Взгляд на митинги протеста через линзу социологии

Cчитаю, для понимания произошедшего 6–11 мая и попытки заглянуть дальше надо обратиться к данным ряда опросов, проведенных «Левада-центром» с декабря прошлого года и по апрель нынешнего, они позволяют выдвинуть несколько тезисов.

Во-первых, россияне раскололись на два лагеря по отношению к Владимиру Путину. Так, в конце апреля на вопрос, почему Путин выдвинул свою кандидатуру в президенты на третий срок, 39% респондентов ответили, что «он не успел осуществить все свои планы развития России». А 40% заявили противоположное: 24% – «для него власть стала самоценной, она дороже всего», а еще 16% – «его окружение и баланс сил» таковы, что не позволяют ему уйти.

Во-вторых, россияне мечутся между традиционным патернализмом и либеральными ценностями. Так, во время мартовского опроса 56% респондентов сказали, что для них самым важным является соблюдение гражданских прав. Но в то же время 35% граждан считают, что «нашему народу постоянно нужна сильная рука», а еще 39% – «бывают такие ситуации (сейчас, например), когда всю полноту власти нужно сосредоточить в одних руках». В сумме эти цифры коррелируются с тем, что 53% респондентов сказали: для России станет благом, если власть будет сосредоточена в руках Путина.

Столь же противоречивы сограждане в оценке методов управления. 47% уверены, что Владимир Путин будет опираться на силовиков, и только 16% – на средний класс, и только 11% – на интеллигенцию. Но при этом 45% людей сказали, что Путин будет стремиться к диалогу с представителями оппозиции и протестного движения. (А я-то думал, что дискуссии ведутся с интеллигенцией и оппозицией, а предназначение силовых структур не обсуждать приказы, а выполнять их.)

Все эти характеристики очень оттеняют социальное лицо акций протеста, выявленных «Левада-центром» во время митингов 24 декабря и 4 февраля. Более половины их участников – люди до 40 лет, а 63% имеют высшее образование. То есть белые ленточки и лозунг «Россия без Путина!» – символы только самой динамичной части общества.

Итак, протестное движение, конечно, натолкнулось на нежелание власти идти на серьезные реформы в общественно-политической сфере (итоговый закон о выборах губернаторов тому лишь выразительная лакмусовая бумажка). Но, думаю, еще больнее протестанты налетели на глыбу молчаливого большинства.

В итоге протестное движение не только пошло на спад, но и раскалывается. Часть людей, разочарованных в итогах акций протеста, не идут на них. Другая часть разочарованных стремится к радикализации протеста – белые ленточки для них уже далеко не главный символ.

И власти как максимум спровоцировали это настроение. Как минимум – им воспользовалась. Чтобы закрутить гайки. Обоюдное стремление применить силу нашло выход.

Меня удручает факт стремления к насилию. Но… когда-то все смеялись словам министра МВД, сказавшего о возможности граждан оказывать сопротивление сотрудникам милиции в случае противоправных действий с их стороны. Да, из уст министра это звучало анекдотично, но вообще авторство этой мысли принадлежит не ему. А мысль такова: если государство не выполняет своей обязанности защищать граждан, а даже совсем наоборот, то гражданин вправе защищать себя сам. Адекватными для конкретной ситуации действиями.

Жаль, пока на сайте «Левада-центра» нет результатов каких-либо исследований по событиям 6–11 мая, и поэтому трудно говорить об изменениях общественного настроения и возможных сценариях. Но думаю, что от удара о традиционализм большинства пошли сколы не только по протестному движению, но и трещинки по глыбе молчания этого большинства. Полагаю, последние, прежде в своей массе заявлявшие о праве сограждан выходить на акции протеста и считавшие, что власть не должна применять к ним силу, не одобрили бы произошедшее. Ведь традиционалистское большинство в значительной части тоже говорит, пусть и пассивно, о своем недовольстве положением дел в стране. А уж эскалация событий им и вовсе не понравится.

Так же, думаю, понятно, что протестное движение никуда не исчезнет. В Москве на акции протеста при их заранее очевидной опасности вышло серьезное число людей (больше, чем планировали организаторы) – тысячи, а не сотни, как прежде. И для Томска 6 мая 150 человек (это нижняя оценка) – цифра не такая малая.

А каким будет характер протеста, зависит от всех.

«Благодаря мерам, принятым организаторами мероприятий и сотрудниками полиции, нарушений общественного порядка не допущено», – сказано в сообщении УМВД по ТО об акции протеста в Томске 6 мая. Верная оценка: в отличие от Москвы с обеих сторон не было даже намека на конфронтацию. Думаем, со стороны полиции работала не только установка руководства, но и настроение сотрудников. А со стороны участников было не только настроение, но и идеологическая установка организаторов. Так, сопредседатель отделения «Солидарности» (несистемная оппозиция!) Ойбек Артыков заявил журналистам, что он очень огорчен стремлением ряда оппозиционных сил к радикализации и считает верными только мирные формы протеста

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *