Пока депутаты областной Думы обсуждают кандидатуры претендентов на пост регионального уполномоченного по защите прав предпринимателей, эксперты «Томских новостей» попытались ответить на вопрос, нужен ли бизнесменам защитник, а если нужен, то от кого он будет их защищать

Сам себе защитник

Игорь Ковалев, президент холдинга DI GROUP

– У меня 15 компаний в самых разных сферах: производство оборудования B2B, гаджетов и потребительской электроники, медицинской техники, IT-проекты. Одни ориентированы на экспорт, другие – на импорт… При этом у меня ни разу не возникало потребности, чтобы мои интересы перед властью кто-то представлял. С ней, я считаю, эффективнее общаться напрямую, а общественные организации если и нужны, то, скорее, как площадки для общения и обмена опытом. Твои проблемы за тебя никто решать не будет. Нужны субсидии, господдержка – иди в соответствующие департаменты. Проблемы с налоговой? Решай их в налоговой, никакой омбудсмен здесь не поможет. Возможно, уполномоченный по правам бизнесменов будет полезен для решения каких-то политических проблем, возникающих между предпринимателем и государством, но к малому бизнесу это не относится: какие у нас могут быть политические конфликты с кем бы то ни было? Теоретически можно представить ситуацию: приближенный к власти человек хочет, воспользовавшись связями, что-нибудь у вас отнять – какое-то имущество, часть бизнеса. Но на такие случаи опять же нужен не уполномоченный, а хороший корпоративный юрист.

 Дублирование структур

Сергей Коптяков, президент Адвокатской палаты Томской области

– Предпринимателям надо оказывать помощь в общении с государственными структурами. Например, у бизнеса сейчас очень обострились отношения с налоговыми органами, они испытывают трудности во взаимодействии с регистрационными органами. Но лично я не очень верю в институт бизнес-омбудсмена. Когда это идет сверху, как дань моде, то ни к чему хорошему не приводит. Мне кажется, что это искусственно созданная структура, заигрывание с предпринимателями.

Вообще предпринимателей, как и всех остальных, прежде всего должны защищать государственные органы, например прокуратура, которая обязана осуществлять надзор за соблюдением законодательства. В чем функция всех этих институтов уполномоченных? Каких-то реальных властных полномочий, которые могли бы отменить нормативный акт или решение должностного лица, ущемляющего чьи-либо права, у них нет. У них всех одна и та же дорога — либо в прокуратуру, либо в суд. Это просто какое-то дублирование государственных структур.

Четыре роли уполномоченного

Владимир Блинов, профессор факультета психологии ТГУ, сертифицированный консультант по управлению по международному (Амстердамскому) стандарту, член Совета национального института сертифицированных консультантов по управлению

– Омбудсмен (и его аппарат со специалистами) нужен предпринимателям в нескольких ролях. Во-первых, как человек, который аккумулирует опыт отстаивания прав бизнесменов, создает и совершенствует практику правовой защиты, особенно в условиях нашей специфичной правовой базы. Специфичной, потому что она еще сырая, не отработанная десятилетиями, как в других странах, во многом репрессивная, в ней не сбалансированы интересы предпринимателей и интересы общества.

Во-вторых, омбудсмен нужен как посредник между предпринимательским сообществом (понимающий и разделяющий его ценности), властью и обществом. Потому что непонимание этих особенных людей – предпринимателей – плохо и для власти, и для общества, так как мы недоиспользуем тот потенциал, который в них заложен. Теряем этих людей, репрессируем, заставляем уезжать в те страны, где бизнес-климат лучше.

В-третьих, в отношении предпринимателей у государства должна выстраиваться какая-то разумная селективная политика. Кого поддерживать, кого не поддерживать. Потому что предприниматели очень различаются по жизненным ценностям. У нас в стране почти половина бизнесменов – это «маниманы», которые больше всего на свете любят деньги и у которых нет моральных ограничений в способах извлечения прибыли. Эти люди беззастенчиво эксплуатируют в своих интересах общество, доставшееся от советского периода наследство, не платят зарплату и так далее. Есть предприниматели-гедонисты, которые живут и работают только ради удовольствий. Таких поддерживать бессмысленно.

А есть предприниматели-государственники, которые пытаются что-то сделать для общества, развивают социально ответственный бизнес. И таких нужно защищать, когда их начинают репрессировать те или иные органы власти. Есть также предприниматели-спортсмены, которые хотят быть лучше всех, двигают прогресс. Таких тоже нужно поддерживать.

Наконец, самому предпринимательскому сообществу нужен такой институт, с которым они могли бы строить доверительные отношения, рассчитывая на взаимопонимание и поддержку. С государством и обществом у них таких доверительных отношений нет. А жить все время во враждебном окружении, со всех сторон ожидая только репрессий, подстав и кидалова, можно очень недолго. И сейчас, согласно статистике, предприниматели у нас долго не живут, их нервная система не выдерживает постоянного стресса.

 Защищать нужно от бюрократии

Владимир Селихов, глава крестьянско-фермерского хозяйства «Летяжье» (Кожевниковский район)

– Я не понимаю смысла создания еще одной структуры. В какой сфере уполномоченный будет нас защищать и как? Конечно, у меня очень много проблем – с налоговыми органами, с отчислениями во всякие фонды, с экологами… Да со всеми. Сегодня, например, любому предпринимателю, имеющему два автомобиля и больше, нужно сделать расчеты по предельно допустимым нормам выброса, которые стоят 60–80 тыс. рублей. Нужно сдавать бесконечные отчеты… Столько глупостей!

Если этот омбудсмен сможет защитить нас от бюрократии, значит, он нужен. Или если хотя бы выслушает каждого, разберется и объяснит, почему мы обязаны делать все то, что придумывают бюрократы. Почему, например, с 1 июля я должен на каждом автомобиле поставить тахограф (контрольное устройство, предназначенное для регистрации скорости, режима труда и отдыха водителей и членов экипажа), который стоит 55 тыс. рублей? Понятно, что водитель не должен перерабатывать, но где у нас на трассах стоянки, где водители могли бы цивилизованно отдохнуть? Одно делаем, а на другое не смотрим.

Бизнес всегда надо защищать, но одно дело, когда такое движение идет снизу, рождается само, и совсем другое, когда это делает государство для галочки. Чтобы потом сказать: вот, у вас есть свой защитник, все нормально. И при этом ничего не изменится. И вряд ли уполномоченный сможет заставить законодателей писать нормальные законы, а не такие, что трое один закон читают и три мнения имеют, а потом суды нас рассуживают.

Вот, например, президент сказал, что нам достаточно 200 высших учебных заведений, и теперь вузы начали сокращать свои филиалы в других городах, чтобы не закрываться самим. А у нас в Томске сельхозников готовит только филиал Новосибирского сельскохозяйственного института. И что мы без него будем делать, если у нас и без того острый дефицит кадров?

Конечно, если у омбудсмена будет целый штат с юристами, куда можно прийти с проблемой, хотя бы обозначить ее… А потом сказать: вот, и эта структура нас не защитила! В общем, если эта структура нам поможет, то она нужна, а если она создается государством просто для отчета, то это очередная пустышка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 49 = 54