За участие в преступлении старшеклассницу наказали ровесники

Жестокость. Очень часто совершенные подростками преступления определяются именно этим словом. И вроде причин-то для нее, на взрослый взгляд, нет. И масштаб последствий несоизмерим. Зачем сделали? Чем думали?

Сентябрьским вечером три старшеклассницы гуляли по Каштаку. Выпили. Повздорили с незнакомой девушкой. Случайная перепалка переросла в драку, драка закончилась издевательствами и телесными повреждениями. Преступление было резонансным, информация о нем прошла в СМИ. Против трех подруг было возбуждено уголовное дело. Теперь степень участия каждой предстоит установить следствию, а степень вины – суду. Но это по закону. Ровесники, узнав о преступлении, решили действовать по своим «понятиям».

«Все равно убью!»

Вскоре одна из участниц той драки девятиклассница Олеся на собственном опыте узнала, что значит стать объектом ненависти и оказаться одной среди агрессивно настроенного большинства.

– Прошли первые следственные действия. Пока все говорит о том, что девочка принимала участие в начале конфликта – в драке, но не в издевательствах, – поясняет адвокат Ольга Башкова.

Однако статью девицы получили общую. И окружающие не стали дожидаться, пока правоохранительные органы докопаются до истины – кто больше или меньше виноват. Спустя два дня после происшествия на Каштаке на Олесин сотовый позвонила девушка. Представилась сестрой пострадавшей. Угрозы, мат, «выйди – разберемся…». Через несколько минут раздался второй звонок. На этот раз мобильник взяла Олесина мама Татьяна Бояркина. Все повторилось.

– Лично мне ничего грубого сказано не было, только в адрес дочери. Я попыталась поговорить, но «сестра» стояла на своем: «Все равно убью!», – говорит Татьяна Николаевна.

(Чуть позже она узнала, что девушка, на которую было совершено нападение, выпускница детдома, близких родственников у нее нет.) Третий звонок прозвучал на следующий день в пять утра. Женщина обратилась в полицию.

Инспектор по делам несовершеннолетних ОМ № 2 встретила холодно: «А что вы хотели? Такое преступление… Могли чего похуже дождаться». Но заявление с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту угроз приняла.

– Только никакого дела возбуждено не было, – продолжает Татьяна Николаевна. – В полиции звонки расценили как «не представляющие реальной угрозы». Но Олеся действительно испугалась, даже в школу не пошла. На следующий день я все-таки убедила ее пойти на уроки – девятый класс, учеба серьезная. Просто представить не могла, как этот школьный день для нее закончится.

Коллективная месть

…Били Олесю вшестером, выманив из школы. Одноклассницы, ученицы параллельных классов, одна учащаяся ПТУ. Подруг или просто знакомых пострадавшей девушки среди них не было.

В полицейских документах зафиксировано: «Схватили за волосы, повалили на землю и стали пинать ногами по всем частям тела…»

Олеся вытащила из кармана телефон и, протянув девушкам, попросила, чтобы они взяли мобильник, только ее больше не трогали. Коли предложила сама – отказываться не стали. Затем, увидев учителя, отошли в сторону.

О том, что произошло, Олеся не хотела говорить даже маме. Мстители обещали: «Скажешь – убьем!» Но Татьяна Николаевна все выяснила сама.

– Я увидела ее с синяками, заплаканную. Вызвала скорую – Олесю рвало, голова болела. Позвонила завучу и в полицию. На этот раз с нами работал другой инспектор по делам несовершеннолетних – Татьяна Цветкова. Приехала к нам домой, побеседовала с Олесей. И снова никакого уголовного дела.

«В школу больше не пойду»

Неделю – с 20 по 27 сентября – Олеся провела в больнице с сотрясением мозга. Потом ее выписали, и до 11 октября девушка долечивалась дома. А 12-го снова пошла в школу, на этот раз в сопровождении мамы. Татьяна Николаевна проводила и встретила дочь, но больше ничем помочь не могла. Страх крепко засел в Олесе. Она выдержала на уроках один день и больше в школу не вернулась.

– Сегодня Олеся лежит в психиатрической больнице. После сотрясения у нее сильно ухудшилось зрение. Наверное, придется перевести ее на домашнее обучение… Я не требую, чтобы одноклассниц моей дочери реально наказали, просто хочу, чтобы все это прекратилось, чтобы клубок не раскручивался дальше. Ей снова угрожали по телефону – на этот раз и номер, и голос были уже другие…

Обязаны защищать

Адвокат Ольга Башкова категорична: полиция бездействует. Налицо четыре состава преступления, а сотрудники ОДН рекомендуют идти в мировой суд. Избитую Олесю даже на судмедэкспертизу не сразу направили, пришлось Татьяне Бояркиной самой приезжать в полицию за направлением на СМЭ. Адвокат уже обратилась в прокуратуру, но и из этого органа пока нет ответа.

Комментарий

Звонок в полицию

Татьяна Цветкова, старший инспектор ОУУУП и ПДН ОП № 2 УМВД России по г. Томску:

– Наше подразделение не возбуждает уголовных дел, мы проводим проверочные действия. Сейчас надо дождаться заключения судмедэкспертизы, она будет полностью закончена, когда Олеся выпишется из больницы. Участницы избиения не раскаиваются в содеянном, считая, что поступили справедливо. Я разговаривала с Олесей – она переживает и очень боится. Кажется, девушка полагает, что полиция теперь обязана ее постоянно охранять… Как ей быть дальше? Я не знаю. Единственное, что я ей сказала при встрече: «Теперь тебе надо всем поведением, всеми поступками доказывать окружающим, что ты можешь быть достойным человеком». Но очень сомневаюсь, что она сумела воспринять мои слова.

Мысли по поводу

Ирина Астафьева, корреспондент «ТВ»:

За пределами эмоций

– Когда готовился материал, одна из коллег с упреком спросила: «Что, твои симпатии на стороне Олеси?» Ничуть. Просто считаю, что в обоих случаях подростки вели себя одинаково – как звери. И закон должен проявить себя и по отношению к Олесиным одноклассникам. Иначе в недалеком будущем мы получим людей, уверенных, что позволено все.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *