Жертва семейного конфликта оказалась беззащитной перед своим обидчиком

Весь последний год Наталья Афанасьева живет в постоянном страхе. Боится выйти из дома на работу. Боится вечером забирать сына из детского садика. Боится телефонных звонков и неожиданных SMS. Окружающие ее жалеют, но помочь не торопятся. Ужас молодой женщины связан с ее бывшим гражданским супругом.

Они познакомились в парикмахерской. Наталья – мастер-универсал. Роман – бывший заключенный с двумя «ходками» за спиной. У нее – четырехлетняя дочь на руках, у него – желание иметь семью, любить и быть любимым.

– Полгода встречались, все было очень красиво. Цветы, много правильных слов. Роман обещал удочерить девочку, хотел, чтобы я родила ему сына, – вспоминает золотые дни Наталья.

В конце концов, она согласилась. Стали жить вместе, а вскоре – ждать появления на свет малыша. Сообразив, что беременная жена находится в полной зависимости, Роман быстро свернул «красивые отношения». Приходил домой пьяным, не стеснялся в выражениях. Наталья мучилась: может, это она виновата? может, стала не такой внимательной, не такой нежной? что-то упустила, чего-то недодала?

Родился сын. Надежды на то, что с появлением ребенка муж изменится, рухнули.

– Он пил, вел непонятную мне жизнь, играл на автоматы. Однажды в Асине (Роман работал тогда вахтовым методом) встретил другую женщину. Заметался, хотел уйти, потом передумал и окончательно вернулся к нам. Тут бы радоваться… Но стало еще хуже. Мужское самомнение выросло чрезвычайно – теперь он был уверен, что нужен всем…

Обидные мелочи накручивались одна на другую. Наталья понимала, что так дальше продолжаться не может, надо срочно выходить на работу, добиваясь хотя бы финансовой независимости от супруга. Она устроилась младшим воспитателем в детский сад. А чуть позже, когда удалось получить для ребенка место в группе, снова начала работать в парикмахерской.

– И тут в нем с неимоверной силой вспыхнула ревность, – рассказывает Наталья. – Я, мол, прикасаюсь к другим мужчинам, улыбаюсь им… И моя профессия вообще для «известно каких» женщин…

Роман обещал убить и требовал сменить род занятий, работать там, где и духу мужского нет. По его настоянию Наталья окончила курсы швей и устроилась в магазин-ателье. Но и это не удовлетворила ревнивого супруга: рядом с его женой работал-таки вышивальщиком молодой человек – хозяйский сын… Женщина вернулась в салон.

– Но где бы я ни работала, появлялся Роман, устраивал скандалы. Работодатели с полицией связываться не желают, им не хочется давать объяснения, выступать в суде. Проще уволить сотрудника с таким «приданым».

Самый серьезный конфликт случился под Новый год. Пьяный Роман пришел домой с подарками: вручил сыну робота, дочери – зайчика, а потом… разнес квартиру, перебив все, что билось, угрожал жене кухонным ножом. Наталья, как была в фартуке и тапочках, выскочила на улицу. Там, спрятавшись за чью-то машину, дождалась приезда милиции. День с 30 на 31 декабря был последним днем их с Романом семейных отношений.

– Суд состоялся 21 марта. Дали ему 9 месяцев условно, но 21 декабря этот срок закончится. Что будет потом? Не знаю. 1 октября Роман встретил меня возле дома с заточенной отверткой. Хотел ударить или только напугать? На мое счастье, когда он меня подкараулил, к дому на машине подъехала девушка. Она не стала вмешиваться в наши разборки, но подождала, пока я не войду в подъезд, не окажусь в безопасности.

Сейчас по этому факту проведено расследование, на днях материалы будут переданы в суд. Кроме свидетельских показаний к делу приобщены распечатки полученных Натальей SMS. (250 сообщений с оскорблениями и угрозами).

Чего хочет бывший супруг?

– Ему нужно продолжение отношений, он требует свиданий с сыном, хочет забрать его на неделю к бабушке. Я против. Старшая дочь его боится. Младший тоже побаивается, хотя в свои 4,5 года и не все понимает. Я очень хочу, чтобы он оставил нас в покое. Прекратил подкарауливать на улице, распускать руки, грозить, демонстрируя то нож, то отвертку, со скандалами являться ко мне на работу, пугать детей. Хочу, чтобы этот человек получил реальный срок лишения свободы. Но сейчас ему вменяются нетяжкие статьи 116 и 119 УК (побои и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Статья 117 – истязание (причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями) в обвинение не вошла. Я очень боюсь, что Роман останется на свободе: никакой управы у правоохранительных органов на таких, как он, нет…

(Данные героев материала изменены.)

Мысли по поводу

Ирина АСТАФЬЕВА, корреспондент «ТВ»

Кто свидетель?..

– Есть масса вещей, вызывающих раздражение общественного мнения и поэтому как-то решаемых. Появилась ли где-то свалка, вырубили деревья, чья-то машина оставлена на газоне – возмущаемся! А если один человек систематически отравляет жизнь другому и никуда от него не деться? Нет инструмента воздействия. В случае с Натальей удалось возбудить уголовное дело, когда появился свидетель. А все, кто соприкасался с ее судьбой раньше, такие равнодушные люди? Не хотят связываться с полицией, терять время в судах? Или боятся: сегодня дашь свидетельские показания, а завтра человек с заточкой подкараулит в укромном месте тебя. И ничего потом никому не докажешь – если только совершенно случайно не появится принципиальный человек, готовый «связаться» с правоохранительной системой.

 Комментарий

Лина Авдеенок, старший научный сотрудник НИИ ПЗ СО РАМН, соавтор книги «Психология и психопатология домашнего насилия» (Л.Н. Авдеенок, В.Я. Семке):

– На прямую обиду, физическое или психологическое насилие наиболее часто возникает один из трех вариантов реакции. Первый: ответная агрессия. Попытка унизить, вызвать еще большую агрессию со стороны мужчины («Пусть делает, что хочет, ударит – я в полицию заявлю, ему же хуже будет!..»). Второй вариант: полная покорность, изучение привычек партнера во избежание острых углов взаимоотношений. Третий – когда страсти накалены так, что обе стороны не представляют, что будет в следующую секунду. Это, конечно, самый опасный, неконтролируемый вариант.

Самое первое, что нужно сделать женщине в конфликтной ситуации, – «отсоединиться». Подойдет временный переезд в гостиницу, к подруге, родителям. Эмоции должны осесть, чтобы осталась только их рациональная переработка. «Каким будет прогноз отношений, если я вернусь к своему партнеру?» – следует поискать ответ на этот вопрос. Мужчина в это время тоже размышляет, прикидывает возможный выход из создавшейся ситуации.

Кризисный центр с гостиницей был бы в этом случае наилучшим решением. Здесь женщина могла бы не только пожить и собраться с силами, но и воспользоваться профессиональной поддержкой специалистов. Очень часто в конфликтной ситуации сторонам, чтобы договориться, требуется «переводчик» – в этой роли может успешно выступить психолог.

В Томске на ул. Говорова, 76/1, действует «Кризисный центр для женщин». Здесь пострадавшие могут получить психологическую, юридическую консультации, социальное сопровождение. Телефон центра: 62-44-00. Время работы – с 9.00 до 18.00.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *