению по поводу того, в какой форме он должен проходить, не пришли. Так что временно отложили этот вопрос. Но праздник осенью однозначно состоится, и мы обещаем много сюрпризов.

– Конкуренция в любом женском коллективе неизбежна. Как вы ее пережили?
Мария Павлющенко:
– Она и сейчас есть. Здоровая конкуренция еще ни одному творческому коллективу не повредила. А вот чисто женского соперничества за внимание противоположного пола у нас, к счастью, никогда не возникало. Нам всегда нравились совершенно разные по типу мужчины.

Такая вот реакция замещения

Павлющенко2
Здоровая конкуренция у нас есть и сегодня. А вот чисто женского соперничества за внимание противоположного пола у нас, к счастью, никогда не возникало. Мария Павлющенко

– Какими своими проектами вы гордитесь? Где стали первыми?
Людмила Смирнова:
– Под крышей Дома ученых 10 лет жил самый крутой в Томской области джазовый фестиваль. Таких российских и мировых звезд, которых мы приглашали в Томск, еще никому не удавалось привезти. Да и вряд ли удастся. Мы создали в городе, где нет вокально-джазовой школы, мощные джазовые коллективы «Синкопа» и «Регтайм». День Академгородка из сугубо профессионального праздника вырос в праздник микрорайона и собирает до 2 тыс. человек. Недавнее нововведение Дома ученых – бесплатный музыкальный абонемент. В его рамках для жителей Академгородка и всех горожан проходят концерты известных томских актеров и музыкантов. А еще мы первыми в Томске стали проводить новогодние ночи. Когда все отдыхали и по традиции шли 31 декабря с друзьями в баню, мы с девчонками спешили на работу. Сегодня традицию проведения вечеринок под бой курантов подхватили многие томские учреждения культуры.
Галина Юрченко:
– Но основной нашей задачей на протяжении всех лет была работа с учеными. У нас в буквальном смысле слова полки в шкафах ломятся от пачек сценариев научных конференций, юбилеев и других всевозможных мероприятий. Это только рукописные тексты, а сколько еще хранится в компьютере! Но, что самое классное, наши ученые с азартом включились в творческий процесс. Сегодня им уже неинтересно просто провести научную конференцию – хочется отчебучить какой-нибудь номер на закрытии. И этот творческий опыт, как показывает жизнь, не проходит даром. Во время подготовки мюзикла «А не замахнуться ли нам… на Вильяма нашего Шекспира?» один артист, будучи уже в солидном возрасте, блестяще защитил кандидатскую диссертацию. Его коллега сказал нам тогда, что у этого ученого были серьезные проблемы с выступлением перед большой аудиторией. Но, после того как стал играть сначала в КВН, а потом в мюзиклах, он внутренне раскрепостился и на защите выглядел очень убедительно.
Людмила Смирнова:
– Я по этому поводу говорю так: наши ученые ничего не делают без нас, кроме науки. А вот защищают диссертации, женятся, проводят конференции, отмечают юбилеи они вместе с нами. В других городах такой глубокой диффузии культуры и науки нет. Наверное, это происходит потому, что мы живем на одном квадратном метре и постоянно друг с другом взаимодействуем.
– Сложно ли настроить серьезных ученых мужей на менее серьезный лад и сподвигнуть их на пение, танцы, КВН?
Людмила Смирнова:
– Они сами с удовольствием уходят в творческий отрыв. Ломая в очередной раз голову над тем, что бы этакое состряпать, мы с девчонками надумали сделать мюзикл. Прикинули, что написать текст, простроить его сценически и найти деньги на постановочные расходы сможем. Вопрос был в том, будут ли ученые участвовать в такой авантюре. Составили список из 20 человек, кто мог бы согласиться, обзвонили их – все прыгнули в эту историю с низкого старта.
Мария Павлющенко:
– Теперь у нас другая проблема. Хотелось бы взять всех желающих поучаствовать в мюзиклах, но больше 20–25 человек в труппе быть не может. К тому же сцена Дома ученых слишком маленькая и не выносит массовых сцен (улыбается).

– Как дамы с классическим университетским образованием поделитесь наблюдениями: сильно отличается нынешнее поколение молодых ученых от тех, кто оканчивал вуз вместе с вами?
Галина Юрченко:
– Я разинув рот смотрю на ребят из команды КВН Института оптики атмосферы, которую курирую много лет. Им чуть больше тридцати, но у каждого семья, квартира, машина, ученая степень, куча грантов. На конкурсе КВН они не выиграли ничего, но долго обсуждали, где и как будут отмечать почетное третье место. А еще эти ребята успевают ходить на концерты и в театры, ездить по выходным на пикники, играть в пейнтбол и каждый день заниматься в тренажерном зале. Да, в чем-то они более ограничены, чем физики и лирики 1990-х годов. Те устраивали дружеские посиделки с одной бутылкой шампанского на 15 человек, декламировали наизусть Мандельштама, Есенина и могли отличить на слух Ахматову от Цветаевой. Современное молодое поколение утратило культурный багаж, у нас это было само собой разумеющимся. Но зато они по-хорошему прагматичны и прекрасно ориентируются в этом мире. Произошла реакция замещения, и, что хуже, а что лучше, я не знаю.

«Мы – девушки запечные»

Юрченко2
Ученые доказали, что творческий процесс активизирует работу мозга, помогая тем самым избежать развития возрастных изменений. А поскольку у нас занятия вокалом, придумывание сценариев и прочий массаж мозга происходят каждый день, наш товарный вид не страдает! Галина Юрченко

– С кем из известных исполнителей вам хотелось бы спеть?
Мария Павлющенко:
– Скорее, поговорить… Мы отдаем себе отчет в том, что у нас самодеятельный вокальный коллектив. И подставляться, занимая на сцене место с профессиональными исполнителями, не стали бы. Хотя покойный Аркадий Арканов, когда был почетным гостем на одном из томских мероприятий, где мы выступали, назвал нас приличным трехголосьем. А насчет разговора по душам… Я бы с удовольствием пообщалась с американским певцом и актером Томом Уэйтсом. Жаль только, мой английский подкачал бы.
Галина Юрченко:
– Как человек, имеющий отношение к академическому вокалу, обожаю оперу. Я в восторге от того, какие фигуры появляются там в последнее время. Один из них – солист Мариинского театра Василий Герелло. Он и красавец, и умница, и блестяще образован, и о жизни рассуждает глубоко и нетривиально. Было бы интересно встретиться с ним за чашкой кофе.
Людмила Смирнова:
– А я бы не отказалась поболтать с Владимиром Жириновским. Давно наблюдаю за ним в телевизионных дебатах. Поскольку сама я в политических процессах ни черта не соображаю, стараюсь слушать умных людей, сопоставлять их мнения и делать для себя выводы. Сначала я думала, что Владимир Вольфович гонит клоунаду. Но потом стала вслушиваться в то, о чем он говорит в своей экстремальной манере, и отметила, что многие уважаемые эксперты к нему прислушиваются. И вообще, как показало время, Жириновский предсказал некоторые политические события. У него, выражаясь языком современной молодежи, есть чуйка. Вот этой своей проницательностью он мне интересен.

– Академгородок находится на горе и чуть выше города, как вам видится с высоты: эволюционирует ли томская культура?
Людмила Смирнова:
– На горе, говорите… Нам иногда кажется, что мы – запечные девушки. Этакий деревенский клуб (улыбается). Если говорить об отдельных творческих коллективах, то можно отметить, что, например, симфонический оркестр и хоровая капелла ТГУ стали на порядок выше. Но никаких новаторских и прорывных событий на культурном фронте я не назову. Давно не было таких потрясений, какими стали в свое время спектакли томской драмы «Клоп» или «Эмигранты» Юрия Пахомова. На них ломился весь город. Не знаю, может быть, я просто недостаточно знакома с культурной жизнью Томска…

– Если вы запоете дома, что это будет за песня?
Мария Павлющенко:
– У меня никогда не возникает желания спеть просто так, для себя.
Людмила Смирнова:
– А я часто пою дома. Мой маленький внук даже периодически предупреждает меня: «Только не надо петь!» (Улыбается.)
Галина Юрченко:
– Я тоже могу петь за домашними делами. Обычно это романсы. Сейчас настали времена, когда меня никто не одергивает. Потому что сын Игорь тоже стал заниматься вокалом. Правда, он поет хард-рок.

– Есть песни или исполнители, чье творчество никогда не попадет в репертуар «Миссис Хадсон»?
Людмила Смирнова:
– Лет 20 назад кто-то из нас троих сказал: «Газманов никогда не будет звучать в нашем учреждении». Как бы не так! Мы работаем с разным творческим материалом. Это может быть Ваенга, Митяев, Пугачева и даже нашумевший хит группы «Ленинград» «На лабутенах».

– Как вы боретесь со стрессами и как празднуете творческие успехи?
Людмила Смирнова:
– Если очень сильный стресс, выручает шоколад. А вот праздновать мы с девчонками не умеем. Аркадий Ратнер однажды спросил меня: «Люда, что вы делаете после концерта?» Я ему честно ответила: «Идем домой». «Что, просто идете домой?» – несказанно удивился он. «Нет, не просто. А очень быстро!»
Мария Павлющенко:
– Вы затронули больную тему. Умение расслабляться – это большая проблема. Возможности часто ходить на концерты, спектакли и глобально путешествовать нет. Общаясь с друзьями, я начинаю рассказывать про то, как мы отметили День Академгородка и что нового изобрели для мюзикла. И даже банкеты, куда нас приглашают в качестве гостей, превращаются в муку мученическую. Мы настолько привыкли быть на сцене, что за столом ощущаем себя не в своей тарелке.
Галина Юрченко:
– Но, надо сказать, мюзиклы привнесли в нашу жизнь новую краску. Там народ боевой, в отличие от нас отдыхать любит и умеет. Были уже три вечеринки, где мы вели себя как нормальные люди. Опять же благодаря друзьям-ученым, втягивавшим нас в общее веселье: «Девчонки, идем танцевать! А теперь фотографироваться! А еще шампанского по чуть-чуть!»

– Тусовки и вечеринки вы не любите. Что в таком случае для каждой из вас – настоящий праздник?
Людмила Смирнова:
– Покой и воля.
Галина Юрченко:
– Для меня праздник, если мама относительно здорова и у сына что-то получается. Например, недавно он выступал на университетской сцене в составе интересной музыкальной группы. Когда ребята заиграли, у меня слезы полились градом. 32 года назад я впервые вышла на эту сцену, а сегодня на ней стоит мой взрослый сын.
Мария Павлющенко:
– Мои желания с годами меняются. Но, как и прежде, для меня важны новые впечатления – вкусовые, визуальные, тактильные, музыкальные. Время от времени я пытаюсь урвать их у жизни. Тогда возникает ощущение полноты и радости бытия!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

38 − = 37