12.04.2019

Закрытие книжного магазина «Букинист Суздальский» как символ смены технологии передачи информации и форм общения

Статей на сайте: 16892

Мы полюбим всех, а в ответ – они нас

– В магазине 20 лет назад были скамейки, чтобы покупатели могли спокойно посидеть и полистать понравившуюся книгу, а потом купить ее, – рассказывает директор магазина «Букинист Суздальский» Надежда Минина, указывая на залежавшиеся стопки книг, – сейчас скамеек нет, но книг по-прежнему вдоволь.

Скамейки – деталь знаковая. Это означает, что люди приходили, подолгу сидели, общались. А сейчас некому сидеть и не с кем.

Еще раньше, в 60–80-е годы прошлого века, «Букинист» просто был метапредметным центром интеллектуальной жизни университетского города. Вот и профессор Вячеслав Новицкий это подтверждает:

– Как-то постепенно магазин стал своеобразным культурным центром города, куда приходили не только в поисках нужных и хороших книг, острый дефицит которых в 50–80-е годы ощущал в нашем городе каждый мыслящий человек. И в этом магазине мы всегда что-то для себя находили, обменивались книгами и просто испытывали необыкновенную радость от общения с себе подобными.

 

Сегодня приходится констатировать, что из двух полюсов притяжения к магазину исчезли оба: любые книги – новые и б/у – существуют в свободном доступе онлайн и офлайн, а вот куда ушло из магазина «общение с себе подобными», вопрос открытый. Видимо, исчезла аура места, дефицитный предмет-предлог для общения.

Давайте честно признаемся сами себе: бумажная книга перестала быть единственным источником знаний и уникальной технологией передачи информации. Электронные книги дешевле, смартфоны – функциональнее.

 А само интеллектуальное общение между людьми не прекратилось, а перешло в социальные сети, сообщества, открытые и закрытые группы, клубы молодых ученых и предпринимателей и просто клубы по интересам. Стоит ли сетовать на то, что наша жизнь стала ярче, разнообразнее, динамичнее? Только откровенные снобы-фотографы сокрушаются по поводу того, что исчезли пленочные фотоаппараты.  

 

Золотой век букинистов и невидимая рука рынка

– После перестройки, когда хлынул поток эмигрантской, переводной и ранее запрещенной литературы, люди выстраивались в очередь, чтобы сдать прочитанную книгу и купить новую.

Директор «Букиниста Суздальского» вспоминает те времена с грустью – книжная индустрия тогда вздохнула полной грудью, а читатели жадно поглощали страницы еще совсем недавней «запрещенки».

– Сейчас об очередях из книголюбов можно только мечтать, – сетует директор одного из старинных книжных магазинов Томска, внимательно изучая и подчеркивая в пожелтевшей тетради номера телефонов людей, которые когда-то сдали книги в магазин. По всей видимости, книги придется возвращать владельцам. – После 2015 года количество покупателей стало стремительно снижаться, а те немногие посетители, что приходят, заглядывают лишь посмотреть, уходя ни с чем.

Плата за аренду и коммунальные услуги в здании в центре города достигает 100 тыс. рублей в месяц. Сумма для «Букиниста» абсолютно неподъемная. Он объявил о распродаже и возврате товара, а также о своем закрытии.

Пару лет назад в схожей ситуации оказалась «Академкнига» – магазин с не менее богатой полувековой историей проиграл борьбу на рынке книжной индустрии.

– Если кто-нибудь придет и решит взять под контроль этот магазин, мы будем только рады, но лично я ухожу из этого дела, – говорит Надежда Минина. – Надо быть молодым энтузиастом, думать как-то по-другому. Сейчас так, как мы, не торгуют, а по-другому я не умею.

 

Книги есть, нужна идея

Отсутствие новой продуктивной идеи и концепции, видимо, главная проблема провинциальных букинистических и просто книжных магазинов. Мало того что товар безнадежно устарел, подешевел и утратил свою массовую аудиторию, так еще во времена буккроссинга (бесплатного обмена книгами) отсутствует хоть какая-то маркетинговая стратегия по продвижению магазина, в том числе онлайн.

– Очевидно, что книги сегодня востребованы. В последние годы наблюдается устойчивый рост покупателей, – рассказывает директор томского «Читай-города» Татьяна Андреева. – В основном это женщины, для которых важны семейные ценности, тема воспитания детей и развития творческих способностей. Много читает молодежь, которая воспринимает книгу с хорошим и красивым дизайном как часть своего имиджа. Особняком стоит детская литература – родители мечтают видеть своих детей всесторонне развитыми, мыслящими, творческими личностями, а книга в этом – главный помощник.

Раньше на букинистов работало время, потом место, осененное личностью Владимира Суздальского, а сейчас – ничего. Ну не будешь же на этом святом для каждого томского библиофила месте торговать якобы пособием по психологии «Не ной» от автора международного бестселлера!

Есть и наглядные примеры магазинов, сумевших перестроиться, изменить формат и остаться на плаву. Например, московский «Маршак» образовал вокруг себя сообщество молодых родителей и стал для них чем-то вроде комьюни­ти-центра, где можно не только покупать книги. Или тюменский книжный «Никто не спит», который не только активно продает литературу, но и читает ее вместе с приглашенными авторами – писателями, педагогами и лекторами.

 

Не читают в метро Набокова…

О тяжелых временах в региональной книжной индустрии говорит и Наталья Кустова, директор самого старинного книжного магазина Томска «Петр Макушин». Он находится в том же здании, что и «Букинист Суздальский», оба магазина имеют интересную историю, оба обязаны своему появлению выдающимся личностям, оба стремятся в полной мере соответствовать почетному званию старейшего магазина Томска, оба имеют схожие проблемы. «Петр Макушин» не берет на реализацию книги у населения, а сотрудничает с издательствами. Но продажи все равно падают.

– С федеральными торговыми сетями сложно конкурировать, – говорит Наталья Кустова. – Если раньше мы ежедневно закупали несколько тонн литературы, книги приходили в контейнерах и расходились в течение нескольких дней, то сейчас мы изредка заказываем по одной-две книги. Заказывать больше – значит рисковать.

Ситуация с региональными книжными магазинами, по словам Натальи Кустовой, по всей стране одинаково плачевная. За последние 15 лет их количество в России уменьшилось с 9 тыс. до 1 500, при этом 200 из них находятся в Москве и Петербурге. Причина сокращения – отсутствие скидок и льгот по арендной плате для книжных магазинов. До 2003 года книжные магазины оплачивали лишь 60% аренды, затем такую привилегию убрали.

Наталья Кустова признается, что существовать сложно. Книги не предмет первой необходимости в условиях падения платежеспособного спроса.

– Когда людям хватает денег на хлеб насущный, тогда они идут к нам – за духовной пищей. Но реальные доходы населения падают пятый год подряд.

Так что поддержать томский «Букинист Суздальский» морально и материально еще можно до сентября, а вот возможно ли спасти хоть в каком-то виде – вопрос открытый.

Богдан Ларин

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

48 − 39 =