Прошло всего семь лет с тех пор, как по инициативе Мин­здравсоцразвития в нашей стране были ликвидированы медвытрезвители. Однако с тех пор количество преступлений на почве пьянства возросло на 34,9%, что составляет 35% от общего числа преступлений. Ежегодно от переохлаждения по причине алкоголизма гибнет 8–10 тыс. человек. Изрядно перепившие граждане оказались без надежного присмотра. Милиция может их доставить либо к себе, либо по скорой в больницу. Ни здесь, ни там они не нужны. В некоторых регионах стали открывать аналоги вытрезвителей. Ряд депутатов Госдумы выступили с законопроектом, расширяющим права милиции по доставке граждан в состоянии алкогольного опьянения в том числе и в так называемые специализированные учреждения.

 

Исправление ошибок

Елена Редченкова, эксперт-нарколог

В январе 2010 года в нашей области произошло то, что стало разделительной чертой между до и после. Преступные действия работника вытрезвителя привели к гибели человека. Оказалось, что аналогичные случаи были и в других регионах. Волна возмущения была так велика, что стало очевидным – надо принимать решение.

И оно было принято. Милицию решено было вывести из системы оказания помощи лицам в состоянии алкогольного опьянения. Когда в 2011 году последний медвытрезвитель в России закрыли, эту службу передали под опеку органов здравоохранения. Но до конца решение не реализовали по причине отсутствия правовых норм. Наши законы не позволяют осуществлять недобровольное удержание граждан в состоянии алкогольного опьянения в медицинских учреждениях. В Федеральном законе № 323 «Об основах здоровья граждан Российской Федерации» сказано, что обследование и лечение гражданина являются добровольными.

Здравоохранение не хотело брать на себя ответственность, но вынуждено было сделать это. И оказалось к такому решению не готово. Потребление алкоголя сильно меняет поведение человека, он может быть агрессивным, неуправляемым. И были случаи, когда они наносили медперсоналу травмы при поступлении в приемные покои больниц, дежуривших по скорой, не говоря об оскорблениях. Некоторые медработники даже писали заявления об увольнении.

Встал вопрос, какую замену можно найти вытрезвителям, чтобы они выполняли ту же функцию, но с «человеческим лицом». Никто не знал, какой должна быть модель такого учреждения. Мы ее придумали сами и в Томском областном наркологическом диспансере открыли медицинский пункт по оказанию помощи гражданам в состоянии алкогольного опьянения, где попытались реализовать проект с гуманной сутью, приемлемый для общества и законный с точки зрения права. В его основе две составляющие – высокий профессионализм медицинских работников и высокий морально-этический статус. В дальнейшем наша инициатива была оценена, и мы стали школой передового опыта в Российской Федерации. За время работы пункта не было ни одной жалобы, ни одного конфликта. А смертность людей в состоянии алкогольного опьянения по причине переохлаждения в первый год снизилась в 16 раз.

Что нужно людям, оказавшимся в беспомощном состоянии в общественном месте после употребления алкоголя? Чтобы им при необходимости была оказана медицинская помощь и чтобы при задержании полицией не были нарушены их законные права. Они должны быть уверены, что им никто не причинит вреда. Что нужно обществу, людям, которым приходится сталкиваться с присутствием пьяных? Чтобы они не испытывали морального дискомфорта, не говоря о преступлениях, которые особенно часто встречаются в быту. Кто это может обеспечить?

Согласно законопроекту, о возвращении вытрезвителей старого типа речи не идет. Определены две сферы, где такая помощь может быть оказана. Это медицинские или специально созданные специализированные учреждения. Причем, решать, где именно, отдано на откуп субъектам Федерации. Не исключается форма государственно-частного партнерства. За нахождение в таком учреждении придется платить. Однако механизм финансирования вызывает сомнение. Сейчас это делает бюджет, на содержание медицинского пункта в Томске в год выделялось 8,5 миллиона рублей. За счет оплаты нахождения в учреждении, которая планируется от двух часов до суток, эту сумму не покрыть. Бомжи неплатежеспособны, пенсионеры – тоже, значительная часть пьющих не работает. А бесплатно никто работать не будет. Боюсь, как бы все опять не переложили на медицину.

Для меня не важно, в каком ведомстве будет осуществляться помощь лицам в состоянии алкогольного опьянения. Лишь бы были соблюдены два условия: гражданина в состоянии алкогольного опьянения по-человечески доставили в специализированное учреждение и ему была оказана необходимая помощь. Это задача социальная, всего общества. Пока полной ясности нет. Я бы предпочла более четкое понимание того, кто за что отвечает, в рамках какого законодательства, какой объем помощи планируется, из каких источников, как будет осуществляться охрана, содружество медиков, социальных работников и полиции.

Но надо полагать, что к третьему чтению, когда к обсуждению будут привлечены эксперты, специалисты, общественники, законопроект обретет более реальные черты, а последующие нормативные акты добавят ясности в механизме исполнения. Сейчас важно то, что и в обществе, и в структурах власти есть понимание, что к прежнему возврата нет, но и людей, нуждающихся в оказании помощи, без таковой оставлять нельзя. Нужны гуманные и законные способы это делать.

 

И пьяницы – наши люди…

Валерий Осипцов, депутат Законодательной думы Томской области

В последнее время проблему пьянства мы перестали замечать, потому что заняты совсем другим – ростом цен, расходами на услуги ЖКХ и т. д. Но от этого она никуда не делась. Пили и пьют, хотя статистика, видимо, убаюкала тех, кто принимал решение.

Согласно данным, в России в последнее время стали пить меньше. Но я в это не верю. За основу берутся данные системы ЕГАИС, которая регистрирует количество проданного спиртного. Однако это легальный рынок, а сколько гуляет по стране контрафакта и самодельного суррогата! Кстати, Томская область входит в тридцатку регионов по количеству потребляемого алкоголя.

Излишнее потребление спиртного сказывается и на здоровье. Как известно, на первом месте стоят сердечно-сосудистые заболевания, на втором – онкология, а на третьем – ДТП. И довольно часто причиной дорожно-транспортных происшествий, в результате которых гибнут люди, становится пьяный водитель за рулем. На четвертом месте гибель людей от алкоголя, в том числе таких заболеваний, как цирроз печени и т. д.

В то же время из 85 субъектов Федерации найдется едва ли десятка два, где медвытрезвителям имеется замена в виде неких социально-медицинских учреждений, способных оказывать специфические услуги. Я не за сухой закон и, слава богу, в медвытрезвитель не попадал. Медвытрезвители надо открывать, но не такие, как были раньше, и не с такими людьми, которые там работали. Эти учреждения должны быть под жестким общественным контролем. И речь идет прежде всего о здоровье и благополучии людей. Не случайно решено принять закон до зимы, потому что в нашей стране климатические условия такие, что на половине территории заморозки начинаются уже в сентябре. А это значит – прилег перебравший крепкого алкоголя на скамейку, а к утру – труп. 50 тысяч человеческих жизней, которые уносит за год алкоголизм, весьма серьезный повод, чтобы обратить на него внимание.

Что это должно быть за учреждение? Только не в ведомстве органов внутренних дел! Это может быть государственное или государственно-частное учреждение, где человеку будет оказана необходимая помощь. Зачем видеть в каждом пьяницу или запойного алкоголика? Человек выпил лишнего, не рассчитал своих сил, его доставили в такое медучреждение, помогли ему прийти в себя. Он должен поблагодарить за это работников и оплатить учреждению стоимость услуги. А учреждение даже не должно об этом сообщать работодателю. Это частная жизнь человека. Другое дело, когда он в пьяном виде находится за рулем и представляет опасность для окружающих, тогда уже в силу вступает административная или уголовная ответственность.

Но надо смотреть правде в глаза. Таких «денежных» клиентов наберется не так уж много. А частнику нужна прибыль. Поэтому рассчитывать на частный бизнес не приходится. Значит, расходы должен взять на себя бюджет. А что делать? Мы тратим не один миллион рублей на реабилитацию наркоманов, алкоголизм – это тоже болезнь, и не только медицинская, но и социальная. Я бы и ЛТП вернул – лечебно-трудовые профилактории как учреждения для адаптации. Человек полечился, вышел, а собутыльники тут как тут, и снова срыв. Не случайно же наркоманы и алкоголики ищут приют в религиозных организациях. Многие из них и в Бога-то не верят, но здесь они находят единомышленников и заполняют тот вакуум, который образовался после лечения.

Другая проблема – боремся с пьянством, а пивнушки и закусочные растут как на дрожжах. Но рассмотрение закона о том, чтобы упорядочить их работу, в Госдуме откладывается третий год. Не иначе кто-то лоббирует свои интересы.

 

Зачем наступать на те же грабли?

Зинаида Парамонова, пенсионерка

Не понимаю, зачем опять открывать эти медвытрезвители, если от них было столько зла! И дело вообще не в них, а в том, чтобы люди туда не попадали.

Я считаю, что все идет от семьи. В нашей семье никто никогда не увлекался спиртным и никакой тяги к этому зелью не испытывал. Муж был увлечен преподавательской работой, занятиями со студентами, теперь также ни сын, ни внук не проявляют интереса к спиртному. Многое также зависит от отношения в обществе к тем, кто злоупотребляет спиртным. В последнее время, мне кажется, общество стало равнодушно к тем, кто пьет. Ну пьет и пьет человек, это его личное дело… Хотя я должна отметить, что молодежь стала как-то больше стремиться к здоровому образу жизни. И это радует.

Вспомните, как еще совсем недавно можно было частенько видеть, как идет по улице молодой человек или девушка и опустошает бутылку с пивом. Выросло даже так называемое пивное поколение, потому что реклама пива лилась рекой со всех экранов, и этот напиток не признавали алкогольным. Пока тревогу не забили в обществе, на государственном уровне была отменена такая реклама. Но ведь молодые люди тогда уже попробовали вкус этого напитка, и это «одурманенное» поколение никуда не делось, оно среди нас, и, к несчастью, возможно, это и есть потенциальные клиенты вновь открываемых медвытрезвителей.

Можно открывать сколько угодно специализированных учреждений, центров помощи – как их ни назови, и они не отрезвят общество. Все дело в профилактике – в школах, вузах, молодежных коллективах. А какой-то системной работы пока не видно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 13 = 21