Крупнейший ученый-физик и основатель научной школы по оптике атмосферы, получившей мировое признание. Талантливый педагог, воспитавший более 100 кандидатов наук и 40 докторов наук. Отменный организатор и человек, который умел зажечь своим делом и повести коллектив за собой. Всё это про Владимира Зуева, лауреата Государственной премии СССР, основателя томского Института оптики атмосферы СО РАН. День российской науки – очередной повод вспомнить этого замечательного ученого и человека.

Академик В.Е. Зуев

 

Атмосфера, которая заряжает

Что всегда восхищало коллег Владимира Евсеевича, так это смелость, с которой он брался за новые начинания, идеи, проекты. Это сегодня сформированная им научная школа по проблемам распространения электромагнитных волн оптического диапазона в атмосфере, лазерной спектроскопии высокого и сверхвысокого разрешения и лазерного зондирования атмосферы имеет международное признание. А в середине 1950-х годов, когда томский ученый и его команда приступили к изучению распространения инфракрасного излучения в среде, еще никто и ничего толком не знал. Представление о процессе сводилось к мнению о том, что излучение проходит через атмосферу так же свободно, как нож сквозь масло. Из книг по интересующей тематике – только «Основы инфракрасной техники» И.А. Марголина и Н.П. Румянцева, да и та посвящена преимущественно техническим вопросам.

Чтобы работать по теме, нужно было построить полигон для экспериментального изучения прохождения инфракрасного излучения через атмосферу. И Владимир Евсеевич вместе со своим коллегой Павлом Николаевичем Коханенко ходили зимой на лыжах вдоль Томи, выбирали лучшие места для установки инфракрасных излучателей. Довольно быстро он собрал команду единомышленников. В их числе оказался и Станислав Творогов, тогда еще будущий член-корреспондент РАН и заведующий лабораторией статистической оптики ИОА СО РАН.

– Шеф, как мы называли между собой Владимира Евсеевича, создал кружок из студентов и каждую неделю проводил семинары, на которых мы изучали книжку Марголина и Румянцева, – вспоминал Станислав Творогов. – Руководил он нами демократично, хотя был нашим преподавателем, уже доцентом, кандидатом наук, и относились мы к нему с пиететом. Он создал такую атмосферу, что мы понимали значимость физических задач. Отвага его поражала: брать совершенно незнакомую тему, незнакомую область, с нуля… Но постепенно все образовалось, через три года уже был написан отчет, генералы приезжали его принимать, были рассчитаны функции пропускания и выяснен принципиальный вопрос, как считал шеф, по внесению поправки в закон квадратного корня. Как человек энергичный, он стал сразу выходить во внешний мир. И уже в 1965 году была проведена первая конференция.

А четыре года спустя на базе ранее сформированного Зуевым в стенах СФТИ научного коллектива создан первый томский академический институт – Институт оптики атмосферы СО АН СССР. Это дало возможность продолжить и развить научные исследования в области распространения оптического излучения в атмосфере.

 

Когда железные руки – дело хорошее

Стартовавшее большое дело быстро пошло в гору. Работа института начиналась с исследований распространения оптического излучения в атмосфере с учетом поглощения атмосферными газами, ослабления аэрозолями, флуктуация за счет атмосферной турбулентности. Вскоре сферу научных интересов по-хорошему амбициозного коллектива пополнили лазерное зондирование атмосферы с целью дистанционного измерения физико-технических параметров атмосферы, генерирование и детектирование световых импульсов с заданными свойствами, создание световых сверхкоротких импульсов заданной формы. А также разработка новых малоинерционных сверхвысокочувствительных приемников инфракрасного диапазона волн. 

Еще одно начинание Владимира Зуева – созданное по его инициативе специальное конструкторское бюро (СКБ) научного приборостроения «Оптика» . Коллектив учреждения совместно с сотрудниками института взялся за разработку современной экспериментальной техники для обеспечения фундаментальных исследований по оптике атмосферы. Итог работы – широкий спектр научных приборов для натурных измерений аэрозольных, газовых, турбулентных и других характеристик атмосферы. В их числе лидары наземного, самолетного и космического базирования, лазерные навигационные системы для посадки самолетов и проводки судов. Причем научно-производственный комплекс СКБ позволял не только создавать экспериментальные и опытные образцы приборов, но и организовать мелкосерийное производство. Так, после успешных наземных испытаний 20 мая 1995 года на околоземную орбиту, на станцию «Мир» в составе модуля «Спектр» был выведен первый российский космический лидар «БАЛКАН». Созданный томскими учеными прибор осуществлял зондирование облаков всех ярусов в глобальном масштабе. А конструкторское бюро после ряда преобразований превратилось в Институт мониторинга климатических и экологических систем СО РАН.

Большое внимание Владимир Зуев уделял внедрению научных достижений в народное хозяйство и проведение широкомасштабных работ по хоздоговорам с промышленными предприятиями. Это и начатые институтом в 1970-х годах исследования в области нелинейной атмосферной оптики, и экспериментальные работы по исследованию поглощения лазерного излучения в атмосфере, и создание принципиально новых дистанционных методов измерения параметров атмосферы Земли по всей ее высоте, и многие другие проекты.

Именно Владимиру Зуеву научное сообщество обязано появлением научно-теоретического журнала Российской академии наук «Оптика атмосферы и океана». Он оставался его бессменным главным редактором до последних своих дней.

Нужно отметить и организаторские способности Владимира Зуева, которые проявились в строительстве Томского академгородка. Началу всему положил ИОА СО РАН. Там получили развитие научные направления, на основе которых были созданы Институт сильноточной электроники СО РАН и Институт физики прочности и материаловедения СО РАН. Чуть позднее на их базе и СКБ «Оптика» появился Томский филиал СО АН СССР. А еще позже – крупный научно-производственный комплекс, который объединил четыре института (оптики атмосферы, химии нефти, сильноточной электроники, физики прочности и материаловедения), СКБ «Оптика», отдел экспериментальных геофизических исследований геологии и геофизики, лабораторию бонитировки почв Института почвоведения и агрохимии.

– Владимир Евсеевич был не только деятельным и энергичным человеком, но и очень внимательно относился к людям. В этом, мне кажется, главный секрет его успеха, – отмечал Станислав Творогов. – Для того чтобы в людях раскрылся их потенциал и возможности, они должны попадать в железные руки, которые всё из них выжмут. В хорошем смысле, конечно же. Так вот шеф такие условия создавал. Тех людей, на которых он возлагал надежды, он буквально освобождал от житейских забот.

С.Д. Творогов, 1973 год

Есть такое слово – признание

Сегодня Институт оптики атмосферы СО РАН продолжает дело Владимира Зуева, оставаясь одной из ведущих организаций академического сектора в области атмосферно-оптических исследований.

В прошлом году научное учреждение отметило полувековой юбилей. Владимир Евсеевич даже после своей смерти незримо присутствует рядом со своим коллективом, городом. В Томске проводятся международные и всероссийские симпозиумы, посвященные памяти ученого. На фасаде главного корпуса ИОА СО РАН установлена памятная доска. Именем Владимира Зуева названы одна из городских площадей и малая планета, расположившаяся между орбитами Марса и Юпитера. А в ноябре прошлого года ученому было посмертно присвоено звание почетного гражданина Томской области. Это очередное подтверждение значимости того, что Владимир Евсеевич сделал для региона, города и мировой научной общественности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

54 − 45 =