Жизнь для Кристины

Содружество врачей 4-й детской больницы и НИИ гастроэнтерологии СибГМУ спасло четырехлетней девочке жизнь

Лариса Недоговорова

Июльский полдень. Деревня Батурино Асиновского района. Девочки, Кристина Корженевская и ее старшая сестра, катались на велосипедах. На улице было полно народу. Трактор этот злосчастный дребезжал себе потихоньку…

Девочку спас ее собственный маленький велосипед. На какой-то кочке ее подбросило, она упала, ее накрыл велосипед, и уже по нему, по этому металлическому каркасу, невольно прикрывшему хрупкое тело, прокатилось мощное колесо тракторного прицепа.

Скорая выехала немедленно, но еще раньше в батуринскую больницу примчалась старшая сестренка:

– Мою сестру задави-и-ило!

Наталья Прокопьева, медсестра, в тот день дежурившая в больнице, откапывала корвалол щедро, всем: и сестренке, и примчавшимся родителям. Страшная была картина. Кристину немедленно увезли в Асино, затем санавиация ее доставила в Томск. Предварительный диагноз был серьезным. На операционном столе в 4-й детской больнице диагностировали травматический разрыв желудка, диафрагмы, отрыв селезенки.

– Неординарная, сложная ситуация, – подтверждает лечащий врач Кристины, хирург Владимир Погорелко.

…Желудочно-плевральный свищ появился где-то спустя неделю после операции. Попросту говоря, содержимое из желудка поступало в плевральную полость. Ждали. В практике случается, когда свищ закрывается самостоятельно. Но ситуация не улучшалась.

Очень уж сложная анатомически была область, где пресловутый свищ локализовался! В непосредственной близости – жизненно важные органы: аорта, перикард (сердечная сумка)… Как закрыть свищ и не навредить ребенку? Для консультации пригласили ведущего хирурга НИИ гастроэнтерологии СибГМУ Сергея Клокова. Аса, который может работать в брюшной полости, наверное, с закрытыми глазами. Клоков приехал, посмотрел рентгеновские снимки, обследовал ребенка и сам встал у операционного стола.

Когда Кристина открыла глаза, у ее постели уже сидела мама. И мать, и весь коллектив отделения интенсивной терапии и реанимации выхаживали ребенка. И все отмечали ее терпение и стойкость.

Она уехала домой, проведя в областном центре 60 дней. Сейчас ходит на перевязки у себя в Батурино. Вскоре девочке предстоит еще одна операция – последняя, завершающая ее возвращение с того света. Нужно будет убрать кишечную стому, которую поставили для того, чтобы уберечь от излишней нагрузки органы брюшной полости. После этого Кристина вернется к обычной жизни четырехлетнего ребенка. Возможно, только с велосипедом станет поосторожнее.

Сейчас Кристина уже чувствует себя хорошо. Девочке осталась еще одна операция, после которой она сможет вернуться к обычной жизни четырехлетнего ребенка

Мысли по поводу

Лариса Недоговорова, журналист:

На то мы и люди

– Андрей Кошель, директор НИИ гастроэнтерологии СибГМУ им. Жерлова даже удивился, когда я спросила его о том, каковы финансовые отношения между двумя лечебными учреждениями в данном конкретном случае. Ведь привыкли уже, что за все платим. Либо пациент, либо страховая компания. И сколько стоит участие в операции хирурга такого уровня, как Клоков?

«Ничего это не стоит, – пояснил Андрей Петрович. – Врачи должны помогать друг другу. И я сам, и мои коллеги также выезжают и консультируют. Ничего в этом особенного нет. На то мы и профессионалы. На то мы и люди».

А мне кажется, что врачи сообща не только спасли жизнь девочке Кристине. Они спасли или, если угодно, поддержали нашу веру в профессионализм и порядочность томских медиков. Ощущение житейского комфорта у нас слагается из очень многих составляющих. Наиважнейшее из которых – уверенность в том, что ты и, тем более, твои дети получат помощь в беде.

Эта история добавляет толику спокойствия в нашу неспокойную жизнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *