Один областной закон о государственно-частном партнерстве (ГЧП) в области уже был,  принят еще в 2008 году. И попытки государства вступить в партнерство с бизнесом тоже бывали, к сожалению, по большей части неудачные.

Андрей Антонов

О том, чем нынешние подходы власти к проблеме отличаются от прежних, «ТН» рассказал Андрей Антонов, заместитель губернатора Томской области по экономике.

Ошибки прошлых лет

– Прежний закон носил рамочный характер (как и еще 60 аналогичных региональных законов в России), не предусматривал ни ответственности сторон, ни сроков реализации, ни гарантий. Да и реального опыта реализации подобных проектов в стране тогда тоже практически не было. Более других в ГЧП сегодня продвинулся Санкт-Петербург. В Томске (с некоторой натяжкой) примером успешного партнерства можно считать строительство микрорайона-миллионника Солнечная Долина. Неуспешные примеры – проект по созданию многопрофильной частной клиники на ул. Сибирской и «Зеленая фабрика».

– На основе чего разрабатывался новый закон?

– Была создана рабочая группа, в которую вошли представители нашей Законодательной думы, Мин­юста, прокуратуры, а также питерские специалисты. В своих разработках мы учли ошибки прошлых лет, положительный опыт Северной столицы, специфику нашего региона, постаравшись предусмотреть в законе все сложные моменты.

Дорогое ЖКХ

– В каких направлениях будет использоваться механизм ГЧП?

– Томская область стоит перед необходимостью реформирования инженерной инфраструктуры, строительства дорог и социальных объектов, прежде всего детсадов. Согласно майским указам президента, мы должны обеспечить всех желающих дошкольными учреждениями, а в области более 7,8 тыс. детей в возрасте от 3 до 7 лет. Одной областной казне решить такую задачу в короткие сроки не по силам, поэтому в рамках концепции развития дошкольного образования объем частных инвестиций в строительство детсадов предстоит довести до 2,5 млрд рублей.

На основе ГЧП возможно строить школы, больницы. Планируем реализовать в партнерстве с бизнесом проекты в области ЖКХ по строительству новых и модернизации старых сетей (пилотный проект – замена теплотрассы в Колпашеве). В сфере энергоэффективности – перевод котельных на газ и строительство альтернативных источников энергии. Возможно, на основе ГЧП будет построена платная дорога на севере области – альтернатива Северной широтной. Далее можно рассматривать и варианты интересных и рентабельных производственных проектов.

Отвечаем коллективно

– Федеральной нормативной базы для всего этого недостаточно?

– Ее практически нет: принят только закон о концессии, но этот инструмент ГЧП не одобрили инвестиционные компании.

– Почему?

– Он узок. Ведь стороной договора о концессии может выступать только одно лицо (юридическое или физическое), от власти – муниципалитет или субъект РФ. А  инфраструктурные объекты, как правило, проходят по территории нескольких муниципальных образований. Кроме того, объект договора концессии не может находиться в собственности у партнера, который его строит, значит, его нельзя передать в залог, а это ограничивает его дальнейшее развитие силами инвестора.

– А что допускает наш новый закон о ГЧП?

– На стороне публичного парт­нера (власти) могут выступать несколько лиц: субъект РФ, муниципальные образования, муниципальные и государственные учреждения. На стороне частного – юридические и физические лица, а также их объединения, которые могут коллективно участвовать в конкурсе на реализацию проекта. Второй важный момент – сложность лота. По новому закону соглашение о ГЧП включает в себя несколько этапов: составляется техзадание (если речь идет детсадах, лот содержит всю сеть во всех районах и населенных пунктах), по которому наш партнер составляет и утверждает проект. Затем реализует его (возможно, привлекая подрядчиков). И – важно! – эксплуатирует объект до момента выкупа муниципалитетом. Это значит, он кровно заинтересован построить качественно – такого преимущества 94-ФЗ нам не давал.

Кредит денег и доверия

– Почему раньше частный капитал в социалку было калачом не заманить, а теперь власть надеется на приход инвесторов даже в такие тяжелые сферы, как дорожное строительство и ЖКХ?

– Инфраструктурные проекты, как правило, рассчитаны на длительные периоды. И инвесторы в России пока идут на проекты с горизонтом окупаемости 10 лет. Но ранее мы не могли заключавшему с государственными органами договор частному инвестору гарантировать, что в бюджете будут предусмотрены эти деньги. Теперь в соглашении будут оговариваться определенные обязательства, а строчка по финансированию проекта будет включена в долгосрочную целевую программу, что и является бюджетным обязательством и гарантией для бизнеса.

– А какие гарантии для государства? Ведь частник может бросить проект на полдороге?

– По закону земельный участок под объектом на время реализации проекта остается в собственности муниципалитета или субъекта РФ. Мы можем отстранить партнера, если он не выполняет условий соглашения, – это гарантия для власти.

– Почему ГЧП выгодно региону? Мы же понимаем, что вложивший свои средства инвестор все равно свои деньги потом с лихвой отобьет…

– Это своего рода долгосрочный кредит для области. Да, определенное удорожание объекта в связи с этим будет. Но мы понимаем, что не можем сейчас направить весь бюджет развития на строительство садиков. Кредитоваться самим, увеличивая госдолг, тоже невыгодно, это повысит процентные ставки, и привлечение инвестиций в регион станет дороже.

Главный общероссийский вектор – максимальное привлечение инвестиций в регионы. Нам предстоит серьезная борьба за инвестора, и без создания хороших условий для него ничего не получится.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

56 − 46 =