Бизнес
10.07.2015

Валерий Падерин: омбудсмен – это сталкер, который проводит бизнес сквозь административные барьеры

Статей на сайте: 492

Падерин

Предпринимателям нужно научиться защищать свои права – всем вместе и каждому по отдельности. Это, наверное, один из главных выводов, который бизнес-омбудсмен Валерий Падерин сделал по истечении первого года работы (на должность он был назначен 25 июня 2014 года). Он убежден: если бизнес будет иметь консолидированную позицию, то можно далеко продвинуться в решении проблем и с властью, и с коммунальщиками, и с контролирующими органами.

Кто кого кошмарит

– Предприниматель, как кажется, меньше всего похож на человека, который нуждается в защите. Разубедите?..

– Во времена СССР считалось: предприниматель, спекулянт и мошенник – это одно и то же лицо. Несмотря на то что в 1990-х годах сильно поменялось и законодательство, и позиция правительства, в общественном сознании равенство между этими понятиями осталось. Но ладно бы только в общественном сознании! Долгое время даже при судебном разбирательстве конфликта между бизнесменом и его клиентом предпринимателю было намного труднее доказать свою правоту. Сложившимся законодательством в первую очередь защищаются права рядового гражданина. Например, предприниматель, открывший торговую точку в жилом доме, должен соблюсти массу требований – по защите от шума, запаха и т.п. И если кто-то из жильцов окажется недоволен, очень легко сделать существование предприятия невыносимым. Но практически нет законного механизма умерить активность жалобщика, если тот не дает предпринимателю работать.

Буквально на прошлой неделе на прием приходила женщина, которая взяла в аренду магазин в многоквартирнике в районе ул. Мокрушина. Сразу же после открытия к ней заглянула общественная активистка со словами: «Вы сильно не раскладывайтесь, могу поспорить, что через месяц работать здесь не будете. Будете четвертыми по счету, кто отсюда уйдет». И в разные контролирующие инстанции полетели письма с жалобами, и пошли проверяющие комиссии…

– А как же закон о надзорных каникулах, по которому становится невозможно кошмарить бизнес проверками?

– Пока это только законопроект (он принят в двух чтениях), и, к сожалению, он имеет очень большие ограничения. Каникулы касаются далеко не всех предприятий и далеко не всех проверок. К тому же речь идет о сокращении плановых проверок, а уже в прошлом году количество плановых и внеплановых проверок сравнялось. Объясню, в чем разница. Плановые – это те, которые заранее запланированы, график согласован и опубликован на сайте прокуратуры, и, увидев в нем название своей компании, руководитель может как следует подготовиться. Внеплановые – это когда поступила жалоба на предприятие (например, гражданин обнаружил в магазине некачественные продукты) и органы обязаны реагировать. И не факт, что первый вид проверок легче, чем второй. В этом законе один плюс – власть хотя бы декларирует, что идет навстречу бизнесу. Хотя, конечно, эффект от него будет не такой, как хотелось бы.

Чиновникам нужна индульгенция

– На что вам жалуются чаще всего?

– На первом месте стоят проблемы, связанные с землепользованием и градостроительством. Причем чаще всего претензии касаются работы муниципалитетов. Казалось бы, когда человек накопил денег и решил открыть в поселении какой-нибудь цех или магазин, ему должны идти навстречу – это новые рабочие места для района, налоги и т.д. Но, принимая решение на каждом локальном этапе согласования документов, нередко чиновник прежде всего руководствуется инстинктом самосохранения. Если он согласует, его кто-нибудь может спросить: не получил ли ты что-нибудь с этого? А если откажет, заподозрить его будет не в чем.

– Хотите сказать, даже взяток не просят?

– Взятки – это меньшая проблема, чем страх. К примеру, когда контролирующие органы выявляют нарушение, они могут применить за него разные санкции. Например, физлицу выписать штраф от 2 до 5 тыс. рублей, должностному лицу – от 5 до 25 тыс., юридическому – от 100 до 300 тыс. И если взглянуть на статистику, мы увидим: намного чаще выбирается максимум, и ровно по той же причине: чтобы отвести возможные подозрения в коррупции. Страх довлеет над чиновниками.

Вот конкретный случай: у женщины в райцентре двухэтажный дом, на первом этаже у нее магазин, на втором она живет сама. ИП имеет право использовать жилое помещение для своей предпринимательской деятельности, но районная администрация на всякий случай через суд потребовала перевести помещение в нежилое. А это совершенно другие требования к укреплению перекрытий, новым условиям приемки товара, и пошло-поехало. По сути, надо построить новый дом. Рассмотрев обращение этого предпринимателя, мы написали заключение: она работает абсолютно законно. Суд признал требование администрации незаконным. Но чиновникам главное, чтобы была убедительная бумага от официального лица, которая прикроет их от прокуратуры. О каком инвестиционном климате можно говорить в таких условиях? Это, я считаю, главный тормоз для развития малого бизнеса в области.

Вас здесь не стояло

– Другая популярная тема обращений, связанная с землей, – существенное увеличение кадастровой стоимости участка одновременно с ростом арендной платы за временные торговые объекты (киоски). Те, кто ставит киоск на муниципальной земле, стали получать счета в четыре раза больше прежних! Несколько павильонов просто закрылись…

– А может, и не надо бороться за эти киоски? Много лишней возни было, например, вокруг закрытия Карповского рынка, сейчас предприниматели отстаивают Дзержинку. Но не пора ли переходить к более цивилизованным формам торговли?

– Думаю, все жители Томска хотят, чтобы наш город выглядел цивилизованным. Когда идешь по одному из красивейших центральных проспектов Томска и наталкиваешься на неопрятные торговые ряды, которые к тому же мешают пройти, впечатление резко портится. Не говоря уже о том, как воспринимают это приезжие. В 1990-х годах, когда не было работы, торговля на рынке для многих стала единственным способом заработка. Время такой торговли прошло. Моя задача не в том, чтобы сохранить рынок в неприкосновенности, а в том, чтобы предприниматели имели возможность работать в другом месте. У всех семьи, кредиты, и нельзя им просто сказать: с завтрашнего дня вас здесь не должно быть, идите куда хотите. Я лично просмотрел все варианты, предложенные мэрией в качестве альтернативы Дзержинскому рынку. Лучшим, на мой взгляд, является вариант Дворца зрелищ и спорта. С его директором Львом Дроздовым удалось договориться о предоставлении для этих людей 60 мест в помещении, причем аренда будет не выше той, что они платили прежде. Для продавцов продуктов питания есть другой вариант недалеко от нынешней территории рынка: в цоколе нового дома есть возможность организовать полтора десятка торговых мест.

– Проходимость рынка и двора жилого дома все-таки сильно отличается…

– Продавцы с Дзержинки всегда подчеркивают, что люди едут за их продукцией со всего города. Думаю, не сложно будет пройти лишние сто метров… Но вообще это, конечно, тактическая задача – где найти места для торговли. Моя стратегическая задача – выстроить партнерские отношения между органами местного самоуправления и предпринимателями, чтобы проблемные ситуации всегда решались в диалоге. Одна сторона не должна доминировать над другой, как это происходит сейчас. Например, почти все владельцы киосков имеют сегодня договор пользования муниципальной землей с неопределенным сроком. Сначала была эйфория: неопределенный срок – это как бы навсегда! А на самом деле это самый бесправный для предпринимателя тип договора, когда тебя могут выгнать с насиженного места без объяснения причин. Предприниматели готовы ставить красивые павильоны, благоустраивать территорию, но для этого должна быть гарантия, что место останется за ними хотя бы несколько лет. Уверен, что практически всегда можно найти условия для взаимовыгодного партнерства: украсить и благоустроить город за счет предпринимателей, уверенных в окупаемости своих вложений.

– В этой проблеме есть и другая сторона. Вот, например, когда с площади Новособорной массово убирали киоски, ни один предприниматель не согласился публично прокомментировать действия мэрии, хотя, например, те же «Сибирские блины» лишились своей самой проходимой точки. Аргумент один: нам с этой властью еще жить. Что делать с такой рабской психологией?

– Согласен абсолютно, и я всеми силами пытаюсь убедить предпринимателей: если вы не стремитесь заявлять власти о своих правах, вас и дальше не будут принимать в расчет. Никаких отношений вы уже не испортите. Но в абсолютном большинстве случаев это заставит другую сторону хотя бы принять к сведению вашу позицию.

Мы не рабы, рабы не мы

– А возможно ли победить крупные монополии? «ТН» не раз писали о ситуации, когда у предприятия выходили из строя счетчики и на время поверки ресурсоснабжающие организации выставляли им максимальную нагрузку по трубе, как будто они 24 часа в сутки потребляют максимально возможное количество ресурсов.

– Эта проблема относится к разряду системных, и в ее решении в последнее время появился просвет. На самом высоком уровне объявлено: мы поддерживаем частный бизнес. Принять меры по уменьшению административных барьеров поручено разным структурам. Они реально ищут предложения. Если предложение конструктивно, его будут рассматривать! И с удовольствием реализуют, потому что завтра можно будет отчитаться об исполнении указаний президента.

– Как технически может быть учтено мнение бизнеса?

– Есть обязательная процедура оценки регулирующего воздействия законодательных документов. Ее специально ввели, чтобы предпринимательское сообщество еще до принятия закона могло сказать: «В этой и этой части он будет мешать нормальной работе». Проблема в том, что предпринимательское сообщество не торопится высказываться по этому поводу. На встречах – да, постоянно кто-нибудь встает и начинает монолог о том, как у нас все плохо и как бизнес душат власть и монополии. Но это просто выход пара. Для того чтобы сдвинуть проблему с места, должно быть высказано не эмоциональное мнение отдельных предпринимателей, а консолидированная и проработанная позиция представителей целой отрасли или нескольких отраслей. Когда нужно подготовить изменения в конкретный документ и сделать экономическое обоснование, как правило, активность кончается.

– Много ли в Томске предпринимательских ассоциаций?

– Активных мало: региональная Торгово-промышленная палата, Межотраслевое производственное объединение работодателей Томской области, ассоциации пищевиков, строителей, лесников, медиков и еще нескольких отраслей. К сожалению, не особо мощно работают в Томске «Деловая Россия» и «Опора России». При этом я не скажу, что нам совсем ничего не удается сделать вместе. Например, мы хорошо поработали с Законодательной думой Томской области, когда принимался областной закон по налогу на имущество юридических лиц. Первый вариант был такой: налог должны платить все, кто имеет помещения больше 50 кв. м. Аргумент простой – с 50 метров можно торговать алкоголем, значит, деньги есть. Мы провели большое количество консультаций с предпринимателями и выяснили, что, например, кафе в сельской местности закроются поголовно, потому что не потянут имущественный налог. В итоге удалось доказать, что с повышением нагрузки на предпринимателей доходы бюджета не то что не увеличатся – они упадут! В окончательном варианте закона порог установлен на уровне 1 000 кв. м (это один из лучших показателей в России), также снижена до минимально возможной ставка налога – 0,5% от кадастровой стоимости.

Мастер спорта по борьбе

– На какой стадии вы обычно вмешиваетесь в конфликт и каким образом его решаете?

– Если конфликт еще не перешел в необратимую стадию, очень эффективна бывает медиативная процедура, когда помогаешь людям услышать друг друга. Например, предприниматель хотела построить кафе в районе спичфабрики, но несколько раз получала отказ с туманной формулировкой «документы не соответствуют требованиям Градостроительного кодекса». За круглым столом в департаменте архитектуры и градостроительства выяснилось, что ей надо было всего лишь изменить название объекта и переместить объекты благоустройства на чертеже. В течение 10 дней разрешение было получено.

Больше всего усилий я стараюсь направить на профилактику, то есть в принципе не допустить конфликта. Например, в тройку лидеров входят жалобы на контрольно-надзорные органы. Мы используем эффективный способ предотвратить возможные проблемы с контролирующими инстанциями: собираем предпринимателей, включенных в график плановых проверок на текущий год, приглашаем на встречу Роспотребнадзор, МЧС, прокуратуру. Специалисты подробно и доступно рассказывают о своих требованиях и типичных ошибках предпринимателей.

– Что-нибудь да все равно найдут…

– Проверяющие органы – это мастера спорта по борьбе, против которых выходят новички – предприниматели. Самая главная проблема в том, что многие проверяющие работают по так называемой палочной системе: если ты ничего не нашел, значит, плохо сработал. В принципе, эти структуры делают правильную работу: потребители не должны травиться, воздух не должен загрязняться. Но было бы эффективнее, если бы они предотвращали нарушения, а не стремились сразу наказать за них.

Одно из первых обращений поступило ко мне из поселка Белый Яр. Большая часть людей живет там в деревянных домах с печным отоплением. Один молодой человек решил открыть в таком доме цветочный магазин. Но как только он занялся предпринимательской деятельностью, сразу оказалось, что печка наносит ущерб окружающей среде. Пришел инспектор и оштрафовал парня на 50 тыс. рублей. Но не правильнее ли было сначала объяснить, какие именно документы нужны, как оценить ущерб окружающей среде, какие платежи необходимо сделать, и только в случае повторной проверки, если рекомендации или предписания проигнорированы, штрафовать?

Пора переходить на риско-ориентированную модель проверок. Так, Федеральной налоговой службой сформулированы 12 пунктов риска. Например, если предприятие не изменилось по составу, а прибыль стала меньше, это звонок – что-то не так, надо проверять. Но если прибыль растет год от года или стабильна, чего туда идти?

– В целом, по вашему мнению, институт бизнес-омбудсменов эффективен?

– Одна из функций уполномоченных – на высшем уровне ставить вопросы, ущемляющие права тех или иных категорий граждан. Я могу абсолютно уверенно сказать, что областная власть услышала и заинтересовалась многими проблемами в сфере предпринимательства, которые прежде были ей не так заметны. И если объективно нельзя убрать все административные барьеры, то предприниматели хотя бы уверены, что есть человек, сталкер, которому их проблемы небезразличны и который сумеет их через эти барьеры провести. Это первое. Второе – отношение к предпринимателям контрольно-надзорных органов стало меняться в лучшую сторону, к правам бизнеса начинают проявлять все больше уважения. А психологический климат не менее важен для развития бизнеса в регионе, чем инвестиционный. И третье: ежегодно президент России слушает отчет федерального бизнес-омбудсмена. В прошлом году Борис Титов озвучил в докладе более 200 проблем, 70 из них Владимир Путин переадресовал в качестве поручений правительству, которые выполняются.

Справка «ТН»

Валерий Падерин родился в 1959 году в Омской области, с 1966 года проживает в Томске. Окончил ТПУ, получил ученую степень кандидата физико-математических наук. До 1993 года работал в НИИ высоких напряжений, затем до 2009 года занимал различные должности в органах местного самоуправления и исполнительной власти, последняя – зам-начальника департамента модернизации и экономики ЖКХ администрации Томской области. С 2009 по 2013 год работал в коммерческих организациях: начальником проектного офиса, начальником департамента развития услуг ОАО «Томск-энергосбыт», заместителем генерального директора – директором по развитию ОАО «Манотомь». С февраля 2013 года был заместителем председателя экспертного совета при заместителе губернатора Томской области по экономике. В июне 2014-го назначен региональным бизнес-омбудсменом.

«Часто эту должность занимают опытные предприниматели, но, как показывает практика других регионов, если ты не привязан к какой-то одной сфере бизнеса, работать получается гораздо конструктивнее», – считает Падерин.

«Корпоративные споры (деление бизнеса) и конкурентные войны – это не к бизнес-омбудсмену. Например, приходят ко мне 12 владельцев цветочных киосков и жалуются: новая компания установила за короткое время 40 киосков и снизила цены, что делать? Это в чистом виде конкурентная война, и я не буду в нее вмешиваться. Но когда спрашивают, почему нам не разрешают ставить киоски, а этой компании разрешают, тогда это вопрос к органам власти, и я вправе задать его от лица предпринимателей как уполномоченный по защите их прав.

«В районах области предпринимательская активность меньше. Она во многом зависит от позиции глав администраций. Те, кто говорит: «Какой толк от малого бизнеса, все равно с него налогов мало», должны понимать, что малый бизнес обеспечивает занятость населения, а доходы бюджета – средний и крупный бизнес.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 6 = 2