22.03.2019

За неуважение вступится закон

Статей на сайте: 17196

Госдума в третьем чтении приняла закон о фейках и предотвращении распространения информации, в которой выражается неуважение к обществу, государству, Конституции РФ, а также к госсимволам и органам, осуществляющим государственную власть. Прописан порядок ограничения такой информации. Если будут обнаружены материалы с подобными данными, в том числе в Интернете, прокуратура обращается в Роскомнадзор с требованием ограничить доступ к ним. Роскомнадзор, в свою очередь, требует от провайдера их удалить. Провайдер сообщает об этом владельцу ресурса, и тот в течение суток должен отреагировать. Если требование не выполняется, доступ к ресурсу блокируется и в силу вступают штрафные санкции.

 

 Соблазн прижучить

Евгений Павлов, депутат Законодательной думы Томской области, член фракции ЛДПР

– Фракция ЛДПР в Госдуме голосовала против данного закона, и это объяснимо. Партийная позиция основывается на том, что попытка контролировать мысли, свободу слова таким достаточно жестким способом – вплоть до наказаний за неуважение к власти – непродуктивна, тем более что нет четких критериев понятия «уважительное отношение» или «неуважительное отношение» к органам власти. Любой закон как нормативный акт должен быть однозначным – конкретным, четким, включать в себя объективные измерители того, что является нарушением, а что нет. К сожалению, Госдума приняла такие размытые формулировки, что под них можно подогнать все, что угодно.

Возьмем фейковые новости. К сожалению, сама идея обуздать их вызывает сомнение, потому что определить достоверность или недостоверность информации в нашем постиндустриальном обществе крайне сложно. Если государство берет на себя эти полномочия, то оно должно предложить четкие критерии. Философы тысячелетиями спорят, что является истиной, а что ею не является, а государство за пять минут вознамерилось определить, что есть факт, а что есть фейк. Контролировать достоверность информации на государственном уровне представляется сомнительным, так как объективных механизмов нет, а всякий субъективизм приводит к спекуляции, способу давления на те СМИ, которые по каким-то критериям не устраивают власть.

Это способ прижучить, прижать какое-либо средство массовой информации, предупредить его, что, мол, ребята, если вы будете высказываться не так и приглашать сомнительных экспертов, то у нас есть способ вас закрыть или оштрафовать, поскольку вы распространяете фейковые новости. То есть это еще такой рычажок давления на свободные СМИ. Их и так осталось крайне мало, а теперь они и вовсе под благовидным предлогом нарушения закона могут быть закрыты. Это приведет к возмущению в профессиональном сообществе.

Контролировать информацию бессмысленно, она сама по себе свободна. Конечно, я согласен с тем, что некоторые новости придуманы и могут нанести вред. Но в чем это выражается? Кто это должен определять? Где граница между недостоверным фактом и негативной оценкой неугодного канала? Любой закон должен быть таким, чтобы не допускать никаких попыток инсинуаций и интерпретаций, а здесь возможны интерпретации, и это может стать способом давления на СМИ.

Примерно та же логика в отношении требований о наказании за неуважение к органам власти. Их надо разделить на две части. Если речь идет о символах власти – флаге, гербе, то во многих странах практика наказаний существует, и это нормально. За непристойное отношение к официальным символам государства предусмотрено административное наказание. А вот что касается неуважения к органам власти, то это другая история. Из доводов авторов законопроекта я так и не понял, что подразумевается под неуважением. На мой взгляд, это попытка власти себя обезопасить, искусственным образом оградиться от объективной и обоснованной критики. К чему это может привести?

Вот пример. Идет избирательная кампания на любом уровне – федеральном, региональном, муниципальном, и одним из кандидатов является действующий руководитель, например, первое лицо. Получается, в дебатах я не могу его критиковать, так как он представитель действующей власти. Это абсурд, так как многие действующие политики являются представителями органов власти. Как выстраивать политическую кампанию оппонентам, оппозиции? Только за счет объективной, нормальной критики. А где границы между критикой и неуважением? Кто их определит?

Обе инициативы реально в лучшем случае останутся просто на бумаге, как идея, в силу того что размыт их смысл и нет четких критериев. В худшем – это способ осуществления репрессивных действий по отношению к неугодным СМИ, а применительно к власти – к своим политическим оппонентам.

 

 

А судьи кто?

Наталья Барышникова, руководитель Томского регионального отделения КПРФ

– Я, конечно, против таких ограничений, которые приняты уже на уровне закона. Он по меньшей мере вызывает удивление, а по большому счету – недоумение, поскольку принят с такими расплывчатыми и неточными формулировками, что под него можно подвести кого угодно. А это очень опасная тенденция. Предъявить претензии и привлечь к ответственности можно будет любого человека, который ничего плохого не имел в виду, а из контекста кто-то выдернул компрометирующую фразу.

А ответственность за распространение подобной информации предусмотрена нешуточная. Если надзорные органы в ней не усмотрели уголовную ответственность, то для начала будет наложен штраф в размере от 30 до 100 тысяч рублей. За повторное нарушение предстоит выложить от 100 до 200 тысяч рублей или даже получить административный арест на срок в 15 суток. А если нарушение допущено лицом, которое уже подвергалось административному аресту за подобные нарушения более двух раз, то придется заплатить штраф в размере от 200 до 300 тысяч рублей или подвергнуться административному аресту на срок до 15 суток.

За что такие суровые меры наказания? За то, что покритиковали власть? Здесь же неизбежно включается человеческий фактор: а судьи кто? Почему такое несопоставимое наказание за неуважение к органам власти и, скажем, за расхищение государственной собственности? Фракция КПРФ который год бьется за ратификацию ст. 20 ООН, предусматривающую конфискацию незаконно нажитого имущества, но воз и ныне там. Закон Государственной думой РФ так и не принят.

Закон о «защите власти» говорит о том, что у нас далеко не демократичное государство. Этот закон уже называют политическим. Именно поэтому его не поддерживает не только наша фракция, но и коммунисты регионального отделения КПРФ. Жаль, что не прошло широкое обсуждение законопроекта. Информация о нем была, но массового общественного обсуждения не случилось, хотя это закон резонансный.

Заблаговременно этот законопроект не был направлен в регионы, чтобы его можно было обсудить с населением. У нас некоторые проекты приходят на обсуждение с опозданием, когда закон уже принят. Мы даже не успеваем направить в Госдуму свое мнение. Видим в общем списке законопроектов, что все сроки для направления мнений с мест уже прошли.

Как быть?

Довольно реальный путь решения проб­лемы – обсудить принятый закон на уровне Законодательной думы Томской области, внести изменения и в порядке законодательной инициативы обратиться в Госдуму с предложением его отозвать. Это особенно реально, если у нас будет поддержка со стороны представительных органов Сибирского федерального округа и мы сможем выступить консолидированно.

 

 

Исполнять – и точка!

Борис Мальцев, депутат Законодательной Думы Томской области, член фракции «Единая Россия»

– Значительную часть своей жизни – более сорока лет – я имею отношение к законо­творчеству. Был членом Совета Федерации, депутатом Парламентской ассамблеи Совета Европы, председателем Совета законодателей Сибирского федерального округа. И знаю, какие дебаты разворачиваются во время обсуждения проекта. Это абсолютно нормальная практика, особенно когда речь идет о резонансных законах, которые касаются всех граждан. В обсуждении, как правило, принимают участие депутаты с разными политическими взглядами, неодинаковыми воззрениями на жизнь, и у каждого есть свое мнение, которое формируется исходя их профессиональных навыков, жизненного опыта, интересов избирателей.

Мы в свое время в Государственной думе Томской области приняли закон о создании фракций в составе Думы, и если сначала многие воспринимали это неоднозначно, то теперь очевидно, насколько это был верный шаг. Чем больше разных мнений во время обсуждений, тем жизнеспособней будет закон. Но я придерживаюсь жесткого правила: спорьте до потери голоса на стадии принятия, ведь не зря же предусмотрено три чтения, чтобы какие-то аргументы отвести, а какие-то, напротив, учесть, и для этого дается время. Однако, когда закон принят, его надо исполнять! Неукоснительно! В этом и состоит суть законотворческой деятельности.

 

 

А власть граждан уважает?

Галина Немцева, депутат Законодательной думы, член фракции «Справедливая Россия»

– Государственная дума, а на днях и Совет Федерации приняли законы об ответственности за оскорбление власти и о запрете недостоверной общественно значимой информации несмотря на то, что Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека рекомендовал сенаторам создать согласительную комиссию и доработать их.

 Правозащитники из СПЧ считают законы «непропорциональным ограничением свободы слова и мнений», а наказание за подобные правонарушения – избыточными. И я абсолютно согласна с ними. Более того, в Уголовном кодексе уже предусмотрена ответственность за оскорбление и государственных символов, и представителей власти.

Хочу заметить, что критика – это одна из форм обратной связи. А обратная связь является, по моему мнению, одной из эффективных форм взаимодействия граждан и власти. Критика может быть неприятной, жесткой, разной, но, запретив критику, власть не сможет вернуть уважение к себе, если это уважение потеряно. Огромное количество коррупционных скандалов в разных структурах власти, непрофессионализм чиновников, бюрократия и отписки напрочь подорвали авторитет власти. Закрытость власти, замалчивание проблем, тщетные попытки спрятать решение важных вопросов «под ковер», а где-то и откровенный обман всегда приводят к недоверию. Поэтому люди охотнее верят фейковым новостям и открыто критикуют власть. Да что говорить, и некоторые представители власти часто совсем нелестно высказываются о гражданах и об их проб­лемах, при этом не неся никакой ответственности за свои оскорбительные комментарии.

Завоевать уважение запретами невозможно. Мне кажется, упор надо делать не на наказание тех, кто критикует власть, пусть и в грубой форме, а на воспитание и образование детей. Ведь нормальный воспитанный человек никогда не перейдет рамки между конструктивной критикой и грубым оскорблением. Да и в борьбе с фейковыми новостями лучшая профилактика – это наше образование и умение мыслить, в том числе и критически, а также открытость и ответственность власти. И это, по-моему, гораздо эффективнее запретов.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 11 = 12