Владимир Михайлович Крюков – известный томский поэт, прозаик, публицист. Член Союза российских писателей. Соредактор литературного журнала «Начало века». Лауреат Губернаторской премии в области литературы (2009, 2016), сибирской премии в области журналистики «Акулы пера» (2007). В апреле этого года отметил свой 71-й день рождения.

 

-Ваша новая книга называется «Промежуток». Он – между временами года, стихами и прозой, Томском и Европой?..

– Скорее, между разными этапами жизни. Кстати, есть в книге повесть под названием «Утро вечера мудренее». Мало кому оно нравится. Но я перебрал массу вариантов и все же остановился на этом. Есть в нем что-то такое, отвечающее понятию промежутка. Отослал эту повесть Алексею Николаевичу Варламову, известному прозаику, ректору Литинститута. Тот написал мне, что «начал читать…  и не смог оторваться» (улыбается).

«Промежуток» – моя третья книга прозы. Здесь собраны тексты 2000-х, только один рассказ – 1993 года. Что-то из этой книги уже было опубликовано в журналах «Литературная учеба», «Москва», «Сибирские огни».

– Как изменился журнал «Начало века» от начальных лет  XXI века к последующим?

– Уже 14-й год пошел журналу… Мне не очень нравится, когда к публикации нередко предлагаются тексты, скажем так, не самого высокого качества по соображениям доброго знакомства с автором. Между тем достойные авторы есть в той же Томской области. Во время недавней поездки в Колпашево, Парабель, Каргасок я встретил сразу нескольких интересных литераторов. Их произведения уже опубликованы в журнале.

На встречах с читателями я услышал просьбы печатать  воспоминания людей, переживших страшные годы репрессий, ссылки. Я, конечно, с этим согласился. И люди прислали такие истории, которые еще недавно только на кухне рассказывались.  И вот теперь уже благодарят за публикации. 

Какие еще перемены? В последние годы мы были вынуждены отказаться от цветных вкладок, где размещались работы замечательных томских художников, – из соображений экономии средств, отпускаемых на издание журнала. Такое ощущение, что у нашего учредителя, областного департамента по культуре, сейчас другие приоритеты, и нас финансируют по остаточному принципу…

– А как вернуть писательский авторитет? Неужели поэт Кушнер должен написать губернатору Жвачкину?

– Вы знаете, действительно, какое-то внешнее воздействие, может, и дало бы результат…

– Есть идея! Ежегодно Путин вручает Госпремии деятелям культуры. Как только президент наградит кого-то из томских литераторов, все волшебным образом изменится!

– А нам – многим –  уже вручены медали за вклад в развитие области… Но воз и ныне там. В соседнем Кузбассе к писателям совсем другое отношение у власть имущих! Вот там поэтов и прозаиков любят и ценят.

Хотя два наших проекта под патронажем губернатора реализованы блестяще – это 14-томник «Томская классика», вышедший большим тиражом в 2017-м. После этого вышли еще 10 томов современной томской поэзии и прозы, где представлены около полусотни авторов. Хотелось бы продолжения сотрудничества властей с писателями – идей у нас много. Аллея писателей на Белом озере, к примеру…

У простых читателей интерес к современной томской литературе есть – судя по тому, как ярко проходят наши творческие встречи в библиотеках города и области…

– О чем спрашивают?

– Просят рассказать о себе, затем внимательно слушают стихи. Мы  предлагаем задавать вопросы. Спрашивают, конечно, о литературе. Но вот помню, встает женщина и говорит: «Поэзия – это, конечно, хорошо. Ну а кто же будет решать наши проблемы?» Понятно, пенсионная реформа волнует больше…

– Ну и как, компетенции хватает на ответы?

– Не всегда, что скрывать. Размышляя о нынешнем состоянии общества, я все чаще и глубже ухожу в себя… Трудно отвечать, чем руководствуется правительство, распределяя средства по отраслям.

– Любопытно, что этот вопрос адресуется писателям…

– Я ответил что-то о том, с каким удовольствием по телевизору показывают президента страны, инспектирующего ВПК: ракеты, флот, истребители… Лично мне непонятна любовь верховной власти к вооружению – реальных военных угроз России, как мне кажется, нет.

– К вопросу о властителях дум. За последние годы не стало целой плеяды крупных томских писателей: Вадима Макшеева, Владимира Колыхалова, Эдуарда Бурмакина, Бориса Климычева…  Просматривается ли талантливая молодежь, способная прийти им на смену?

– Мне кажется, у нас дефицит новых ярких литературных имен – не только в Томске, но и в Сибири в целом. Недавно раскрыл кемеровский журнал поэзии «После 12»: почти все тексты – мимо меня. Хотя и молодежным словечком «отстой» определить это невозможно…  Это другое понимание сути поэзии, простите, высокий штиль. Помню давний разговор с Митей Коро, показавшим мне свои стихи. Говорю ему: «Не чувствую эмоционального всплеска, давшего рождение стихам». А он в ответ: «А разве это обязательно?»

Но рационально писать у ребят получается тоже плохо. Хотя, может, во мне дело? Вот и Бродский для меня уже не икона. Хотя как сильно поддерживал в трудные годы жизни, когда его тут у нас не печатали. На днях открыл «Пейзаж с наводнением», последний сборник его стихов, – пролистал и закрыл: не цепляет совсем. А вот рациональную поэзию Ивана Жданова читаю с интересом. Вижу, как он матерится, но, черт возьми, как искусно у него получается!  Мне и другие метаметафористы нравятся – Еременко, Парщиков. А молодежь сейчас пишет будто бы по приколу. Очень заметно, что ей нечего сказать по большому счету.

– Какими именами гордитесь из тех, что появились на страницах «Начала века»?

– Мы печатали беседы с Померанцем, Кушнером, Айтматовым, Варламовым.  Барнаульского прозаика Кирилина публиковали, «Я ухожу» – сильная вещь. Томича Владимира Козубова открыл. Он не литератор, окончил геолого-разведочный техникум, исколесил всю Сибирь, Казахстан. Столько в его жизни было приключений, и пишет он об этом удивительные рассказы – уже пять публикаций было в «Начале века».

– Сохранился ли феномен писательской дружбы? Есть разные периоды отношений между коллегами: схождения, расхождения, конфликты, примирения… Что расскажете об этом?

– Самая долгая дружба связывает меня с Кушнером. Возможно, потому, что мы редко видимся, не конкурируем никоим образом (улыбается). Познакомились в 1974 году – скоро полвека уже! Это был довольно забавный случай. Я приехал в Ленинград, зашел в редакцию журнала «Аврора», спросил телефон и адрес Александра Семеновича. Мне, естественно, отказали: ходят тут всякие… Вышел на улицу расстроенный. Вдруг следом выходит сотрудница редакции и протягивает мне бумажку с заветным телефоном. Звоню, говорю, что работаю учителем литературы в сельской школе, хотел бы показать свои стихи… Тот отвечает: «Учитель? Приезжайте ко мне в Автово! Диктую адрес…» После короткой встречи мы стали переписываться. Храню его длинные письма, написанные от руки. В них много глубоких размышлений, ценных советов. К примеру, Ходасевича я стал читать с его подачи.

– С писателями-томичами дружить получается?

– С 2008 года у меня прочные хорошие отношения с соредактором «Начала века» Геннадием Кузьмичом Скарлыгиным. Он очень доброжелательный, отзывчивый человек, всегда готов прий­ти на помощь без лишних слов, притом что я никогда не хвалил его стихов.

Из друзей-томичей назову еще поэта Никиту Зонова. Неплохо знал его отца, университетского преподавателя. Никита в 1987 году пришел к нам на лито. Я сразу полюбил его как автора. С той поры у нас теплые, дружеские отношения. С кем еще? Замечательные отношения с вузовских времен были с Валерой Сердюком, ныне покойным. Понимали друг друга с полуслова… Мне очень его не хватает…

– Так сложилось, что в литературной России город Томск связывают с именем поэта Михаила Андреева. Как к этому относитесь?

– Страна поет песни на его стихи – прекрасно. Андреев справедливо обрел свою славу. Мне очень нравятся песни группы «Любэ» «Тулупчик заячий», «Трамвай «пятерочка», я говорил Михаилу об этом. Хотя среди поэтов-песенников я ценю выше Фатьянова, Исаковского, Дербенева. Но сегодня другой подход к этому.

Мы с Михаилом давно знакомы. У него был очень неплохой сборник «Лиственный свет». Потом он увлекся усложненной, во многом умозрительной метафорой… Но в «Начале века» Андреев, разумеется, опубликовался.

– А вы сами пробовали написать песенные тексты?

– Есть дюжина песен на мои стихи. В роли композитора выступил знакомый музыкант и аранжировщик, когда-то он играл в известных московских группах, он же спел и записал две вещицы, «Валентину» и «Дворы тополиные». Несколько песен исполняет томич Андрей Бяликов, солист знаменитого ансамбля старинной музыки «Камерата». Пропели на нескольких вечерах местного масштаба. По телевизору они не звучат – песни надо уметь раскручивать. Но это уже совсем другая история…

– С днем рождения, дорогой Владимир Михайлович! Новых вам сильных впечатлений, новых прекрасных текстов! И крепкого здоровья всем нам!

– Благодарю! Да, сейчас всем и везде непросто из-за этого коронавируса. Надеюсь, что человечество одолеет и эту напасть. Выйти победителями из такой ситуации можно, лишь объединив усилия, оставив в стороне какие-то разногласия и несогласия. И это все сегодня понимают.

Что касается меня лично, я уже несколько лет предпочитаю уединенный образ жизни. Конечно, не такое полное затворничество, как сейчас. Раньше, до самоизоляции, иногда выезжал в город, встречался с читателями. Но здесь со мною черновики, наброски стихов и прозы, компьютер, я в переписке с дорогими людьми. Думаю, переживем это и возрадуемся жизни, которая откроется нам во всем своем многообразии.

Юрий Татаренко

Фото из личного архива В. Крюкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 65 = 70