Как лейтенант-минометчик династию юристов основал

Они встретились возле памятника фронтовику. 9 мая прокурор Советского района г. Томска Олег Фрикель со своими сотрудниками приехал возложить цветы на могилу участника Великой Отечественной войны бывшего заместителя прокурора района Дмитрия Сергеевича Логачева. И его семья навестила отца и деда в день 75-летия Победы, до которого он не дожил 10 лет. Так началось это знакомство, которое и привело Олега Александровича к идее написания материала о простом сельском пареньке-сироте, который с честью прошел самую страшную в истории человечества войну, более 20 лет боролся с преступностью на нелегком прокурорском поприще и сумел основать династию юристов.

Детство. В людях. Фронтовые университеты

Вряд ли сыну алтайских крестьян, последышу в некогда большой и крепкой семье, осиротевшему в 14 лет, ставшему лишним ртом у родичей, и мысль-то пришла бы в голову такая – поступать не куда-нибудь, а в знаменитый Томский госуниверситет на элитный во все времена юрфак, если б не был он к тому времени офицером-орденоносцем. Но путь к этому был долгим и трудным.

Лишился родителей мальчишка внезапно и страшно: вся немногочисленная на тот момент семья – отец, мать и он (братья попали под раскулачивание) – сидела вечером за столом, когда началась гроза. Молния пробежала по лампочке и ударила в стол. Родители погибли мгновенно. Дмитрию тогда не было еще 15 лет. За плечами – семь классов. Ни о какой дальнейшей учебе речь не шла. Пацан уехал на Дальний Восток к тетке. Однако ему там не были рады, и с началом войны паренек вернулся в родную деревню. А в 1942-м, прибавив себе год, отправился на фронт. Точнее, сначала в Лепельское артиллерийское училище – получать военную специальность. А через полгода началась его фронтовая история.

– Вы понимаете, что такое командир взвода управления минометного полка? – спрашивает у меня Олег Фрикель. – Минометчики сами по себе отчаянные ребята, постоянно находящиеся на расстоянии выстрела от противника. Каким же должен быть их организатор? Прежде всего это безусловный профессионал, который должен без потерь людей и снарядов нацелить и пристрелять орудия, грамотно организовать артобстрел противника, от этого в немалой степени зависел успех боевых атак. Это очень ответственная задача!

– Отец много рассказывал о вой­не? – спрашиваю у Константина Логачева.

– Практически не рассказывал. Только ситуативно. Кино смотрим, например, он и скажет: «А молодец у них консультант, вот так всё и было». Или, наоборот: «Э-э-э, нет, это вы придумали, братцы. Совсем не похоже». Бывало, мы, ребятишки (а у меня брат и сестра), станем его расспрашивать: «Расскажи, страшно было на войне?» «Конечно, – говорит, – страшно. А как же. Но знаешь, что надо, значит, идешь и делаешь». Про мертвых спрашивали: видел или нет? «Еще бы. Бывало, бежишь в атаку, впереди тебя человек, вдруг – снаряд, и – никого, пустое место, а сверху падает нога или рука. Но ты бежишь дальше, не останавливаешься даже. Потом придет похоронная команда, соберет, что от кого осталось». Про немцев спрашивали: «Убивал?» «Вот так, чтобы лицом к лицу, близко – нет, не приходилось, а из минометов мы их взводами косили…».

Но такие беседы очень редко бывали. Не любил он говорить про войну. И высоких слов не любил. По сути дела, мы только сейчас, с сайта «память-народа.ру» узнали, где воевал отец, за что получил свои боевые награды – орден Красной Звезды и ордена Великой Отечественной войны I и II степени, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

Не мальчики, но мужи. Под огнем взрослеют быстро

– Как жалко, что тогда мы всего этого не знали, – сокрушается сын. – Уж мы бы тогда от него не отстали. Но наградные листы мы прочли только сейчас.

Сухой канцелярский стиль, витиеватый, но четкий писарский почерк: «лейтенанту Логачеву Д. С., который в бою 9 октября 1943 года на правом берегу Днепра умело руководил своим взводом. Наладив боевые рубежи, он направился в боевые порядки пехоты для засечки огневых точек противника. Когда пехота пошла в атаку, он двигался в передовых порядках, откуда руководил огнем батареи, давая возможность пехоте продвигаться вперед. Благодаря его смелости и находчивости только за один день батареей было уничтожено девять огневых точек, разбито четыре автомашины, шесть станковых пулеметов и уничтожено более 50 солдат и офицеров противника».

– Сейчас я своим детям это показываю и говорю: «Читайте! Это ваш деда Дима, с которым вы в шахматы играли». Было ему тогда 19 лет. Но повернется ли язык назвать его мальчишкой? Нет, это были взрослые, сформировавшиеся мужчины.

Гибли эти мальчики-мужчины при форсировании Днепра невероятно быстро. Счет солдатским жизням шел на часы. Да и лейтенантским тоже. Это поколение – 1922–1924 годов рождения – было выбито почти полностью.

Всем смертям назло

Но лейтенант Логачев выжил. А потом была еще одна переправа, и еще один подвиг… Ну то есть и переправ, и подвигов наверняка было значительно больше, но не за каждые же дают награды! Тем более орден Отечественной войны.

Свой боевой путь, начавшийся у финской границы, лейтенант, затем старший лейтенант Дмитрий Логачев завершил под Прагой. Везунчик. И даже ранен был всего один раз, нетяжело, в руку. Видно, были насчет него какие-то задумки у небесной канцелярии.

После окончания войны заехал на побывку в родную Березовку, на Алтай, а потом еще служил долгих восемь лет на Дальнем Востоке. И только в 1953-м, уже 30-летним, совсем взрослым человеком, поступил в Томский государственный университет. Мало что к тому времени напоминало в нем о том пацане неполных 18 лет от роду, которому пришлось взять на свои отнюдь не богатырские плечи страшный груз войны.

С тех пор вся его жизнь была связана с Томском. В 1958-м, получив диплом юрфака, он отправился служить в прокуратуру Асиновского района, затем – Зырянского.

– Когда уже я был студентом, профессор Александр Иванович Данилюк рассказывал, как они с моим отцом в Зырянке за жуликами на телеге гонялись, – вспоминает Константин Дмитриевич, средний сын, судья арбитражного суда. – Маленький я побывал и в колонии, и в суде, и по коридорам прокуратуры бегал…

Как рассказывает прокурор Советского района г. Томска Олег Фрикель (а он основательно изучил трудовую биографию своего старшего коллеги), в областной центр Дмитрий Логачев перебрался уже семейным человеком, в 1961-м. Сначала в прокуратуру Ленинского района, затем – Советского.

– В нашем районе он трудился вплоть до 1981 года. Был добросовестным и исключительно трудоспособным. Такая мелкая деталь: за одно полугодие 1972 года им как заместителем прокурора, осуществлявшим надзор за процессуальной деятельностью УВД, было изучено порядка 780 дел. Трудно представить, как такое возможно. Сегодняшняя норма – порядка 150–200 уголовных дел в год. Все-таки это было удивительное поколение!

По скудным документам, в которых не допускается даже малейший намек на эмоции, трудно сказать, каким он был. Честным. Неподкупным. Неустанным. Награждался ценным подарком, этот приказ был подписан генеральным прокурором Романом Андреевичем Руденко – тем самым, который был главным государственным обвинителем на Нюрнбергском процессе. Более 20 лет в прокуратуре – в такие непростые и очень разные времена! Был и на следственной работе. А вообще трудился до 1991-го. Как один человек мог столько успеть, столько выдержать?

Дмитрий Семенович ушел из жизни в апреле 2010-го. Похоронен в ветеранском квартале Воронинского кладбища. В музее областной прокуратуры имеются копии наградных дел ветерана.

Личная демографическая программа Дмитрия Логачева

– Нас в семье трое – старший брат, я – средний и младшая сестра. К моменту ее рождения отцу было 52, – рассказывает Константин Логачев. – Все юристы. Причем так получилось, что сестренка уехала в Австралию и там подтвердила свой юридический диплом. Дети – а у меня их пятеро – тоже пошли по стопам деда. По крайней мере старшие. Дочь уже два года помощник судьи Новосибирского арбитражного суда. Сын учится на юрфаке в Санкт-Петербурге. На третьем курсе. Причем на бюджете.

Такую мощную династию удается основать далеко не каждому юристу. Видимо, зацепило дедово прокурорское прошлое что-то в душах его потомков, оставило в них добрый след. И это тоже победа.

– Нынче сын попал на военные сборы. И надо же – в артиллерию. Я, говорит, артиллерист, как дед Дима.

Молодец. Наш парень!

Автор: Марина Боброва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − = 12