«Переезжаете?» – удивляются почтенные томичи, посетители антикварного отдела магазина «Букинист Суздальский». За два десятка лет антикварщики ни разу не меняли места жительства. «Съезжаем», – упаковывая вещицы, еще недавно украшавшие полки, устало отвечает продавец и один из основателей магазина Борис Федюнин. «Куда?» – «В никуда», – немногословен Борис Гаврилович…

Владельцы антикварного отдела «Букиниста Суздальского» расстаются с коллекциями уже вторую неделю. Товара на полках всегда было много: от мелочей в виде книг, значков и монет до солидных экспонатов – настенных часов 1950–1960-х годов. Прежде чем убирать изделия, пришлось обзвонить всех собственников предметов старины с предложением их забрать. Растерянные и расстроенные томичи поспешили в «Букинист»: прежде всего за информацией – почему первая в Томске антикварная лавка закрывается?

Спасибо кризису и Интернету

Этот отдел в «Букинисте» всегда был особым: одни приходили, чтобы сдать антиквариат на продажу, другие заглядывали в надежде приобрести что-нибудь эдакое – в основном для частных коллекций. В таком режиме магазин проработал два десятка лет. Владельцы лавки и раньше не могли похвастать объемами продаж. Но на жизнь хватало и на душе комфорт – было ощущение, что занимались любимым делом, продавцы и покупатели давно стали друзьями.

– Но все меняется, – неохотно объясняет причины Борис Федюнин. – Не знаю, кто придумал финансовый кризис и был ли он, но факт остается фактом: за последние четыре года ситуация на нашем рынке изменилась – спрос упал в разы. Продаж почти нет: так, посмотрят, поинтересуются. Нет у людей денег на антикварные вещи. И все меньше тех, кто знает в них толк, кому старина интересна и кто готов за нее платить.

– Интернету надо сказать спасибо, – добавляет второй основатель лавки Владимир Плущ. – Информация в Сети вводит граждан в заблуждение. Принесли как-то марку и попросили за нее 1,5 млн рублей. А ей цена – несколько сотен. Но «коллекционер», который видел ценность марки только в финансовой выгоде, уверял, что в Интернете она так и стоит. Побродил я по современным антикварным сайтам и убедился, что не только марки, но и другие предметы из прошлого представлены по нереальным расценкам. Зачем так дезориентировать аудиторию? Но результат, в частности для нашей деятельности, печальный: антиквариат приносить практически перестали, а если и предлагают, то по ценам, взятым с потолка…

Антикварная доля

Владельцы лавки говорят, что нынешнее поколение не знает, что такое антиквариат, и не ценит возможности прикоснуться к прошлому. Лишь одно подтверждение. Томичка хотела забрать из «Букиниста» старинный стул. За ним пришла ее дочь. И, не стесняясь в выражениях, так отчитала продавцов, что они за «бешеные деньги» навязывают ее маме «рухлядь», что осадок у почтенных продавцов лавки еще надолго останется. Для кого-то рухлядь, для кого-то – история.

Антикварная лавка в «Букинисте» – не единственная торговая точка, где в Томске можно было купить предметы старины. Есть еще три отдела, и их владельцы тоже не могут похвастать объемами продаж. Но одни существуют за счет более доступного винтажа, другие за счет дополнительной номенклатуры, к примеру магазин на пр. Кирова помимо антикварных вещей продает золотые изделия, которые и приносят основной доход. Со слов коллекционеров, ценители антиквариата всегда выделяли отдел в «Букинисте». Его владельцы смогли сохранить целостность пространства и такую дорогую ауру. Но, увы, без финансовой отдачи.

– Эта антикварная лавка была самой живой. Только здесь можно было потрогать настоящую историю руками, увидеть не винтаж – изделия, которым 20–30 лет, или новодел под старину,  а именно старинную мебель, шкатулки, другие удивительные вещи. Коллекционеры, которым часто нужна экспертиза, здесь получали оценку компетентных специалистов, – говорит коллекционер Владимир Дементьев. – А Интернет – это пространство, куда собиратели старины и случайные люди приходят, но со временем-то уходят. Как говорится, проверено на себе: объявлений много, но как дойдет дело до выбора, глаз остановить не на чем – сплошная халтура. Из Интернета я вернулся в «Букинист». Но, к сожалению, отдел сворачивает деятельность. Для меня это потрясение – сюда, чтобы отдохнуть, пообщаться, приходил раз в неделю. Я, как и многие другие коллекционеры, остался без отдушины…

Основатели отдела упаковывают вещи. Но к антикварщикам постоянно кто-то заглядывает: одни просят оценить монеты, другие хотят узнать, куда переезжают: «Может, телефончик оставите?», «А в социальных сетях вы зарегистрированы?», «А чем будете заниматься после закрытия лавки?»

Вопросы продавцы стараются не слушать, но, когда зал пустеет, Борис Федюнин не для вопрошающих, а лично для себя, словно желая поставить жирную точку в антикварной истории, произносит:

– Устал. Буду просто безработным пенсионером…

 

За две недели почти все вещи, выставленные па продажу, антикварщики вернули хозяевам. Остались мелочи, но для кого-то такие дорогие:

– Картины забрали? А вазочку в подарок, – презентует Владимиру Дементьеву дореволюционный предмет интерьера Борис Федюнин. – Прочитайте надпись, в ней особая ценность – удивляюсь, как изделие с грамматической ошибкой вышло с фабрики.

Владимир Дементьев презент принимает с удовольствием: ваза – фактически сверстница частного музея коллекционера, мечта которого – пулемет «максим» и постамент Владимира Ленина ростом не ниже трех метров.

Владимир Фадеев забирает свои часы 1955–1960-х годов.

– Куда отнесу? Пока к себе на работу – в мастерскую краеведческого музея, – говорит он, добавляя, что очень сожалеет, что отдел закрывается

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 4