Угорелые собственники

Статей на сайте: 16189

В Академгородке 27 сентября сгорел дом на улице Вавилова, 10. Спустя шесть дней мэрия объявила пожар чрезвычайной ситуацией локального характера. Это позволит изыскать средства на экспертизу сгоревшего дома и начать его восстановление за счет средств фонда ЧС. Иначе отремонтировать сгоревший дом и помочь пострадавшим от пожара из бюджетных и внебюджетных фондов не получается.

Открытым остается вопрос, почему от локального возгорания на третьем этаже полыхнул практически весь многоквартирный 4-этажный дом с деревянной мансардой? «Вавиловцы» уверены, что пожарные бездействовали, приехали тушить огонь с дырявыми рукавами, к тому же им не хватало воды. Однако у пожарных есть своя точка зрения.

Но больше всего вопросов к самим жильцам. Почему отказывались выходить из горящего здания и тем фактически препятствовали началу тушения пожара? Почему некоторые квартиры в доме не были оформлены в собственность и теперь невозможно выделить деньги на восстановление того, что официально не существует? Как в запутанном жилищно-коммунальном хозяйстве Академгородка много лет существовал, получал тепло, воду и электричество дом, которого официально не было?

Пожарные: сначала спасаем, потом тушим

Врио начальника Главного управления МЧС России по Томской области Олег Еременко жалеет о том, что не смог встретиться с погорельцами. О встрече его предупредили эсэмэской за 10 минут до ее начала. Между тем у Еременко есть ответы на обвинения в медлительности и отсутствии воды.

Сообщение о пожаре поступило в 18 часов 02 минуты. Уже через шесть минут прибыл первый пожарный расчет, через девять минут – второй.

– Расчет прибыл оперативно, – признает врио директора ФГУП «ЖКХ ТНЦ СО РАН» Александр Сенчуков, – но было ощущение, что он не знает, что делать, чего-то выжидает, может, какого-то распоряжения. Пожарные не боролись с огнем. Мы с главным инженером проходили мимо, и вопрос был один: почему они не отсекают огонь? Были проблемы и с водой.

Пожарный с 30-летним стажем Олег Еременко, напротив, считает, что команда пожарных действовала очень слаженно и профессионально, и об этом говорит тот факт, что все обошлось без жертв. Хотя была угроза для жизни самих пожарных – на мансарде в какой-то момент они оказались отрезанными огнем. Один из огнеборцев все же пострадал.

– Хочу напомнить, – говорит Олег Еременко, – что мы действуем по боевому уставу. Тушение пожара – это не оказание услуг, а боевое действие. – И первое, что предписывает устав, – это спасение человека. Главное для нас в возникших обстоятельствах – сохранение человеческих жизней.

Исходя из этой логики, прибывшие первыми на объект пожарные не тушат огонь, а ищут пути эвакуации. Именно этим, по утверждению собеседника, и был занят самый первый пожарный, который переступил подъезд дома, хотя многим тогда показалось, что никто ничего не делает. На самом деле поиск путей отступления – очень ответственный этап, так как он связан с обеспечением безопасности сотен людей. В данном случае речь шла о трехстах жизнях. Второй пожарный в это время обследовал источник огня. Девочки в комнате, где был очаг возгорания, уже не было, ее вывел еще раньше прохожий, который услышал крики о помощи.

Олег Еременко считает, что она действовала очень грамотно, не растерялась. «И мы ее обязательно пригласим к себе и наградим ценным подарком», – пообещал он. Уместно заметить, что поощрения заслуживает и тот мужчина, который услышал призыв девочки, поднялся в квартиру и вывел ее.

Но самая главная задержка в тушении произошла не из-за нехватки воды или неисправности пожарных рукавов. Несколько часов(!) пришлось уговаривать некоторых жильцов эвакуироваться. Кое-где приходилось взламывать двери, чтобы не только добрым словом убедить, что опасность нешуточная. Именно на это ушла уйма времени и класс пожара повысили с первого на третий.

Огонь пошел по балконам

Так что же произошло между первым и третьим классами?

– Увы, пожары имеют свойство развиваться, – поясняет Еременко. – И нередко это происходит так, что внешне постороннему незаметно. В данном случае это именно та ситуация, когда злую шутку сыграли конструктивные особенности дома.

Как известно, первоначально на этом месте строилось здание школы, из-за недостатка средств оно было передано другому собственнику, который достраивал его уже как жилой дом с мансардой и балконами. При этом использовались горючие материалы с пониженной стойкостью к пожарам. Огонь, как утверждает Олег Еременко, пошел по балконам, а точнее, по тем самым утеплителям, которые и «склеивали» первоначально возведенное здание и «прислоненные» балконы. Ну а там и до деревянной мансарды недалеко. Впрочем, все это подтвердит или опровергнет экспертиза, которая проводится после каждого пожара.

Тушили этот жилой дом так, будто это нефтяной резервуар.

– Как только был эвакуирован последний жилец дома, мы приступили к тушению пожара, – заверяет Еременко. – А насчет того, что были перебои с водой, это просто мифы. Ее было столько, что мы тушили этот жилой дом так, будто это нефтяной резервуар. Вода подавалась со скоростью 9 тонн в минуту. Первоначально гидрант был подключен к ближайшей школе, и этого объема было достаточно, но, по мере того как ситуация усложнялась, были использованы и другие источники. Воды было столько, что мы проливали ею квартиры. На испорченное имущество сейчас жалуются некоторые жильцы, но я принял такое решение, чтобы конструктивно спасти дом. Именно поэтому он сейчас хотя бы подлежит восстановлению.

Впрочем, подлежит или не подлежит, будет зависеть от результатов экспертизы. Скорейшего ее проведения потребовал губернатор Сергей Жвачкин, который проявил живое личное участие и дал поручение разобраться с тем, как взаимодействовали все федеральные и муниципальные службы.

Командный регламент

Взаимодействие, сходятся эксперты, было слаженным. Координировал работу заместитель губернатора Анатолий Рожков. Оперативно подключилась мэрия. Всех нуждающихся временно расселили. Для этого был использован городской маневренный фонд, свои апартаменты предоставила гостиница «Рубин». УВД обеспечило охрану дома, мэрия привлекла волонтеров для помощи жильцам и уборки мусора. Коммунальные службы там, где это было можно, быстро подключили тепло, воду и электричество. Неравнодушными были и томичи – через соцсети, средства массовой информации был объявлен сбор вещей. Затем этот процесс возглавил уже областной департамент соцзащиты, который имеет богатый опыт подобной работы. Объявлен счет для перечислений пожертвований, куда томичи уже перечислили 180 тыс. рублей.

– В первый же день начались выплаты пострадавшим, – говорит Анатолий Рожков. – Им полагается два вида материальной помощи, если имеется страховой случай. Первая – на случай стихийного бедствия по одной тысяче рублей на взрослого и по две тысячи рублей – на ребенка. Ее получили 86 детей и 130 взрослых. Второй – оплата за понесенный ущерб. Поступают заявления. В том числе и от тех, кто жилье арендовал. Разбираемся в каждом конкретном случае.

А конкретные случаи бывают разные. Часть квартир не оформлена в собственность долевиками, часть сдавалась в аренду по серой схеме, кому в данном случае помогать, из каких источников?

А что делать с домом? Объявление ЧС, конечно, смягчило ситуацию, но тратить деньги фонда ЧС на не до конца оформленный дом, чуть ли не на самострой – тоже рискованная бюджетная операция. Другая проблема – у девяти семей жилье в ипотеке, и не все банки могут признать случай страховым. Еще головная боль – УВД рано или поздно снимет охрану, значит, жильцам придется привлекать ЧОПы на свои деньги.

Создана рабочая группа из представителей власти, специалистов, экспертов, которая и будет помогать в поиске ответов на все возникающие вопросы.

Автор: Нина Губская

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

64 + = 71