О возможностях восстановления прав граждан, интересов организаций и государства, пострадавших от различных преступных деяний, мы беседуем сегодня с первым заместителем прокурора Томской области Михаилом Дружининым.

 

-Михаил Валерьевич, от преступных посягательств, к сожалению, никто не застрахован. На что же может рассчитывать потерпевший от преступления?

– В силу закона вред, нанесенный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме.

Чтобы ускорить процесс возмещения вреда пострадавшим от преступлений, законодатель предусмотрел возможность рассмотрения гражданских исков потерпевших к преступникам непосредственно в уголовных процессах. Решения по таким искам принимаются при вынесении приговоров по уголовным делам.

Для этого пострадавшим необходимо письменно оформить свои требования к виновным о возмещении вреда. При этом следует понимать, что если возмещения имущественного вреда могут требовать как гражданин, так и организация, то ставить вопрос о компенсации морального вреда могут только граждане, юридические лица таким правом не наделены.

Если пострадавший является несовершеннолетним, ограниченно дееспособным или недее­способным либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, например проживает в другом населенном пункте, является инвалидом или находится в пожилом возрасте, то в защиту его интересов с иском может выступить прокурор.

Также прокурор наделен правом предъявить требования в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Это касается, в частности, должностных преступлений, хищений бюджетных средств, похищения либо уничтожения природных ресурсов.

– Есть ли какие-то существенные отличия гражданского иска в уголовном деле от обычного искового заявления?

– По форме – нет. Основное отличие такого иска состоит в том, что он заявляется не самостоятельно, а в рамках уголовного дела, с момента его возбуждения и до окончания судебного следствия в суде первой инстанции. То есть этот гражданский иск может быть заявлен не только суду, но и в орган предварительного расследования – следователю или дознавателю. В самом иске, помимо сведений об истце, необходимо отразить обстоятельства совершения общественно опасного деяния, характер и размер нанесенного вреда и сформулировать требование о его возмещении. При наличии подтверждающих документов их следует приложить к иску.

– А есть ли смысл потерпевшему сразу же обращаться с гражданским иском? Может, стоит дождаться окончания расследования и вынесения приговора, а уж затем…

– Это как раз очень частая ошибка потерпевших! Если по горячим следам вред не возмещен путем изъятия похищенного или действиями самого преступника, пожелавшего загладить свою вину добровольно, то не стоит откладывать написание гражданского иска.

Здесь сразу срабатывает ряд факторов.

Во-первых, у органа предварительного расследования появляются законные основания для наложения ареста на имущество, принадлежащее виновнику либо лицу, ответственному за возмещение вреда, например родителям несовершеннолетнего преступника.

Во-вторых, истец в уголовном деле освобождается от уплаты государственной пошлины.

В-третьих, совместное рассмотрение гражданского иска и уголовного обвинения обеспечит наиболее полное, всестороннее и объективное исследование обстоятельств дела и наиболее быстрое восстановление имущественных прав и законных интересов пострадавшего. Ведь уже не будет необходимости повторно вызывать свидетелей, запрашивать мнение экспертов и оценивать все другие обстоятельства и доказательства, имеющие отношение к делу. Это сэкономит как время и нервы самих потерпевших, так и затраты государства на судопроизводство.

Иными словами, предоставленное государством право пострадавших от преступлений потребовать от преступников возмещения понесенных убытков уже после возбуждения уголовного дела – это серьезный инструмент защиты интересов потерпевших, и им надо пользоваться.

– То есть пострадавший может заявить любое требование к своему обидчику?

– Нет, не любое. Возможности предъявления гражданского иска в уголовном деле не безграничны.

Начнем с того, что иск должен быть связан с предъявленным обвинением. К примеру, если сосед по даче украл у потерпевшего садовый инвентарь, а до этого не вернул ему подтвержденный распиской долг, то в уголовном деле можно взыскать с помощью иска только стоимость похищенного инвентаря. За взысканием долга придется обращаться отдельно.

Далее, в уголовных делах рассматриваются только гражданские иски о возмещении имущественного вреда и о компенсации морального вреда – в предусмотренных законом случаях. В частности, не может быть заявлен и рассмотрен вместе с уголовным делом иск о лишении обвиняемого в преступлении родительских прав или о выселении его из жилого помещения.

– Вы акцентировали внимание на том, что компенсация морального вреда возможна в случаях, предусмотренных законом. То есть не всякие переживания потерпевшего могут быть возмещены?

– Безусловно, любое противоправное посягательство на права гражданина или юридического лица вызывает негативные эмоции, зачастую приводящие к нервному срыву или ухудшению физического состояния. Но Гражданский кодекс Российской Федерации определяет, что денежной компенсации подлежит моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный действиями, посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, такие, к примеру, как жизнь, здоровье, неприкосновенность частной жизни.

Иными словами, в случае грабежа или разбоя, связанных с применением насилия к потерпевшему, требования пострадавших о взыскании морального вреда будут абсолютно правомерны. А вот в случае кражи, то есть тайного хищения имущества, возмещению будет подлежать лишь стоимость похищенного. Нет, заявить-то требования о компенсации морального вреда, конечно, можно, но суд откажет в их удовлетворении и будет прав.

– Михаил Валерьевич, вы говорили о том, что прокуратура вправе сама обратиться в суд в защиту пострадавших в уголовных делах. Можете ли привести примеры таких исков в защиту граждан? Есть ли какие-то особенности, трудности с их предъявлением?

– В прошедшем году прокурорами в интересах граждан, пострадавших от преступных посягательств, заявлено 43 гражданских иска на 16 миллионов рублей. За три месяца текущего года – 18 исков на 330 тысяч руб­лей.

Самой многочисленной категорией лиц, в чьих интересах прокурор выступает в уголовных делах, являются потерпевшие от преступлений против личности.

К примеру, недавно судом удовлетворен заявленный прокурором гражданский иск в интересах вдовы погибшего потерпевшего к его убийце о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 миллиона рублей и расходов на погребение супруга в размере 39 тысяч рублей.

Принимаются меры к восстановлению имущественных прав престарелых и инвалидов. В частности, в Шегарском районе удовлетворено пять гражданских исков о взыскании с работника социального учреждения похищенных у инвалидов денежных средств на общую сумму 600 тысяч рублей.

С правовой точки зрения каких-либо затруднений при подготовке и поддержании таких требований у прокуроров не возникает – прокуроры владеют материалами уголовных дел, положениями закона и судебной практикой.

Сложность есть в непонимании потерпевшими своих прав и нежелании их защищать. Зачастую и сотрудники органов предварительного расследования, и прокуроры вынуждены убеждать потерпевших в значимости гражданского иска, поскольку по общему правилу прокурор может заявить требования в защиту прав гражданина только при наличии его волеизъявления. Исключение составляют случаи защиты прав недееспособных или несовершеннолетних, особенно когда на противоположной стороне находится родственник или иной член семьи. В таких ситуациях прокурор не связан позицией потерпевшего.

Поэтому, пользуясь возможностью, хотелось бы призвать граждан быть более активными в отстаивании своих прав. К чему спускать виновнику то, что он натворил? Это неправильно ни с точки зрения его воспитания, ни с позиции общечеловеческой справедливости, ни, в конце концов, с позиции ваших личных интересов – вы уже пострадали, став объектом преступного посягательства, зачем же терять вдвойне?

– Михаил Валерьевич, раз уж мы касались этой темы, часто ли прокуратуре приходится защищать права государства?

– Да, число исковых требований этой категории более значительно. С начала прошлого года в интересах публичных образований, государственных и муниципальных предприятий и учреждений в уголовных делах предъявлено 322 гражданских иска почти на 100 миллионов руб­лей.

Например, по 43 уголовным делам заявлены требования о возмещении государству ущерба на общую сумму более 12 миллионов рублей, причиненного в результате незаконной охоты, рубки лесных насаждений и вылова рыбы ценных пород.

В интересах государства в лице Пенсионного фонда России предъявлено 30 исков на 2 миллиона рублей о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконного получения социальных пенсий, пособий по потере кормильца, средств материнского (семейного) капитала.

В частности, по одному из уголовных дел было установлено, что с целью сохранения права на получение повышенной фиксированной выплаты к страховой пенсии супружеская чета не уведомила пенсионный орган о переезде к новому месту жительства за пределы местностей, приравненных к районам Крайнего Севера, тем самым совершив мошенничество на сумму более 200 тысяч рублей. После предъявления прокурором искового заявления нанесенный государству ущерб супругами возмещен добровольно.

Еще 228 исков на сумму 13,5 миллиона рублей предъявлено прокурорами в пользу Томского территориального Фонда обязательного медицинского страхования – это стоимость оплаченного государством лечения потерпевших от преступлений против личности, которая также подлежит взысканию с виновных.

Эта работа ведется органами прокуратуры постоянно, как и работа над тем, чтобы поводов для таких исков становилось все меньше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

32 + = 35