08.05.2019

Война и судьба у каждого своя

Статей на сайте: 19

Карточка на память

Поисковик Наталья Морокова ведет поисковую работу 54 года. Искала пропавших без вести, детей вой­ны и вот теперь – военнопленных. Отношение к ним до сих пор неоднозначное. С одной стороны, «русские не сдаются», с другой – войны без пленных не бывает.

– Судьбы многих военнопленных сложились драматично. Многих до сих пор ищут родные, они не знают о них всей правды. Вот только правда иногда бывает жестокой… Смотрите, вот в компьютере записи из немецких архивов: июнь 1941 года, Новосибирская область, Томской тогда еще не было, попало в плен 1 125 человек… Октябрь 1941-го – еще 1 400 человек…

 

Немецкая пунктуальность

Поражают не только сами эти многочисленные списки, но и карточки, заведенные на каждого бойца. Все они заполнены на немецких бланках, с указанием фамилии, имени, отчества, в какой части служил, в каком лагере был, вплоть до того, какие прививки ему были сделаны. Все это на немецком языке. А поверх – от руки русский перевод, который сейчас доставляет много хлопот. Оказывается, эти карточки – наши трофеи, они были изъяты при захвате немецких частей и освобождении лагерей. На русский их переводили уже после войны наши офицеры. Многое заполнялось на слух, без уточнений, да и грамотность переводчиков оставляла желать лучшего. Поэтому присутствует много неточностей, которые приходится перепроверять, иногда и понимать просто интуитивно.

Например, написано «Тогучинский район», а на самом деле – Туганский. Там, где приклеено фото – большая удача. Женщина может искать отца по имени Орест, а он значится в списках как Арест. Есть и подсказки на карточках, которые понятны только опытному поисковику. Если на карточке арабская цифра, значит, территория была оккупирована. Римская – это территория, где находился лагерь. Лагеря тоже были разные для солдат и для офицеров.

 

Непатриотичные истории

В плен попадали и в первый год войны, когда положение некоторым казалось безнадежным, и в 1942-м, и в 1943-м. Но именно к 1941 году относится большинство документов о томичах, попавших в плен.

– Это касается и знаменитой 166-й стрелковой дивизии, в рядах которой полегло много томичей, и 284-й, впоследствии ставшей 79-й гвардейской, многие из которой попали в плен под Воронежем. Это также и 19-я гвардейская дивизия, из ее состава в 1942 году в районе Мясного Бора в плен попало 5 600 человек. Еще была 149-я бригада, пополнявшаяся людьми в Асине. Она в составе 258-й стрелковой дивизии воевала в районе Сталинграда и там попала в плен. Одна история потянула другую, и уже нельзя остановиться. А судьбы невероятные…

В поисковом отряде на раскопках Наталья Бариевна встретила мужчину, который ищет отца. Тот был командиром, в 1937 году его посадили, но в начале войны освободили и отправили на фронт. Он воевал, наступая, дошел до тех мест, где жила его семья в оккупации. Жены и сына дома не оказалось. Он перекантовался у знакомой женщины-соседки и пошел воевать дальше. Попал в плен, его освободили уже американцы. Ему было сказано: «Дороги обратно тебе нет. Ты уже сидел, тебя посадят еще…» Так он оказался в Америке.

Много лет спустя сын через «Мемориал» запросил в США информацию о судьбе отца. По телефонным справочникам удалось его найти.

Но сын узнал об отце правду, что отец воевал, был в плену и, главное, остался жив…

 

А судьи кто?

Как можно судить о человеческих поступках на войне, если мы на ней, слава богу, не были? Наталья Морокова убеждена, что мы сегодня судить людей того времени не вправе.

– Во всех дивизиях были люди, которых расстреляли за измену, за то, что должны были стоять насмерть, а не захотели, не смогли. Кто теперь им судья? И как сказать родным об этом? В Книге Памяти в списке погибших упомянуты, например, отец и сын. Отец был расстрелян за неоднократные попытки перейти на сторону врага. Сын погиб смертью храбрых, как тогда писали. Сказать родственникам правду или пусть пребывают в уверенности, что все их родственники честно и достойно воевали? С другой стороны, почему отцу должны достаться те же почести, что и сыну и всем тем, кто насмерть стоял за Родину? В книге «Боль людская» названы 300 человек, которые были осуждены. Но есть 50 человек, которые бегали по лесам, их потом поймали, со временем реабилитировали, и теперь родственники имеют право на льготы. Разве это справедливо?

Когда перелопачиваешь такой жизненный материал, поневоле становишься диалектиком. Становятся понятны мотивы людей. Кто-то действительно ищет свои корни, а кто-то – льготы.

– Пожилые наследники нередко спрашивают, – говорит Наталья Морокова, – если родственник в первом бою попал в плен, то является ли он участником войны и можно ли ему поставить памятник за счет государства? Это меркантильный, но закономерный вопрос. Я подсказываю, куда надо обратиться, чтобы выяснить все обстоятельства. Никто самостоятельно не вправе решать сегодня, человек сам попал в плен или сдался.

 

Поворот судьбы

– Ко мне обратилась женщина,– рассказывает еще одну историю Наталья Бариевна, – с просьбой помочь найти отца. В 1944-м ей было четыре года, подробностей гибели отца она не знает. У меня 37 тетрадей с фамилиями, но такой в них не нашлось. Разыскала по другим каналам. Боец получил 10 лет лагерей. Как сказать дочери об этом? Но она же имеет право знать правду. Говорю. Пока она отходит от шока, диктую, куда следует обратиться. Через три дня она уже сидела у меня с копиями всех документов – постановлениями об аресте, протоколами допросов, приговора, дубликатом свидетельства о смерти и извинительным письмом от ведомства в связи с реабилитацией отца. Теперь дочь не только знает судьбу отца, но и как представитель семьи реабилитированного имеет право на льготы. Но в том списке, кроме отца, еще 18 человек, и их родные тоже могут быть в неведении. Поэтому мы с ней договорились продолжать поиски вместе.

В общей сложности из призванных на войну жителей Томской области, по данным Натальи Мороковой, попало в плен около тысячи человек. Это немного. Томичи попадали в плен не чаще других. А вот с чем она не согласна, так это с расхожим мнением, что вся 166-я дивизия погибла.

– Нет и нет! – категорически отрицает она. – С документами в руках доказываю, что это не так. Сейчас обнаруживается много фактов, когда человек по документам погиб или умер, а он либо оказался в плену, либо выжил и воевал дальше. Обстоятельств жизненных много, и если человек не вернулся в семью, то это не значит, что его нет в живых. А вот что касается пленных, то они действительно попадали в основном из 166-й дивизии. Шли первые дни войны, была неразбериха. Составы отправляли в два приема. Первые эшелоны 166-й ушли 26 июня в 23.30 на станцию Дно для защиты Ленинграда. Основной состав отправили спустя некоторое время, в дороге изменили маршрут, и он был прямиком направлен на Смоленщину. Пока я нашла человек 60, а начинала всего с одного… Пропали солдаты из 1-го батальона 423-го стрелкового полка, а это около 200 человек.

Информация о пленных копится день ото дня. Истина и светла и тяжела одновременно. В любом случае она не должна остаться неизвестной. Есть ведь и встречный поток: мы сами ищем родных, которые ничего не знают о пропавших без вести близких.

– Одной мне с этим встречным движением не справиться, – признает Наталья Бариевна. – Поэтому все данные я раздаю военкоматам, советам ветеранов, поисковикам, прошу найти родственников. А уж они получают свою порцию слез…

 

Где искать сведения о пропавших в войну родных:

  • запись в похозяйственной книге о дате призыва;
  • документы в местном архиве, где можно найти имя, отчество, фамилию человека, состав семьи, кому присылалось извещение;
  • документы военкомата, где записаны фамилии, название части;
  • по номеру партийного или комсомольского билета, наградному листу;
  • ГАСПИ – Государственный архив социально политической истории (бывший архив ЦК), где хранятся документы партизанских отрядов и партийные карточки.

Фото:  Евгений Тамбовцев

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

37 − = 30