«Я не хотел убивать»

Статей на сайте: 0

убийство

На заседания в областном суде подсудимых не привозят. Они участвуют в заседаниях дистанционно, по электронной связи. Так и Владимир Егоров, осужденный Каргасокским судом по статье 105 (умышленное убийство) появился на экране в помещении из железных решеток Колпашевского СИЗО.

Единственному слушателю, автору этих строк, определили место на скамье почти под самым экраном. Поглядывая снизу на дисплей, я видела, как изменился бывший сосед: в свои 57 выглядит почти стариком.

25 лет назад в Новом Васюгане они жили через дорогу от нас: пожилая тетя Зина Егорова, ее сын Владимир и внук Санька – светловолосый улыбчивый пацаненок. Кадровый охотник, Владимир большую часть времени проводил в тайге. Говорили, что непутевая жена укатила от него, оставив ребенка еще в младенчестве. С тех пор Егоров жил один и вместе со своей матерью поднимал сына.

Вместе с сыном он и был в субботу, 27 октября 2012 года, когда на безлюдной трассе вблизи Катыльги случилась беда.

«Отец пьяного водителя убил пытавшегося задержать их дорожного инспектора…» – с этих слов начиналось большинство новостных сообщений в СМИ. Многие из читавших и слушавших возмущались «пьянью деревенской, которая лезет на дороги», «из-за них парень погиб». Однако у людей, знающих север Томской области, возникали большие сомнения. Спрашивали: «Сотрудники по безопасности движения из ООО «ТНК-Уват» – это что? Разве у нас уже существует частная дорожная инспекция?»

А в Новом Васюгане тем временем народ просто бурлил от возмущения. Перед этим автомобилисты предупреждали друг друга, что на трассе появились охранники из частной фирмы, которые привязываются к проезжающим: то ли деньги вымогают, то ли просто власть показать хотят. И вот к чему привело. Односельчане стали собирать подписи в защиту пенсионера-охотника.

Что же произошло 27 октября 2012-го?

По горячим следам я расспросила васюганцев и смогла составить достаточно точную картину произошедшего. Адвокат Вениамин Губачев, с которым мы познакомились позже, поправил в ней лишь некоторые штрихи.

Точка на карте

Прежде всего следует объяснить, что представляет собой место происшествия.

Катыльга – точка на трассе, находящейся на балансе ОАО «Томск-нефть» и ведущей от Стрежевого к месторождениям Васюганского, Игольского и Крапивинского регионов. Название исчезнувшего старинного села Катыльга носят и база «Томскнефтьсервиса» на берегу реки Васюгана, и земельный участок предпринимателя, который содержит на Катыльге большой магазин. Поскольку в вахтовых поселках сухой закон, магазин – единственная на две сотни верст торговая точка, где совершенно официально торгуют алкоголем.

Свидетель-продавец подтвердила в суде, что в день трагического происшествия к ней за спиртным приезжали на служебной «Ниве» те самые инспекторы по безопасности движения «ТНК-Уват». Младший из них, крупный парень в очках, зашел в магазин за компанию, пиво-водку не покупал, молча стоял в стороне. Через несколько часов он, приехавший из Омской области на свою первую вахту, получит заряд дроби в живот.

От вахтового поселка Пионерного до Катыльги 38 км узкой извилистой дороги. От моста через реку Васюган в Катыльге до свертка с трассы к селу Новый Васюган – примерно 65 км. Других населенных пунктов нет. Мобильная связь на трассе не работает. Райцентр Александровское, в больницу которого увозили умирающего от ранения Евгения Г., далеко позади: до него не меньше четырех часов езды по тряской дороге.

Примерно в километре перед мостом расположен один из дорожно-контрольных постов, на которых круглосуточно дежурят сотрудники общества «РН-охрана Томск». Именно они обязаны проверять проходящий транспорт, чтобы предотвращать кражи с промыслов (и никто, кроме них и ГИБДД). Водители грузовых и служебных легковых автомобилей подают в окошко проездные документы, и после этого им открывают шлагбаум. Частников на легковушках, тем более если речь идет о примелькавшихся нововасюганцах, обычно пропускают, просто кивнув им.

Человек в милицейском бушлате

В субботу жители Нового Васюгана отец и сын Егоровы поехали по делам в Пионерный. Старший из мужчин, кадровый охотник на пенсии, на обратном пути намеревался остаться в своей охотничьей избушке: на носу зимний сезон. С собой он взял разобранное ружье, патроны с дробью, картечью и пулями.

В пятом часу вечера тронулись из вахтового поселка в обратный путь. На межпромысловой трассе поздней осенью, а тем более в выходной, никого. За два часа можно встретить всего две-три машины.

Перед катыльгинским постом васюганцы, как положено, притормозили. Сотрудник «РН-охраны» отметил про себя, что местные, проезжавшие мимо него пару часов назад, возвращаются, и опустил трос, пропуская уазик-«таблетку». Никаких претензий к этому водителю не было: трезв, адекватен.

Александр Егоров тронулся с места. Однако почти сразу краем глаза заметил, что от стоящей у обочины «Нивы» к его машине бежит человек в милицейском бушлате без погон. Немного недоумевая (что за проверка, когда только что проверяли?), нажал на тормоз и приоткрыл дверь. В ответ на требование предъявить документы задал резонный встречный вопрос: «А вы покажите свои документы, представьтесь!» Но вместо объяснения услышал: «Это дорога «Томскнефти», проезд по разрешению!» Воспользовавшись секундным замешательством сельчанина, «мутный полицейский» выхватил у него из щитка ключ зажигания и тут же, наклонившись, вывернул ниппель колеса.

Васюганец увидел, что под милицейским бушлатом у незнакомца спортивный костюм. На вид, как ему показалось, бандит бандитом. Оттолкнув мнимого гаишника, 33-летний водитель завел машину вторыми ключами.

Отъехать удалось недалеко. На высоком мосту через Васюган колесо спустило окончательно. Пришлось остановиться, почти прижавшись к металлическому отбойнику. И тут в начинающихся сумерках их вновь догнали.

Александр не знал, сколько человек было в «Ниве», вставшей сразу за ними. Тот, что требовал документы, матерясь, начал выдергивать его из машины, отрывать от руля, пытался бить по лицу.

Второй, одетый в камуфляж, подошел к уазику-«таблетке» справа. Подергал ручки дверей со стороны пассажира (тот держал дверь изнутри) и ушел за машину.

«Папка, что ты наделал?»

Что в эти минуты творилось в сознании старшего Егорова?

У таежников память крепкая. Он помнил, как 20 лет назад, рыбача с Санькой, тогда совсем еще ребенком, встретил на реке двух васюганских милиционеров – участкового и инспектора ГАИ на мощном «Крыму». В те дни в местечке Тимельге, что совсем недалеко отсюда, в сгоревшей рыбачьей избушке нашли останки двух человек – местного остяка и приезжего новосибирца. В документах они почему-то числились «неопознанными трупами». Ходили слухи, что гибель рыбаков была делом рук самих ментов. И еще молнией промелькнул случай 1994 года: тот же самый участковый Пугачев застрелил 25-летнего мужчину в доме, где тот жил. А его напарник в погонах помогал заметать следы и выдавать случившееся за необходимую оборону. Весь поселок тогда гудел возмущенно. И что? Несколько лет судебных заседаний закончились ничем – никто не понес наказания.

«Ну, нет! – застучала в висках кровь. – Не бывать этому! Не для этого я сына без жены растил! У Саньки самого малышей двое, не дам их сиротами оставить!»

Охотник быстро собрал ружье, зарядив его патронами с мелкой дробью. Глянул в зеркало – с его стороны людей нет. Приоткрыл дверь сантиметров на сорок – дальше мешал металлический отбойник. В него он и хотел попасть по касательной – пусть дробь загремит посильнее. Изловчившись, он направил ствол назад и левой рукой нажал на курок. «Я хотел напугать. Только напугать, чтобы отстали», – повторял он потом на следствии и суде.

Приклад с силой ударился в лобовое стекло «уазика», оставив трещину. Выбравшись из автомобиля, выстрелил второй раз, по машине преследователей.

Тот, что тянул сына, ошалело бежал в сторону. Второй охранник, держась за живот, сидел на корточках у колеса «Нивы». «Парень, как ты?» – спросил его Егоров. Третий в испуге трясся в салоне «Нивы», спрятавшись за спинку переднего сиденья.

– Папка, что ты наделал? – спросит сын, когда «Нива» с пострадавшим рванет назад в сторону Пионерного, а они останутся вдвоем на пустынной дороге.

– А что мне было делать, когда тебя бьют? На дороге никого, дело к вечеру. Если бы не выстрелил, может, уже рыб в Васюгане кормили бы… Езжай, Саня, домой. Доедешь – сообщишь кому надо, что случилось. Меня высади. В избушке пока останусь. Надо прийти в себя.

Проведя бессонную ночь в избушке, Владимир Егоров наутро доехал до поселка на попутке и пришел в полицию с повинной.

Приговор

Через год, в ноябре 2013-го, Каргасокский суд вынес приговор. Владимир Егоров осужден по ст. 105 УК РФ (умышленное убийство) и приговорен к семи годам отбывания наказания в колонии строгого режима.

9 января состоялось рассмотрение дела в апелляционной инстанции – областном суде.

Адвокат В.М. Губачев просил отменить приговор и квалифицировать совершенное В. Егоровым по статье 109 УК как причинение смерти по неосторожности. Доказывал: Владимир Егоров не мог иметь умысла на убийство человека, которого он прежде никогда не видел. Приводил почти десяток других аргументов, среди которых были такие: свидетели – охранники Боженков и Бабичев – были в нетрезвом состоянии. Инициатор погони Ю. Боженков, останавливая легковушки на трассе, использовал свой бушлат, оставшийся у него со времени службы в ГИБДД. Егоров-младший стремился уйти от конфликта.

Охотник с четырьмя классами образования, получив слово, повторял одно: «Я никого не хотел убивать. Они были агрессивные. Я хотел только напугать. Погибшего, что он вышел из-за машины, я не видел».

Оглашается вердикт: «Приговор оставить без изменения». На все рассмотрение ушло 46 минут, из которых суд совещался не больше десяти.

Закон – тайга?

В маленьком городке Таре страдающая юная женщина, ставшая вдовой на 11-й день после свадьбы, пишет на своей страничке в «Одноклассниках»: «Ты не услышишь этот крик… не увидишь моих слез… ты не сможешь вернуться и быть со мной рядом… мы уже никогда не будем вместе… но просто знай, пока стучит мое сердце, это останется в нем… навсегда в моей памяти… а я… мне без тебя тут плохо… очень плохо… я не живу… 10 месяцев…»

Спасает ее и дает надежду на будущее только сын, светловолосый улыбчивый малыш. Он родился через три с половиной месяца после гибели отца.

Я не знаю, где сейчас трудится позвавший Евгения Г. на богатые северные заработки Юрий Боженков, любитель крутой техники, охоты на снегоходах и отличной рыбалки на стерлядку. Судя опять-таки по страничке в «Одноклассниках», у него все прекрасно. Жизнью доволен. А в деле об умышленном убийстве он был всего лишь свидетелем.

Оценка, которую давал случившемуся Владимир Конинин, начальник отдела БД крупнейшего транспортного предприятия Стрежевого, «безопасник» с 40-летним стажем:

– Мы этим уватским ребятам, в том числе погибшему (жаль парня – царство ему небесное!), не раз говорили: «Делайте свою работу, курируйте транспорт вашей компании. Что вы лезете к другим водителям? Тем более к частникам на легковушках? Ты права не имеешь их проверять! Твое дело – центрозавоз своей фирмы обеспечивать. Если у тебя есть удостоверение нештатного сотрудника ГАИ, только тогда и то вместе с ГИБДД можешь кого-то останавливать».

Ни у кого из них корочек нештатника не было. А форма у них в оошке почти как у полицейских, только сзади на спине надпись «БДД». И что получается? Что должен думать водитель? Откуда я знаю, кто на меня нападает на трассе, где на 100 километров в обе стороны никого и связь мобильная не работает, где не зря бытует выражение «Закон – тайга»? Они ни удостоверения не предъявили, ничего! Это же оборотни чистой воды. И человек был вправе расценивать то, что они делают, как бандитское нападение.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

52 − = 51