Василий Васельчук оставил после себя на ТЭМЗе цветущий сад

О героях труда недавних времен мы вспоминаем редко и неохотно. Кому они сегодня нужны, эти ударники пятилеток и победители социалистического соревнования? Связь ветеранов с большим миром зачастую ограничивается поздравительной открыткой с предприятия в День старшего поколения (если, конечно, не забудут прислать). Но для них и это – событие.

 

Рабочий с душой художника

Когда-то имя фрезеровщика Васельчука гремело по всей Томской области. Кавалер орденов Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, Почета, обладатель медалей «За трудовое отличие», Василий Васильевич не раз становился героем газетных публикаций, а его портрет не сходил с районной и городской досок почета. Пафос диктовало время. Но сам Василий Васильевич не был пафосным человеком. Скромный, абсолютно непубличный, он не рвался к трибунам, а тихо и, как казалось со стороны, очень легко делал свое дело. Он не просто работал за станком. Он творил. Как художник за мольбертом.

– Когда я смотрю, как работает Васельчук, – отзывался о нем мастер цеха, – то всегда говорю молодым: мало быть фрезеровщиком, надо быть еще вот таким художником.

Через руки Василия Васельчука проходила почти вся оснастка для заводских изделий. В чертежи, которые ему выдавали конструкторы, он вносил собственные коррективы, какое-то внутреннее чутье подсказывало ему, как лучше сделать ту или иную деталь. Удивительно, но сложную партитуру чертежей он читал и правил, не имея даже среднего образования! Действовал как опытный пианист, не задумывающийся над тем, на какую клавишу нажать для извлечения мелодии. По словам всех, кто видел его в процессе работы, это был самородок, талант.

 

Инструментальное братство

В иерархии рабочих профессий токари, слесари, фрезеровщики инструментальных подразделений занимают самое высокое место. Это элита. Отборные кадры. И вот в такую элиту сумел попасть деревенский мальчишка из многодетной семьи, практически не знавший матери (она постоянно лежала в больнице), носивший сшитые отцом штаны и не евший ничего слаще саранок. Устроился на завод в 1954-м помощником кочегара, освоил затем специальность фрезеровщика и, отслужив четыре года на флоте, стоял за станком более полувека.

А еще он был эстетом: его рабочее место всегда окружали цветы. С легкой руки Васельчука инструментальный цех превратился в настоящий сад. Если идти сегодня по проспекту Ленина вдоль ТЭМЗа, то в большие окна можно увидеть море зелени, гармонично вписавшееся в современный интерьер цеха. Это и есть сад Васельчука.

Василий Васильевич часто вспоминает родное инструментальное братство. Как колдовали вместе над чертежами, ходили в рейды народной дружины и на демонстрации (ничего плохого в этих «отрыжках» социализма он не видит), как перевозили семью Владимира Веремеенко на новую квартиру. Общая работа и общий досуг сближали их как родных братьев и сестер. Товарищи и сегодня не забывают Васельчука. Те же Владимир Веремеенко и Виктор Чуков звонят, забегают в гости. Раиса Корогодская интересуется его делами. Владимир Воробьев, председатель совета ветеранов ТЭМЗа, поздравляет с праздниками, передает пожелания здоровья от руководства завода.

 

Уходящая натура?

Дом, в котором несколько десятилетий живет Василий Васильевич, стоит в престижном районе Томска, недалеко от городского сада. Старую «деревяшку» недавно подреставрировали, однако за внешним блеском скрываются не очень здоровые внутренности: пристройку с ванной, возведенную Васельчуком собственными руками, повело, швы, соединяющие крыши основного здания и пристройки, разошлись, открыв путь дождевой и талой воде.

«Был бы молодой, сам бы отремонтировал, – усмехается хозяин, глядя на трещины на стене. – А так приходится обращаться в управляющую компанию, да только это бесполезно». И добавляет грустно: «Зарплату получал больше, чем у начальника цеха, а нормальную квартиру так и не смог купить».

Василий Васильевич уже пять лет как не работает. Инвалид. «Повело» его прямо за станком: уронил деталь, поднял, опять уронил, в глазах все поплыло. Коллеги заметили неладное, проводили в здравпункт. Несколько месяцев отлежал в больнице. А после инсульта какая работа?

– Тяжело без завода, Василий Васильевич?

– Он мне каждую ночь снится…

 

В память о трудовых подвигах Василия Васельчука стопка газет. Пролистывая их, ветеран вспоминает родное инструментальное братство

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *