30.01.2015

«У меня не было шанса не полюбить книги…»

Статей на сайте: 492

Анастасия Губайдуллина

Анастасия Губайдуллина – кандидат филологических наук, доцент кафед­ры истории русской литературы ХХ века филологического факультета ТГУ. Ведущий в Томске исследователь детской литературы. Мама троих сыновей. Автор стихов и рассказов.

У Осипа Мандельштама есть детское стихотворение:

Жили в парке два трамвая:
Клик и Трам.
Выходили они вместе
По утрам.

Оно неизвестно широкой публике – Мандельштам в народной памяти остался, скорее, как автор рокового «Мы живем, под собою не чуя страны…». Не изучали его детскую поэзию и специалисты – филолог Анастасия Губайдуллина была первой, кто по косточкам разобрал образ трамвая в «Двух трамваях». И с этого началось ее профессиональное увлечение детской литературой, подкрепленное впоследствии рождением сыновей – первого, второго, третьего…

Нужный фон

– Весь фон моего детства был литературным, поэтому у меня не было шанса не полюбить книги. Библиотека у нас дома занимала центральную часть зала: самодельные полки над диваном… Мама была подписана на известные книжные серии. В школе, классе в пятом-шестом, к нам приходили томские писатели. Помню Тамару Каленову. Как-то нам предложили: если хотите что-то сами сочинить и получить профессиональную рецензию, милости просим! И мы все спонтанно начали писать. А сбор макулатуры, металлолома?.. Призом были, конечно же, книги. Так у нас в доме появился «Мелкий бес» Федора Сологуба.

Мама много читала нам с братом перед сном, причем продолжалось это довольно долго – лет до 12. Особенно запомнились книги Джеральда Даррелла «Моя семья и другие звери», «Птицы, звери и родственники». Практиковались у нас словесные игры – когда мы лепили пельмени, обязательно составляли цепочки из слов («Города» и тому подобные). При этом родители не были профессионально связаны с литературой: мама – физик-ядерщик, окончила Томский политех, но всегда шутила, что физики читают больше филологов.

Загадка Сфинкса

– Вообще-то я хотела стать врачом-генетиком, но, когда училась в старших классах, родители переехали на Кавказ, и школу я оканчивала в деревне. Знания просели, и я побоялась поступать в томский медуниверситет. Знакомый предложил идти на филфак в Ставрополе: «Литература – это же так интересно!» И я согласилась. Потом перевелась в Томск, где прекрасные учителя помогли раскрутить нарождающийся интерес к археологической работе с текстом. Как и всякого начинающего филолога, меня интересовала античная литература. Первую курсовую писала про античные образы у Николая Гумилева. Отсюда возник интерес к Серебряному веку. Дипломную работу, а потом диссертацию посвятила творчеству Федора Сологуба. Его стихи обладают заговором цикличного, повторяющегося слова:

Мне жизнь приносит злую влагу
В своем заржавленном ковше…

А потом, наверное, я просто устала от декаданса и переключилась на современную прозу. Сологуб все-таки очень специфичный – с тяжелым, давящим мировоззрением конца, гибнущей цивилизации. Даже те произведения, где главным героем выступает ребенок, у него трагичны. Ребенок для Серебряного века вообще явление особенное, загадочное. Символисты верили, что он принадлежит не только миру людей…

Когда в аспирантуре я ушла в первый декрет, я отчасти была согласна с видением символистов. Первый ребенок – это как загадка Сфинкса: что с ним делать, как понять его образ мыслей? Но читала я сыну, конечно, никак не Сологуба. В основном это был стандартный набор моего детства: Чуковский, Михалков, Барто, Маршак, чуть позже – Алан Милн, Астрид Линдгрен, Туве Янсон, еще позже Драгунский, Носов. Открытие «альтернативной» детской литературы для меня началось случайно – я взяла для исследования стихо­творение Мандельштама «Два трамвая». Но потом оказалось, что много совсем не детских авторов писали для детей – Иосиф Бродский, Константин Бальмонт. И мне захотелось в этом разобраться.

Тяжелый выбор

– Родителям порой сложно сориентироваться в потоке имен современных авторов. Для помощи можно использовать Интернет: свой сайт есть у каждого детского издательства («Мелик-Пашаев», «Самокат», «Настя и Никита», «Клевер», я уж не говорю про классические «Росмэн», АСТ). На них можно посмотреть аннотации, на некоторых – скачать pdf-версии книг, чтобы оценить уровень иллюстраций, текста.

Есть серия премий детским писателям, и их победители почти всегда достойны внимания. Так, например, я познакомилась со Станиславом Востоковым, автором замечательных книг «Ветер делает деревья», «Фрося Коровина».

Выбирая книги, конечно, нужно учитывать возраст ребенка. Самым маленьким – до трех лет – важно читать стихи, это развивает слух в литературе. Кроме народных потешек на все времена рекомендую Михаила Яснова и Виктора Лунина с их славными детскими стихами, Эмму Мошковскую, Анастасию Орлову. Стихи всегда простые – про кошек, собачек, про семью, бытовые ситуации. Но это хорошая ритмика, хорошие образы, очень добрый и светлый мир.

Старшие дошкольники, у которых уже формируется чувство юмора, смогут оценить игру слов, к примеру, Ренаты Мухи – она писала очень короткие, ироничные и занятные стихи, например:

Дождик тянется за тучкой
И бормочет на ходу:
«Мама, скучно… Мама, скучно!
Мама, можно я пойду?»

Двойной смысл очень хорошо тренирует языковое чутье.

В начальной школе, кроме классиков, есть смысл обратить внимание на Якова Акима, Сергея Седова, того же Станислава Востокова. Для ребят из средней школы сейчас очень большое разнообразие фантастических детских текстов, как образец – книга Евдокимова «Конец света». Сюжет любопытен: есть единица энергии ку, дети могут их либо зарабатывать, либо тратить. Необходимо выстроить свой образ жизни так, чтобы остаться в плюсе. Есть и очень интересная литература, близкая к реализму. Пара авторов Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак получила много премий за свои подростковые романы «Гимназия № 13», «Время всегда хорошее». Это проза, которая ставит перед детьми любопытные вопросы, скажем, в какое время жилось лучше – раньше, когда не было компьютеров и телефонов, или сейчас?

Нужно дать шанс

– У троих моих сыновей абсолютно разное отношение к литературе. Младший, которому пять, особого интереса не проявляет – больше любит что-то конструировать. Средний, первоклассник, настоящий фанат – читает взахлеб! Старший – ему 16 – увлекается в основном научной фантастикой. Вообще, с 12 лет ребенок уже может воспринимать все книги, которые входят в корпус классических текстов для чтения любым человеком. Но, если до 12 лет он не привык читать, перестроить образ жизни вряд ли возможно.

В случае моих сыновей я не делала ничего особенного – просто, как и у меня в детстве, у них всегда был книжный фон. Нельзя переводить чтение в область долженствования: «Ты прочитай сегодня 30 страниц, я приду, проверю». Важно, какой пример ты сам подаешь: валяешься ли с книгой на диване, видят ли тебя читающим домочадцы? Важно ограничивать время на компьютер и телевизор. Если виртуальной няньки не будет, ребенок, возможно, сядет за книгу.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

25 − = 23