Маленькая Вера

– Ребенка с ДЦП не на каждую лошадь посадишь, – говорит руководитель «Живого тепла» Вера Волкова, подходя к любимцу Персу. – Орловский рысак в холке до 170 сантиметров – слишком высоко. А ведь ребенка поддерживать надо. Двое страхуют, один ведет лошадь. К тому же с нашими лошадьми ребенок может делать что угодно.

Вера сильно дергает коня за свежевычесанную гриву, потом за хвост. Перс невозмутим. Хотя я бы к такому красавцу сзади не стал подходить

– Видите? – говорит Вера. – Лошадь должна быть спокойной, дружелюбной, непугливой. – На своего Плаката я больного ребенка не посажу. Он наш главный жеребец-производитель, сейчас кобыла на берегу заржет – и попробуй удержи его.

«Живое тепло» и правда расположилось на улице Береговой, на высоком склоне у таежной речки Баксы. Внизу на поляне действительно ходит кобыла Матильда, но уже с жеребенком – Поэмой. Плакат свое дело сделал. Сельскую идиллию нарушает звонок телефона Веры.

– Можно косточки для собак забрать? Сейчас муж приедет…

Вадим Волков собирается в дорогу к добровольным помощникам центра. Единственному профессиональному центру иппотерапии не только в Кожевниковском районе, но и в Томской области стараются помогать все – от главы района Александра Малолетко и директора хозяйства «Дубровское» Геннадия Сергеенко до самых юных староювалинцев. Это они сразу отвечают на вопрос, где живет Вера, которая детей на лошадях катает. В общем, будете в Старой Ювале, не заблудитесь.

– Без помощи односельчан, администрации, волонтеров мы вряд ли обошлись бы, – признается Вера. – Заниматься иппотерапией можно, конечно, и зимой до минус 15, но основной наш сезон все-таки лето. Мы очень надеялись на нашу первую весну. Официально зарегистрировали некоммерческую организацию: это дает возможность участвовать в грантовых конкурсах, получать заказы.

Мы нашли в деревне гостевой дом, где могут расположиться родители и дети на период курса иппотерапии: гостиниц у нас нет, а максимального эффекта за одно занятие не достигнешь. Но тут случился режим самоизоляции, и все наши пациенты и клиенты остались дома.

Но зато к нам приехала волонтер из Кожевникова Маша Кучер, моя подруга Катя Махова – берейтор, мы вместе в Северском природном парке начали заниматься лошадьми. Мама, спасибо ей, помогает: смотрите, какая у нас благодаря ей новая конюшня.

Лошадиная эмпатия

В новой конюшне чистят и седлают лошадей. К тренировке готовятся Маша Кучер и старшая дочь Веры Алена. Любовь к лошадям у Волковых потомственная: папа Веры, Юрий Плешков, был директором Северского природного парка. Там и началось увлечение дочери конным спортом. Когда отец ушел на пенсию, купили дом в Старой Ювале. Привезли лошадей. Отца не стало осенью 2016 года. Волковы встали перед нелегким выбором: либо продать лошадей на мясо, либо заниматься с ними дальше.

– Они мне как дети, память о папе, как я могла их продать на убой? – говорит Вера. – Тогда-то и приняли решение переехать насовсем из благоустроенного Северска в дальнюю деревню.

Мама, конечно, решение дочери приняла не сразу: умница, красавица, юрист, и вдруг уехала в деревню вместе с детьми, а потом в Санкт-Петербург – получать профессию иппотерапевта в аграрном университете.

– Вы не представляете, как преображаются особенные дети на лошади, – говорит Вера. – Их привозят беспомощных, некоординированных, а посадишь в седло – глаза начинают гореть и общее состояние улучшается.

Качественная иппотерапия способна творить чудеса. Лучшего тренажера, чем конь, для больных детей не существует. При посадке на лошадь, которая идет правильным аллюром, у маленьких всадников начинают активизироваться атрофированные мышцы, разогретые теплом: температура тела у лошади примерно на два градуса выше человеческой.

– Плюс невероятные ощущения от общения с огромным красивым животным – для детей это просто эмоциональное потрясение, – улыбается Вера. – Лошади правда лечат. У меня после смерти папы была ужасная депрессия. Я приходила в денник, садилась на солому и ревела, а Перс и Матильда подходили, головами в меня утыкались – и боль утраты отступала. Да и сейчас, когда проблемы, неприятности, седлаешь лошадь – и поскакала. Через час возвращаешься другим человеком.

От дворика – к теплу

Младшие Волковы на коне с полутора лет. Деревенская жизнь быстро учит самостоятельности, умению преодолевать трудности. Да и, глядя на родителей, сложно сидеть без дела. В хозяйстве, помимо лошадей, козы, утки, собаки-охранники, недавно появился пони Паша. Всех накормить, напоить, дров заготовить. Старый дом из силикатного кирпича тоже просит заботы: перекрыли крышу, сделали пристройку, теперь надо бы утеплить стены: расходы на отопление серьезные.

Недавно у Волковых появилась соседка. Скульптор из Северска. Купила дом и на старости лет решила переехать поближе к природе. Люди же ищут не жилье, а добрых соседей. Глядишь, и в Старой Ювале на Береговой улице скоро будет художественно-оздоровительная рекреация.

У Веры есть планы расширения иппотерапевтической помощи детям в Томской области, тем более что режим самоизоляции когда-нибудь закончится. Курсы верховой езды в Томской области, где даже на гербе конь, тоже набирают популярность.

– Откуда силы берете, Вера? – спрашиваю.

– Так я вам еще свое секретное место силы не показывала! – смеется Волкова. – Идите за мной.

За старым забором у молодого кедра с берега Баксы открывается такой вид, аж дух захватывает!

– Стою тут и иногда даже кричу от счастья, что живу, что занимаюсь своим делом, что рядом моя семья, что приношу людям и животным пользу. Я тут на своем месте, понимаете?

Понимаю. Даже самому захотелось постоять над лугом, по которому ходят женщины и кони.

Автор: Андрей Остров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 3 = 3