Анатолий Алексеев

IMG_5538

Встретиться с Паоло Стефанини, итальянским журналистом, а ныне студентом ТПУ, удалось не сразу – договаривались по весне. Но прошло лето, пролетела осень… И все же знакомство состоялось, когда он, вернувшись из путешествия на Байкал, пришел в редакцию, сразу обратив на себя внимание женской половины. Типичный житель Средиземноморья – улыбчивый, доброжелательный, ни дать ни взять копия одного из героев знаменитого рязановского фильма «Невероятные приключения итальянцев в России».

Я решил отдохнуть от работы

В Россию его, уже сформировавшегося журналиста, привела детская мечта выучить язык Толстого и Достоевского. Родившись недалеко от Флоренции, он долго жил в Риме, учился в тамошнем университете, стал журналистом. По профессии работал в Милане, но, имея возможность беспрепятственно путешествовать по Европе, не оставлял мечту побывать в России. Паоло человек по складу характера не авантюрный, но когда подвернулся случай, долго не раздумывал, решил сменить декорации. В Италии это возможно. После 10 лет трудового стажа, получая от государства 60% от зарплаты на последнем месте работы, можно в свободном полете два года поискать себя в чем-то другом. На родине пиццы, спагетти и «Альфа-Ромео» причитающиеся ему 1 500 евро в месяц сумма не весть какая, а в России – весьма приличные деньги.

Языковой проект с легким акцентом

Сознательно выбирая место для возможной учебы, он исходил из простых соображений: конечно, в Москве или Питере жить и учиться эффектней, здесь много обрусевших итальянцев, пришедших к успеху, но жизнь в столицах дорога. К тому же давно известно: чтобы максимально окунуться в языковую среду и понять Россию глубже, надо ехать в глубинку. Там жизнь дешевле, соблазнов меньше, говорящих на английском и тем более на итальянском раз-два и обчелся, а значит, есть все шансы общаться только с русскими людьми в чистой среде, что значительно ускоряет вхождение в язык.

Бывая раньше в туристических поездках в России, про Томск он слышал: далеко и холодно. Но это город студентов и известных вузов. К тому же здесь можно

изучать русский язык как иностранный. Впрочем, и итальянцы для Томска не диковинка, есть здесь и студенты по академическому обмену, и преподаватели языка в ТГУ. Но встречаться с земляками и обращаться за помощью к ним в планы Паоло не входило, да и не принято это в Европе.

Удивительно, но, приехав в метельный Томск в феврале 2014 года и начав изучать алфавит, он быстро стал понимать особенности русского языка, попутно разрушая мифы о его невероятной сложности.

– Конечно, поначалу все было непривычно, потому что в моем родном языке нет падежей и видов глаголов, да и внутренняя логика разнится, – вспоминает Паоло. – Для итальянцев очень странно, что «о» без ударения произносится как «а» или «е» без ударения – как «и». Русский язык сложный, иногда ставит в тупик, требует прилежания, но это европейский язык, а значит, более доступен, чем языки других культур.

О доле журналистской

В Томске Паоло Стефанини периодически читает местные газеты, но не удовольствия ради, а выполняя домашнее задание, чтобы затем рассказать аудитории о прочитанном на русском языке. И по привычке сравнивает итальянские и русские СМИ.

В своей журналистской жизни Паоло работал в трех изданиях: в журнале «Диарио» («Дневник»), ежедневной газете «Ла Стампа», третьей по рейтингу в Италии, и напоследок в онлайн-газете.

Если интернет-газеты примерно одного типа, то печатные издания отличаются. В Италии люди мало интересуются публикациями аналитического характера. Хотя, по статистике, около 5 млн человек регулярно держат в руках книги или газеты, в которых… мало текста – львиная часть площади отдана большим фотографиям, рекламным модулям и инфографике.

– Большие тексты теперь считаются немодными, – утверждает журналист, – хотя лет 10 назад все было наоборот: в ходу были материалы по 36 тыс. знаков (это примерно четыре страницы в «ТН»). Время, разнообразие и доступность различных источников информации снизили привлекательность газет. Но газетчики не унывают: чтобы завоевать читателя, экспериментируют с дизайном, ищут новые формы и способы подачи материала.

В тематике, по его словам, особо большой разницы по сравнению с Россией нет. На Апеннинах очень мало интересуются происходящим в мире, здесь больше говорят о внутренней политике, а самые большие газеты рассказывают только об итальянской экономике, культуре и, конечно, футболе. О нем, предмете национальной любви, пишут невероятно виртуозно и эмоционально, да так, что самый скучный матч могут легко представить как захватывающее зрелище. Заядлый болельщик миланского «Интера», Паоло на томский футбол еще не сходил – боится разочароваться уровнем сибирского стиля игры, к тому же он знает, что «Томи» не совсем везет за последние годы.

А вот с острыми материалами все сложнее.

– Сейчас в Италии, как и во всей Европе, трудно с критикой, – убежден Паоло. – Можно запросто ругать президента, но критиковать крупные фирмы чревато, без рекламы можно остаться. Если крупная нефтегазовая компания ENI выкупает большие газетные площади, то газета должна быть лояльной к ней. Однажды наша газета написала громкий материал, обличающий правительство, и рекламная компания, принадлежавшая Берлускони, редакцию просто прекратила замечать.

Журналист уверен, что в медийном пространстве Италии свобода мнения больше на словах, а вместо журналистики – пропаганда. Что говорить, решают те, кто заказывает музыку. А любые попытки создать якобы независимые СМИ заканчивались фиаско.

Пицца для размышлений

В Италии в последнее время экономика страны в трудном положении, и одна из причин кризиса – политика санкций. Следуя профессиональной привычке, Паоло ситуацию изучил с двух сторон: как с позиции России, так и с позиции Евросоюза. Досадует, что Италия потеряла из-за санкций больше, чем приобрела.

– Покупая большую часть нефти и газа в России, – сетует итальянец, – наша республика не может продавать сюда свои товары и продукты традиционного экспорта, и производители этим очень не довольны.

– Но… Италия – один из основателей ЕС, – утверждает журналист. – Еще в школе нам говорили о преимуществах Евросоюза – не надо тратиться на вооружение, ведь есть НАТО – надежный щит от войны. Можно везде путешествовать, работать, где захочется. Но в последнее время оптимизм уменьшился. Раньше говорили, что итальянцы самые большие еврооптимисты, потому что всем нравилась идея Евросоюза. Но сейчас многие думают и говорят о том, что ЕС получился не совсем справедливым и сбалансированным: Германия, слишком мощная страна, подмяла все под себя и получила больше всех выгод за счет других. Напротив, южные страны – Грецию, Италию, Испанию – одолевают серьезные социальные проблемы. Безработица среди молодежи достигла 40%! Зарплата существенно упала.

Там, где он раньше работал, осталось три сотрудника, поделившие зарплату одного.

Беженцы привнесли новую волну страха и неуверенности. Единственные, кто чувствует себя все уверенней, это правые партии, которые выступают против миграции и набирают очки перед будущими выборами. Идея дружной семьи ЕС в головах людей разрушается, о солидарности больше нет речи.

– Итальянская пресса про Россию пишет в одном тоне, – вздыхает Паоло Стефанини, – это агрессивная, злобная страна, желающая восстановить бывший СССР.

Патриотизм-лимитед

В отличие от России, где многие россияне очень информированы и следят за событиями в стране и мире, в Италии уровень политизированности общества резко упал.

– Если раньше было несколько основных партий и 90% населения ходили на выборы, – рассказывает Паоло, – то сейчас активного электората только 5%. Чуть ли не половина итальянцев утверждают, что они вне политики, а если и голосуют, то только за партии, не связанные с политикой, или за тех, кто проповедует идеи отделения севера страны от юга и призывает бороться против беженцев. Официальная пропаганда не устает повторять, что американцы – наши лучшие друзья.

Но, по мнению Паоло, появились люди с другим мнением, которые спрашивают: почему у нас столько американских военных баз? Тема очень щекотливая, об этом не принято говорить, возможно, потому, что базы большие – десятки тысяч военных, а это хороший доход в местные бюджеты. Мы не ура-патриоты, нет острого чувства гордости и независимости, что мы крутые итальянцы. Это в России чувство величия народа развито, в Италии же сильны сепаратистские настроения: если бы не было нищего юга, было бы лучше.

Покажите Сибирь, но оставьте мне Италию

Томск, конечно, не похож на итальянские города, даже несмотря на старинную каменную архитектуру от зодчих петербургской школы. Но он по-итальянски удобен: маленький, зеленый, традиционный. Здесь Паоло чувствует себя вполне комфортно.

«В России относительно отдыха и путешествий много преимуществ: купил удочку и иди, лови рыбку, где хочешь. Дороги бесплатные, можно ехать куда угодно.

 

– На каникулах успел побывать на Алтае, в Хакасии, – рассказывает студент. – В Байкале, несмотря на ледяную воду, все-таки искупался. На теплоходе три дня шли по Оби до Салехарда, красоты необыкновенные. В прошлом январе с друзьями-студентами из Франции, Финляндии, Греции и Вьетнама ездил на север, в Парабель. В Нарыме посетили музей Сталина, искупались в горячих источниках. В России относительно отдыха и путешествий много преимуществ: купил удочку и иди, лови рыбку, где хочешь, слова никто не скажет. Дороги бесплатные, можно ехать куда угодно. В Италии за все нужно платить, включая учебники и книги в университетской библиотеке.

В Италии за все нужно платить, включая учебники и книги в университетской библиотеке.

Паоло холост, но, отмечая, что сибирячки очень красивые, как и большинство молодых итальянцев, считает, что о семье нужно думать после 30 лет, потому что на первом месте бизнес и карьера. Так что все внимание итальянца сейчас – к России, а не прекрасным ее обитательницам.

«Снег не диковинка для меня, в Италии несколько раз его видел – мокрый, он быстро исчезал, не успев даже толком лечь на землю. В России поразил не снег и даже не его количество, а то, что он лежит: день, второй, третий – и не тает… Поначалу это воспринимал как чудо.

В России Паоло уже успел помедитировать на Байкале (мыс Будун) и половить рыбу в Туве
В России Паоло уже успел помедитировать на Байкале (мыс Будун) и половить рыбу в Туве

тыва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

58 − = 54