«… Когда я, молодой инженер, приехал по распределению на Сибирский химический комбинат, моего завода еще не было, а был котлован. Я и мои товарищи следили за ходом строительства, принимали и изучали новое оборудование, участвовали в его монтаже. Мы понимали, что выполняем очень важную для государства работу». Примерно так вспоминают о первых годах на СХК многие ветераны комбината.

Специалисты называли СХК крупнейшим ядерным центром. За 15 лет к середине 1960-х годов в Северске был построен мощнейший комплекс – завод разделения изотопов, радиохимическое и сублиматное производства, химико-металлургический завод, Сибирская АЭС, в составе которой реакторы производили оружейный плутоний и попутно снабжали теплом Северск и Томск.

Атомный проект № 1

К строительству первого реактора И-1 – «Ивана первого», как между собой называли его работники завода, на СХК приступили в начале 1950-х. Скрупулезно подсчитано, что на его создание ушло более 1 400 тонн металлоконструкций, 3 500 тонн оборудования, 230 км трубопроводов, 165 км электрокабеля. Невероятны темпы строительства тех лет. Три года прошло от первого колышка до запуска реактора. 16 ноября 1955 года была дана команда начать загрузку ТВЭЛов в реактор, и 20 ноября в 00.04 стрелка пускового гальванометра ожила. «Иван первый» приступил к работе государственной важности – наработке плутония. Он умел делать только это – начинку для ядерного оружия. Другие реакторы СХК, построенные после него, стали уже двухцелевыми – помимо военных задач научились и совершенно мирным делам. Тепло от реакторов согревало дома северчан и томичей более полувека.

Завершилась история «Ивана первого» в 1990 году. Секретность, окутывавшая его практически всю жизнь, уже почти развеялась, но о его закрытии известно не так широко.

– Первый аппарат остановили без длинных речей и букетов, никакой публичности и помпезности. Радости, конечно, мы никакой не испытывали, хотя отнеслись к событию спокойно, – вспоминала Валентина Орлова, ветеран реакторного завода, заслуженный работник атомной энергетики и промышленности, председатель совета ветеранов СХК. – Реактор к тому времени уже выработал свой ресурс. Он ведь был самый первый, не совсем совершенный по исполнению, но свою задачу, свое предназначение он выполнил сполна. Труженик был наш «Ванечка» и учитель. Ведь на нем учились многие молодые специалисты-атомщики, которые приходили к нам работать.

Выйти на мировой рынок

В 1990-е годы не так много томских заводов сумели удержаться на плаву. Штормило и атомный гигант. Государство сократило оборонный заказ, оставив атомщиков практически без средств к существованию. И среди смелых решений, принятых тогда руководством, был выход на мировой рынок. Для суперсекретного предприятия из города, которого не существовало на картах, начинать переговоры с зарубежными партнерами было подобно выходу в открытый космос.

Спасением для СХК стало тогда российско-американское соглашение ВОУ-НОУ по переработке высокообогащенного оружейного урана в низкообогащенный энергетический.

– В те годы за отгружаемую нашим предприятием продукцию трудно было получить деньги, в стране средств не хватало, приходилось прибегать ко всевозможным бартерным сделкам. И когда появился этот контракт, да еще и рассчитанный на 20 лет, мы прекрасно понимали, насколько это для нас важно – иметь работу, за которую регулярно будем получать «живые» деньги, – рассказывал Геннадий Хандорин, руководивший комбинатом в трудное десятилетие с 1990 по 2000 год. – Поэтому мы активно занялись подготовкой производства. Все технологии, необходимые для выполнения этого контракта, у нас использовались, но для приспособления их к целям ВОУ-НОУ нужно было создать несколько установок на трех заводах – химико-металлургическом, сублиматном и на заводе разделения изотопов.

За программой «Мегатонны – в мегаватты» последовали и другие контракты с зарубежными фирмами по переработке и обогащению регенерированного урана. На комбинате специально были смонтированы переливные установки, создан каскад для обогащения регенерированного урана, оснащены современным оборудованием аналитические лаборатории. Тогдашний директор завода разделения изотопов Максим Стерхов рассказывал, что на установке французской фирмы «Кожема» была переработана первая партия обогащенного гексафторида урана и получена валютная выручка для комбината. В дальнейшем получили заказы на обогащение урана от фирм «Сименс», «Синатом» и других. Эти работы позволили в 1990-е годы комбинату выжить.

Тогда, в перестроечные годы, Сибирский химический комбинат установил тесные связи со многими крупными компаниями США, Великобритании, Франции, Германии, Швейцарии, Южной Кореи, Китая и ряда других стран. Внешнеэкономическая деятельность СХК многократно отмечалась отечественными и международными наградами.

Новая глава

1 сентября 2008 года была открыта новая глава в истории Сибирского химического комбината – он начал работать в статусе открытого акционерного общества. В настоящее время АО «СХК» входит в Топливную компанию «ТВЭЛ» госкорпорации «Росатом». Топливная компания Росатома «ТВЭЛ» включает в себя предприятия по фабрикации ядерного топлива, конверсии и обогащению урана, производству стабильных изотопов, производству газовых центрифуг, а также научно-исследовательские и конструкторские организации. Является единственным поставщиком ядерного топлива для российских АЭС. Топливная компания Росатома «ТВЭЛ» обес­печивает ядерным топливом 72 энергетических реактора в 14 странах мира, исследовательские реакторы в восьми странах мира, а также транспортные реакторы российского атомного флота. Каждый шестой энергетический реактор в мире работает на топливе, изготовленном «ТВЭЛ».

Президент АО «ТВЭЛ» Наталья Никипелова называет четыре приоритетных направления дальнейшего развития Сибирского химического комбината: реализация проекта «Прорыв», развитие производства неядерной продукции, повышение операционной эффективности по основной деятельности, а также выполнение экологических мероприятий в соответствии с федеральной целевой программой.

Ветераны СХК, пускавшие первые реакторы, сегодня приезжают посмотреть на новую стройку – опытно-демонстрационный энергокомплекс, создающийся по проекту «Прорыв». Уже построе­ны первые корпуса, в которых скоро будет монтироваться уникальное оборудование по производству ядерного топлива нового поколения для реакторов на быстрых нейтронах – и тоже нового поколения.

– Если заглянуть в историю, то нам всегда удавалось претворять в жизнь, казалось бы, невыполнимые проекты. Мы своим трудом доказывали, что неразрешимых задач нет. Теперь доказывать, что это именно так, предстоит новому поколению. Хотя откинуть бы мне несколько десятков лет назад, то я бы с большим удовольствием поработал на таком новом современном реакторе, как БРЕСТ-ОД-300, – улыбается ветеран реакторного завода Валентин Кучма.

На подходе – новое поколение атомщиков для освоения энергетики будущего. Атомный проект № 2.

Автор: Евгения Суслова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

69 − = 61