Представим, что 9 мая по Красной площади после прохождения войск и техники под торжественный марш «Парад» Семена Чернецкого идут… города. Несомненно, колонну возглавят Москва, Сталинград, Ленинград, Севастополь, чей вклад   был переломным в знаковых битвах. Затем на площадь стройными рядами со штыками наперевес проследуют 45 городов воинской славы – от Белграда до Феодосии. Они, словно герои-панфиловцы, стояли насмерть. А далее те города-участники, до которых фронт не дошел, но их роль в Победе поистине огромна и непреходяща. Вот суровые Челябинск и Свердловск (Екатеринбург) – знаменитый «Танкоград» с колоннами танков Т-34, «катюш», самоходных установок СУ-152, а вот щедрая Пермь с рядами созданных там 50 тыс. артиллерийских систем и легендарной гаубицей МЛ-40, из которой первой выстрелили по Берлину, да еще с 10 млн касок для бойцов – СШ-40. Затем гордо прошествуют Новосибирск с тысячами истребителей Як, Куйбышев (Самара) со штурмовиками Ил-2, Златоуст и Ковров с миллионами автоматов ППШ… В стройных шеренгах наш Томск идет по алфавиту, но не в последних рядах. Хоть и не выпускались на его заводах знаменитые военные бренды, но боевые и трудовые заслуги томичей перед страной, победившей фашизм, весьма весомы. О том, как Томск не спасовал, а с честью выполнял свою ратную и оборонную задачу в годы войны с первых дней, – в материалах «ТН».    

Первые дни войны

Известие о войне, переданное неповторимым тембром Левитана из репродукторов, в Томске встретили уже ближе к вечеру воскресенья, 22 июня, как и в других сибирских городах и населенных пунктах. Враг вероломно напал. Но тысячи горожан, собравшихся 22 июня 1941 года на площади Революции (ныне Новособорная), не испытывали особой тревоги. Все знали: наша армия сильна. Ведь еще не так давно дали по зубам белофиннам.  В подавляющем большинстве томичи не сомневались, что война скоро закончится малой кровью, на чужой территории. Расходились с надеждой в сердце и желанием жестоко наказать фашистов за агрессию. И вряд ли кто тогда мог предположить, сколь длинным окажется трудный и скорбный путь и суровы испытания, выпавшие на долю людей, прежде чем придет Победа.    

Долгие, тяжелые и страшные дни к Победе начались уже в понедельник, 23 июня, с экстренного заседания всех ветвей органов власти. В те годы Томск был хоть и известным, но все же периферийным городом в составе Новосибирской области и, соответственно, имел скудные организационные и финансовые возможности. Областному центру всегда не было дела до Томска, и вся тяжесть управления городом, вузами, наукой, местной промышленностью традиционно лежала на местных властях. Тем более что с началом войны у столицы Сибири своих забот было выше возможного, так что  принимать нужные решения и исполнять их томичам пришлось фактически собственными силами.  

На том историческом заседании были утверждены чрезвычайные задачи города, прежде всего по мобилизации. В первую очередь предполагалось открыть сборные пункты для явки военнообязанных в организованном порядке (военкомату для этих целей предоставили вместо кинотеатра имени Горького больший по площади клуб транспортного института) и поставки армии автомашин и лошадей. Чуть позже с целью экономии бензина в городе было запрещено использование легковых автомобилей. На весь город оставили только 15 машин: ГАЗ М-1 (эмки), пикапы и ЗиС, а оставшийся грузовой и гужевой транспорт должен был использоваться исключительно для грузоперевозок и ЧС. Для организованных действий населения сформировали группы самозащиты и противовоздушной обороны на предприятиях и домах. В нескольких тысячах километров от фронта каждый томич знал, что следует делать в случае возможной бомбежки города с воздуха.

Еще одним мероприятием военного времени стало резкое сокращение телефонных коммуникаций. Из резонных соображений безопасности и  без того скудная сеть была урезана на 96 номеров. Отныне большую часть связи по территории взяла на себя почта.     

Отдельным пунктом утвердили чрезвычайно прозорливое, но жесткое постановление горсовета «Об освобождении помещений для нужд мобилизации», согласно которому все руководители организаций и учреждений по предъявлении распоряжения горисполкома  были обязаны немедленно освобождать здания или отдельные помещения, если в них возникнет необходимость. За саботаж виновное лицо подлежало серьезному, вплоть до уголовного, наказанию. Предвидение сработало: через несколько месяцев в Томск в эвакуацию  прибыло более 50 тыс. человек и три десятка крупных предприятий. Все они были расселены и нормально пережили первую зиму в Сибири.

 

По велению сердца

Уже в конце июня, после потрясения от случившейся беды, пошли инициативы снизу. Томские власти поддержали патриотическое предложение от группы научных работников, отражавшее специфику Томска, – создать городской Комитет ученых содействия развитию предприятий промышленности и транспорта в военное время. Это была самая первая в Советском Союзе организационная инициатива ученых.

Во главе комитета был утвержден профессор ТГУ Борис Токин. Заместителями председателя комитета стали также маститые ученые: директор Томского индустриального института профессор Константин Шмаргунов,  профессор-физик ТГУ Владимир Кузнецов, профессор и хирург Андрей Савиных. Также в состав комитета вошел ряд видных ученых из всех вузов города.

Первым мероприятием комитета было намечено проведение на 2 июля 1941 года городского собрания научных работников вузов с повесткой «Отечественная война и задачи ученых». Примечательно, что собрание ученых и преподавателей прошло буквально накануне обращения Сталина по радио со знаменитой речью: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!», из которой стало ясно, что война будет жестоким испытанием для народа. Смысл озвученного нарратива руководителя страны был не только оценен, но и поддержан. Чтобы победить, необходимо было в единстве сделать больше, чем возможно. 

Внешне в городе была еще мирная жизнь: работали магазины и кинотеатры, в скверах и парках отдыхали люди, но печать войны уже лежала на всём. В июльские дни в городе  развернулась массовая акция подготовки медико-санитарных кадров на основных предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях города. Власти совместно с руководством акушерско-фельдшерской и фарм­школы, стоматологического и медицинского институтов, горбольницы изыскали необходимые кадры и материальную базу для обучения 200 медсестер и 400 сандружинниц. Активнее всех в будущие медсестры записывались студентки разных вузов. Многие из них горели желанием пойти на фронт сразу после обучения. 

Кстати, еще одно дальновидное решение: в начале июля стал проводиться набор на краткосрочные курсы шоферов с отрывом от производства. Курсантами брали только женщин. Именно на них в дальнейшем легла тяжесть по грузоперевозкам оборудования эвакуированных заводов.  

 

Рельсы обороны

Томск втягивался в ситуацию противостояния с врагом, начинал жить по ее правилам.

Буквально в начале войны власти города стали оттачивать организационные навыки командной работы, которые потом очень пригодились для решения сложнейших мобилизационных задач. Когда в середине июля выяснилось, что Томский фармзавод не выполняет план по причине отсутствия лекарственного сырья, то по предложению комитета ученых было решено использовать местное сырье – травы Туганского и Томского районов. Собирали же лекарственные травы бригады томских школьников совместно с учителями.

Более того, силами ботаников ТГУ были посеяны необходимые растения в Ботаническом саду, а для готовых лекарственных форм было получено разрешение на использование спирта Поросинского завода.

Спустя всего месяц местные промышленные предприятия Томска перешли на выпуск оборонных изделий, а план подлежал неукоснительному выполнению в указанных объемах продукции, шедшей на фронт. Хлебокомбинат стал выпускать сухари специального назначения, гормолзавод – казеин, карандашная фабрика – тару для снарядов и консервов, спичечная фабрика – «коктейль Молотова», кондитерская фабрика – пищевые концентраты. Затем в список спецпродукции вошли лыжи, волокуши, телефонные катушки, валенки, полушубки…

В середине июля 1941 года город стал превращаться в индустриального гиганта с большим ростом возможностей: в Томск пришел первый состав с эвакуированным оборудованием Гомельской электростанции. Ценный груз надо было принять, разгрузить, перевезти (для этого в Новосибирске запросили 5 тонн бензина и 3 тонны керосина!) и определить место монтажа. Следом – сплошным, стихийным потоком прибывали эвакуированные предприятия из Москвы, Ленинграда, Харькова, Загорска…

Как Томск справился с размещением эвакуированных заводов и наладил в рекордное время производство военной продукции, расскажем в следующем номере газеты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + = 17