В Александровском районе сегодня из участников войны остался один – Николай Чупин

Чупин

– Отец мой был природный пахарь, а я работал вместе с ним, – выводит песенный ответ фронтовик Николай Чупин на вопрос о довоенном прошлом. – Мы оба были трактористами.

Первенец Николай словно нитка за иголкой всюду следовал за своим батей. Потом в крестьянской семье народилось еще пятеро ребятишек. Николай Петрович без запинки перечисляет прямых потомков, от кого пошел род Чупиных.

– Давайте начнем с основателя нашего рода – Чупина Алексея Зиновьевича, это мой дед, – цепкая память ветерана поражает деталями и подробностями. – Затем идет Чупин Семен Алексеевич, его сын, он в войну командовал зенитной установкой, был в звании майора. Домой вернулся живым. Евдокия Чупина, его дочь, работала на Чкаловском заводе в Новосибирске. Дальше идет мой родной отец – Петр Алексеевич, он прошел две войны – финскую и Великую Отечественную. Погиб в августе 1942 года в деревне Лог Смоленской области.

Следом идет мой крестный – Федор Алексеевич Чупин. На фронт он уехал из Новосибирской области на машине – на общем собрании колхозники решили передать автомобиль в его личное пользование. На этом «газике» он прошел всю войну, перевозил в основном снаряды. На нем и вернулся домой. После войны вновь стал шоферить, правда, уже на другой машине, а военного трудягу попросту списали.

Далее идут Василий Алексеевич, Иван Алексеевич, это все дети деда Алексея, одна семья.

У меня был двоюродный брат, сын крестного, Михаил. Он погиб. Вот так и получилось – нас было восемь Чупиных по мужской линии и все воевали.

До войны Чупины проживали в деревне Еремино Новосибирской области. В 1950-х годах она попала под плановое затопление, сейчас на ее территории плещется Обское море.

Бой за Выборг

Николай Чупин в основном вое­вал в составе Ленинградского фронта. Когда началась война, ему не было и 15 лет.

– Меня призвали 5 ноября 1943 года, – голос у Николая Пет­ровича звонкий, каждое слово он произносит по-военному четко. – Ушел добровольцем. – Когда получил похоронку на отца, пересел на его трактор. Но долго работать не смог, кошки скребли на душе. В военкомате заявление мое сначала не принимали – до совершеннолетия не хватало нескольких месяцев. Потом решили так: пока буду обучаться военному делу, как раз исполнится 18 лет. Призвали нас вдвоем с одного села, со Славой Сенокосовым. Оба уцелели во время войны.

Из Бердска новобранцев сначала довезли до Новосибирска, а потом около месяца они в теплушках добирались до Ленинградского фронта.

Ленинград уже был в блокаде, он умирал от голода. В хлеб добавляли опилки.

– У нас была норма 400 граммов, а у жителей города – всего 125 граммов, – вспоминает Николай Петрович. – Смотреть на это равнодушно было невозможно. Мы часто отдавали этим обездоленным людям свои пайки.

Тогда же Николая Чупина потрясли руины некогда величавого города. Такая разруха стояла, но город по-прежнему жил. Кировский завод выпускал танки до последнего дня блокады. И потом, в мирное время, посещая Ленинград, Николай Петрович видел установленный на бывшей фронтовой линии танк как символ несгибаемой воли кировских рабочих и инженеров. Там сейчас образовалась новая площадь, а рядом идет защитный земляной вал – линия обороны города на Неве.

Первый раз Николая Чупина ранило под Выборгом. В шею. Тогда сибиряк быстро восстановился, после госпиталя участвовал в освобождении городов западного направления. До сих пор он помнит населенные пункты Ленинградской области: Гатчина, Луга, станция Дно, Нарва. Захват Синявинских высот.

Жили в тяжелых условиях, ночевали где придется – это война. Измотанные, голодные, замерзающие на холодном ветру, они продолжали движение вперед, хотя до конечного пункта не всем суждено было дойти. Объявляли привал – они ложились и проваливались в глубокий сон: какая уж там профилактика – поднять ноги вверх, чтобы снять напряжение.

Ветеран хорошо запомнил дорогу в направлении Риги. По пути их развернули и отправили в Курляндию. Именно там, на побережье Балтийского моря, для Николая Чупина наступила его Победа. Из Курляндии назад в Ленинград советские солдаты гнали 1,5 тыс. немцев.

Трудовые рекорды

Обратно в Еремино молодой фронтовик вернулся лишь в 1947 году. Но долго в родном селе жить не пришлось: его готовили к затоплению.

– Нас переселили в соседнее Боровое, в восстановлении которого пришлось принять участие и мне, – вспоминает ветеран. – Нас было четверо – Иван Павлович Букашов, Мешенин, Джемов и я. Мы размеряли участки для работы, рассчитывали их по своим силам. Когда село восстановили, меня отправили на годовые курсы в Колывань. Это было в 1954 году.

Учился Николай Чупин с интересом, одновременно получал технические знания тракторного дела и азы по агрономии. Когда вернулся домой, ему доверили полный набор техники минского производства – колесный трактор мощностью 46 лошадиных сил и первый дизельный на 54 лошадиные силы. В комплект также входили сеялки, копалки.

– Мне дали задание, – рассказывает Николай Чупин, – обработать, как сейчас помню, 150 га земли, из них 72 га уходило под кукурузу, 30 га – под турнепс скоту, остальное засевалось морковью. Весь выращенный урожай овощей увозили в Новосибирск, там сдавали. Но иногда груженые машины возвращались назад – кормохранилища были переполнены. 1955 год стал рекордным для меня, запомнил это на всю жизнь. Я в течение года сумел прокормить 250 голов крупного рогатого скота. Кто такое сможет повторить сегодня?

Когда осенью начиналась уборка, Чупин требовал дополнительно четыре машины под его силосный комбайн, чтобы не сбивать темпы уборочной кампании.

От земли к воде

В 1968 году Николай Чупин резко меняет направление и уезжает на север Томской области в Александровский район, где началось активное освоение нефтяных месторождений. Устроился в нефтеразведку трактористом. После сокращения перевелся на рыбокомбинат – рыбачил в составе назинского звена, а потом переехал в Александровское.

Сегодня ветеран труда, кавалер ордена Отечественной войны, медалей «За оборону Ленинграда» и «За отвагу» Николай Чупин проживает один в благоустроенной квартире. В ней просторно и тепло: текущий ремонт, в том числе и установку стеклопакетов, провели за счет средств бюджета.

Пожилой человек не чувствует себя одиноким: после смерти супруги о нем заботится дочь Валентина Николаевна – одна из пятерых детей фронтовика. Его часто навещает председатель районной организации ветеранов войны и труда Ксения Сафонова. Несмотря на боевой опыт и трудовую закалку, Николай Петрович сильно волновался, когда накануне она сообщила ему о том, что юбилейную медаль «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» будет вручать глава района Александр Жданов.

В последнее время Николай Петрович передвигается только по квартире, поэтому мировые и местные новости он получает в основном из телевизионных передач. Как бывший механизатор, ветеран с оптимизмом говорит о том, что никакие санкции России не страшны, если государство вернется к прежней политике обеспечения себя собственным продовольствием и займется заготовкой кормов для крупного рогатого скота. Все в наших силах, главное, как и в годы военного лихолетья, не опускать руки.

Благодарим администрацию Александровского района за помощь в подготовке материала.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *