Персона
20.10.2017

Вернуть былую активность населенным пунктам Верхнекетья намерен новый глава района Алексей Сидихин

Статей на сайте: 145

belyj-yar

Таких, как он, называют тяжеловесами. Крепкий управленец с колоссальным опытом работы на руководящих должностях в советское время в период становления рыночных отношений и в нулевые годы вернулся во власть, чтобы полюбившийся ему Верхнекетский район получил новое звучание и из медвежьего угла превратился в открытую развивающуюся территорию. Имеются ли для этого предпосылки? Алексей Сидихин, уже возглавлявший Верхнекетский район с 1997 по 2012 год, уверен, что да. Но нужно не сидеть сложа руки, а много и продуктивно работать.

Восстановить связи

sidihin_an

Алексей Сидихин родился в Новосибирской области, служил в группе советских войск в Германии. В 1970-е годы поехал по комсомольскому набору на стройку железной дороги Асино – Белый Яр. Работал водителем, механиком, начальником участка. С управления «Транстрой» его перевели директором нефтебазы. За 15 лет вывел ее на эффективный уровень производства. В 1997 году впервые был избран на пост главы Верхнекетского района. Отработал в этой должности три срока. После пятилетнего перерыва вновь принял присягу служить на благо жителей Верхнекетского района.

Алексей Николаевич, вы уже месяц работаете главой Верхнекетского района. С чего начинали?

– Вникал в суть, заметил много изменений в бюджетном законодательстве: оно стало жестче, в нем появилось больше порядка. Обратил внимание и на четкое распределение полномочий между поселениями и районной структурой. Сейчас завершается формирование бюджета на 2018 год, поэтому много времени провожу в областном центре. За месяц уже пять раз ездил в Томск.

С какой командой собираетесь работать: с прежней или наберете новых специалистов?

– Я сразу же был настроен работать с прежним составом администрации. Тем более что команда сильная. Хотя определенные изменения будут. Например, в первый же день уволился по собственному желанию начальник отдела промышленности и жизнеобеспечения ЖКХ. Кто не захочет работать со мной, пусть уходит. Думаю, таких будет процентов 10–15. Но в целом у меня такое ощущение, что после продолжительного, возможно, затянувшегося отпуска, я вернулся к своей прежней работе.

Для чего вам снова взваливать на себя такой груз ответственности? Боль за район?

– Вы правы. Район мне небезразличен. Когда я пришел в администрацию в 1997 году, наш район был самым слабым. Я же хотел, чтобы при наличии серьезных ресурсов и хороших, талантливых людей у нас были созданы лучшие условия для жизни. Мы много работали в этом направлении, наша территория была привлекательной для инвесторов, к нам приезжали даже из дальнего зарубежья. Когда я ушел, все эти связи разом оборвались. Конечно, я видел, что район теряет позиции, и не только потому, что всем было непросто выживать в кризис. Мне же было не все равно, что происходит с территорией, поэтому, когда поступило предложение от инициативной группы, взвесил все «за» и «против» и самовыдвижением пошел на выборы. Мне неоднократно задавали вопрос: «А надо ли вам это?» Надо, потому что отдыхать можно только тогда, когда кругом хорошо. А если есть нерешенные вопросы, нужно приложить все свои силы и попытаться их решить или хотя бы что-то улучшить.

Коммунальные приоритеты

Семья легко вас отпустила назад на такую работу?

– Со слезами… Супруга до сих пор переживает, но надо.

Вы все это время жили в Белом Яру?

– Да. Когда закончился срок моих полномочий в октябре 2012 года, накрыла такая психологическая и физическая усталость… Именно тогда пришло понимание того, что нельзя так долго работать без отдыха, ведь за все 15 лет я ни разу не выехал за пределы Томской области.

Чем занимались в последние пять лет?

– Первые три года отдыхал, а потом приступил к строительству своего дома.

А как же охота с рыбалкой, у вас же такие заповедные места?

– Когда в 1970-е годы я приехал в Верхнекетский район, был и рыбаком, и охотником. Но постепенно это хобби от меня уходило. В январе 1998 года, когда меня избрали главой района, времени на тайгу совсем не осталось.

Дом-то успели построить?

– Не совсем, только под крышу подвел.

Вряд ли кто-то поверит, что все эти годы вы были в стороне. Наверняка следили за жизнью района, за тем, что происходит на его территории?

– Конечно. И у меня сложилось свое видение хозяйственной деятельности. Считаю, что нужно серьезно заняться техническим перевооружением жилищно-коммунального хозяйства. У нас же полрайона питается от дизельных электростанций, но в этой сфере экономика никогда не считалась. Мы были в числе первых, кто заявил еще в 2005 году о переводе объектов ЖКХ на альтернативное топливо из отходов местного производства. У нас был готов проект, были определенные договоренности о переводе дизельных электростанций на биотопливо, но дело дальше не пошло. Уверен, что для ослабления бремени на экономику района нужно всерьез заниматься этим вопросом. Тогда можно будет говорить о снижении тарифов и на электроэнергию (сегодня он составляет 46 рублей за 1 кВт•ч), и на тепло.

Второе направление – дороги. Географическое расположение района серьезно влияет на качество жизни, особенно в отдаленных поселках. К примеру, Катайга осталась полностью отрезанной от всего мира: было много воды, и дорога просто утонула. К этой проблеме следует подходить комплексно: нужно разрабатывать план мероприятий, проектно-сметную документацию и строить межпоселковые дороги, потому что перспективы у этих населенных пунктов весьма солидные. Там сосредоточен основной запас лесных ресурсов, а без них нашему району не видать развития. И не только с отдаленными поселками, но и с областным центром транспортная связь находится на самом низком уровне. Потому что качество дорог, даже отремонтированных, мы потеряли: дожди сильно разрушают дорожное полотно.

Планы и бюджет

Ваш район полностью дотационный, а проекты по развитию требуют колоссальных средств…

– Согласен: дотационность нашей территории очень высока, из-за этого и инвесторы идут к нам с большой неохотой – слишком высок уровень рисков. Нам предстоит серьезно поработать над его снижением в части транспортной доступности, благоустройства поселковых территорий, энергетики. Словом, нужно создать инвестиционно привлекательную территорию. Еще один комплекс работ – организация сбора дикоросов, рыбы, развитие туризма. По территории Верхнекетского района проходит исторический памятник – Обь-Енисейский канал. В начале нулевых мы его немного обустроили, теперь предстоит разработать программу для развития экстремального туризма. Кроме того, у нас находится целебный термальный источник. Мы используем его всего на 1,5%. На территории района расположен еще один уникальный источник с питьевой водой. Он содержит такое количество серебра, какого нет у аналогов в Красноярске и на Алтае.

Но наш самый серьезный инвестиционный проект связан с решением вопроса о начале строительства целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК). На уровне руководителей нашего государства и Китайской Народной Республики соглашение уже подписано. И на этом все остановилось. Обе стороны опасаются рисков, связанных с отсутствием транспортной инфраструктуры, удаленностью и неосвоенностью территории. Хотя со строительством ЦБК параллельно могли бы решаться вопросы освоения Северной широтной дороги. Плюс занятость населения и существенная доля налогов в местном бюджете. Этими вопросами нужно заниматься уже сегодня, не откладывая на завтрашний день. Тем более что запасами леса район обеспечен на много лет вперед.

Алексей Николаевич, пока это только большие планы, и вам придется работать в рамках бюджета. Многие ваши коллеги активно участвуют в различных программах…

– Вы правы, годовой бюджет Верхнекетского района – около 880 миллионов рублей, по принципу минимальной обеспеченности. Эти средства идут в основном на образование, культуру и обеспечение жизнедеятельности территории.

Среднее расстояние между нашими поселками составляет 65 километров. Общая же протяженность дорог по району – более 600 километров. В год только по дорожным программам мы получаем до 100 миллионов рублей – на эти средства можно лишь поддерживать дорожную сеть, но никак не развивать ее.

Кроме того, мы рассматриваем и такие направления, как предоставление жилья молодым семьям и молодым специалистам. Было время – начало двухтысячных годов, когда наши поселки буквально расцвели. К сожалению, в последнее время они существенно поблекли, посерел и Белый Яр. Мы намерены вернуть былые краски и нашему рабочему поселку, и другим поселениям.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

76 − 67 =