Resonanse (лат.) – дающий отзвук, откликающийся.

Два года назад Олег Козубенко все потерял, чтобы обрести «Резонанс». Он бросил 17-летнюю вполне успешную карьеру в общеобразовательных учреждениях и вместе с единомышленниками открыл первую в Томске частную школу неформального образования. В ней даже учительской нет, а разговариваем мы в отгороженном от холла уголке английского языка.

– Мне оставалось шесть лет до льготной учительской пенсии, – улыбается 39-летний директор. – Но я ни секундочки не пожалел о том, что сделал. Изначально мы с учредителями просто хотели обучать своих детей в гуманной обстановке. Но, как только мы открылись, начались звонки, просьбы принять ребенка. И сегодня в школе 65 детей и 15 педагогов работают на двух площадках.

Начальные классы занимаются на ул. Карташова, старшие классы (с восьмого по десятый) – в здании за главным корпусом ТПУ. С будущего учебного года «Резонанс» планирует набрать еще и средние классы, чтобы собрать всю школьную возрастную линейку, но для этого катастрофически не хватает помещений.

– Мы не только посещаем секции самообороны и верховой езды, но и плаваем в бассейне «Политехник», – рассказывает тьютор девятого класса и преподаватель эстетики и искусства Алексей Романец. – Там на нас немножко странно смотрят: школьники на уроке в бассейне?!

Между тем тела, погруженные в жидкость, никогда не приносящие домой домашних заданий, по итогам прошлого учебного года сдавали ОГЭ и показали хорошие результаты по всем предметам, хотя эти самые предметы в расписании уроков в «Резонансе» надо еще сильно поискать.

– Можно отделить химию от физики и историю от общество­знания, – говорит мне Козубенко и сам себе отвечает: – Но это порождает очень дробную картину мира! Это искусственное разделение, которое не дает молодым увидеть окружающий мир целостным, понять его причинно-следственные, логические связи. Великие географические открытия – это история, география, экономика или всё вместе? Поэтому я веду собственный авторский курс, в который интегрированы история, обществоведение, литература и много чего еще…

В небольшой аудитории идет урок. Столы расставлены кругом. Козубенко – с чашкой чая. То же самое во время урока может сделать любой резонирующий ученик. Кулер и чашки – в холле.

– В сословном обществе России в XIX веке сын священнослужителя мог стать только священнослужителем, крестьянин – только крестьянином.

Девятиклассники искренне удивлены.

– Теперь посмотрите на своего отца… Не на мать – сословное общество – это патриархальное, мужское общество… Скажите, хотите ли вы получить ту же профессию, заниматься в жизни тем же, чем занимается ваш отец?

– Ну, нет… – катится приглушенно по классу.

– А теперь у вас есть 10 минут, чтобы написать самостоятельную работу, – продолжает Козубенко отпивать чай. – Вы должны сравнить социальную структуру современного российского общества и сословную структуру XIX века, в которой было, как вы поняли, дворянство, крестьянство, духовенство и городские обыватели. Интеллигенции практически не было – это понятие появляется только на исходе первой трети XIX века. А что вы хотите в то время? 15 процентов грамотных, четыре небольших университета на всю империю с населением в 170 миллионов человек.

– А духовенства же нет сейчас? – то ли спрашивает, то ли утверждает кто-то из-за парты.

– Но священнослужители-то есть…

В каждом красном углу школьных помещений «Резонанса» – икона.

– Один из учредителей школы, священник, изъявил желание освятить помещение, – говорит Козубенко. – Можно, говорит, иконы в классах повесить? Я не против, и никакой клерикализации образовательного процесса это не означает. Правда, один из «светских» предметов у нас ведет самый настоящий священник.

Совсем недавно в школе прошла игра «Воздух»: видео есть на сайте школы. Надо было измерить подручными средствами объем воздуха в классе и вычислить, когда он кончится, если все находящиеся в классе будут продолжать дышать. Справились за 120 минут. Это геометрия, физика, химия или алгебра?

На уроке «Познание мира через язык» совсем, кажется, юный Кирилл Савченко предлагает сложить рассказ из фраз-кирпичиков. Первую восьмиклассники определяют сразу: «Морозное томское утро». По поводу второй у всех разные мнения: «Выходишь из подъезда, и в легкие врывается…» или «Солнце всходит поздно»? Это русский язык, литература, сторителлинг, природоведение или окружающий мир?

В «Резонансе» больше любят сильные вопросы, чем правильные ответы. Идейный вдохновитель школы Юрий Николаевич Шевченко, универсальный гуманитарный мыслитель, который в Томск и ТГПУ явился как из эпохи Возрождения, убежден: кто ясно думает, тот смело говорит. В школе педагог с 46-летним стажем ведет курс «Всемирная история людей и идей», модуль «Совместные чтения». Слышали про такие предметы в обычной школе?

«А сколько стоит удовольствие учиться в этой школе и какое современное российское сословие готово платить такие деньги?» – думаю я, сидя на уроке вроде бы географии Анастасии Авдеевой.

– Белое море – это там, где Кольский полуостров, – подталкивает она одного незнающего родную географию ученика.

– А где Кольский полуостров? – резонно спрашивают дети, которые пока гораздо быстрее находят Мадагаскар и пустыню Намиб.

«Газовики-нефтяники и их дети? – продолжаю рассуждать я. – А если после таких курсов они не захотят пойти по стопам отцов? Чиновники, силовики? Вряд ли. Бездумному исполнению приказов здесь точно не учат».

– 17 тысяч рублей – это стоимость месячного обучения в нашей школе, – отвечает на мой вопрос Козубенко. – При этом никаких коммерческих целей мы перед собой не ставим. Тиражировать модель или максимизировать прибыль не входит в наши планы. Просто хотим, чтобы наши дети учились в среде, которая проявила бы их таланты и способности. У нас родительская артель, некоммерческая организация.

«Айтишники, – решаю я. Вообще, ответственные родители, которые не хотят калечить своих детей ежедневным ужасом российской системы образования». Фотограф делает в это время последние снимки. У него свои методы добыть из человека эмоции и сфотографировать их.

– Вернетесь отсюда обратно в обычную школу?

– Нет!

– Фу-у-у-у-у!

– Отстой!

Может, все-таки выделить частной школе помещение, где будет резонанс? В смысле, эхо.

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 23 = 28