В Шегарском районе открылось производство древесного угля

DSC00887

Мимо маленькой деревеньки Кайтёс, стоящей на трассе Томск – Колпашево, чаще всего машины пролетают не притормаживая. Что делать в селе, где осталось всего-то с десяток дворов? Разве что в магазинчик заскочить, стоящий на обочине. Но в последний месяц любопытные автомобилисты сбавляют скорость. Привлекают внимание… дымящиеся трубы, которые очень хорошо видно с трассы. Вот и корреспонденты «ТН» не удержались, зарулили в Кайтёс. На месте выяснилось, что в деревне работает предприятие по производству древесного угля. Того самого, который мы покупаем, чтобы хорошо пожарить шашлычок на пикнике.

DSC00869

Дым, я масло не ем

Запах дыма чувствуется еще на трассе. А на подходе к участку, где расположилось производство, он более насыщенный, но не едкий. Пахнет березовыми дровами. В небо чадят сразу пять высоких труб.

– Соседи на дым не жалуются? – тут же интересуемся мы.

– Нет. В деревне живут постоянно не более 10 человек. Да дачники летом наезжают. Местные понимают, что до пенсии нам далеко и нужно зарабатывать. У нас были с проверкой и экологи, и пожарные, и власти Шегарского района. Претензий никаких. Цех стоит не впритык к жилым домам, да и воздух мы не загрязняем. Топим же березу, – рассказывает Елена Богданова, хозяйка малого предприятия.

Производство древесного угля расположилось на берегу озера, на площадке под открытым небом. Цех состоит из пяти гигантских буржуек, сконструированных из бочек.

– Муж арендовал большие цистерны у знакомого предпринимателя. Емкости раньше стояли на нефтебазе. Мы вручную их хорошенько отмыли, оборудовали топки, вывели трубы, соорудили стоки для влаги и дегтя. Сделано все, чтобы соблюдать технологию производства угля, – говорит Елена.

Рынок сбыта у кайтесовских угольщиков еще налаживается. Уголь сдают оптовикам, меняют на продукты для торговли в своем магазине. Мечтают о своей линии по упаковке, но пока на это нет средств.

IMG_3432

Запеканка из березы

– На первый взгляд, что тут сложного? Кидай чурки и жги их, но нужно, чтобы все по уму было. Иначе уголь получится мелким, с трещинами или того хуже – недожженным. Одним словом – брак! – делится тонкостями угольного производства рабочий Юрий Битюков.

Мужчина вооружается кочергой с длинной ручкой. Ею ворочает огромные поленья в топке – их длина достигает метра.

– Подбрасывается в огонь топ­ливо для того, чтобы поддерживать определенную температуру. Сейчас необходим этой печке жар побольше – березовые чурки еще обжигаются. Потом огонь поубавим, – объясняет Юрий, – и древесина начнет потихонечку превращаться в угольки.

Юрий рассказывает о процессе приготовления угля, который специалисты называют пиролизом. Это разложение древесины без доступа воздуха. Уголь готовится в несколько этапов. На все про все требуется четверо суток.

– Последние сутки чурки внутри печи томятся – доходят до нужной кондиции, – подключается к разговору второй рабочий предприятия Али Алиев. – Видите, сейчас одна из печей закрыта, и как бы вы ни просили, я вам не открою и не покажу, как готовится уголь. Он может от поступления кислорода пыхнуть – воспламениться. И все испортится.

Огонь, вода и медные трубы

Али переходит от одной супербуржуйки к другой. То деловито помешает в топке дрова, то подкинет свежие поленья, то начинает поливать из полуторалитровой бутылки бока печи. Раскаленное железо фыркает, шипит и отплевывается.

– Хорошо нагрелась печь. С помощью воды мы определяем, как она разогрелась. Когда топится агрегат, там огромная температура горения – несколько сотен градусов. А когда в печи чурки томятся, то всего градусов 70, не больше, – говорит Али.

Али напарник Юрия. Они дежурят у печей круглосуточно. Днем вдвоем трудятся. Ночами по очереди. Их задача не только следить за температурой в печах, но и колоть дрова, распиливать стволы берез на чурки. Сейчас у угольщиков проблема с сырьем. Его осталось совсем немного.

DSC00841

Деревянный вопрос

– Дело в том, что в Баткатском лесничестве очень трудно выписать древесину и получить деляну для заготовки березы. Если мы останемся без сырья, то наше предприятие встанет. Будет обидно, мы еще не успели раскрутиться. Работаем чуть больше месяца, – говорит Елена Богданова. – Пять лет назад мы переехали в Шегарский район из Колпашева. Громко, наверное, будет сказано, но мы Кайтёс к жизни вернули. Построили магазин. Раньше даже хлеба людям купить негде было. Теперь вот уголь производим. Пытаемся заработать и рабочие места создаем. Вот только местные власти на нас совсем внимания не обращают.

Семья Богдановых надеется, что все-таки получит помощь от администрации поселения и района. О деньгах речь не идет, главное – решить вопрос с сырьем. Они готовы использовать для производства угля даже отходы, которые остаются на лесопилках и в делянах после массовой заготовки березовых дров для населения.

DSC00849

Мешок угля весом более 10 кг Богдановы продают за 200 рублей. В супермаркетах Томска упаковка угля от 3 до 5 кг продается за 80–140 рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *