Жизнь после пенсии

Статей на сайте: 16296

Последствия повышения пенсионного возраста могут оказаться удивительными.

Недавно в одной школе провожали на пенсию педагога. Мужчине было крепко за 70, у него был заметен возрастной тремор рук, он уже с некоторым трудом справлялся с учебной нагрузкой. В общем-то его пенсия казалась благом и для работодателя, и для него самого.

– Уважаемый, Петр Иванович! (имя изменено. – Прим. ред.) – говорила директор школы. – Мы вам очень благодарны за годы, которые вы отдали работе в нашей школе. Мы всегда будем ждать вас…

Тут Петр Иванович встрепенулся. На секунду ему показалось, что ему предложат какое-то совместительство, или несколько часов по договору, или… он даже сам не знал, на что можно надеяться…

– …на наши праздники, торжества, День старшего поколения. Вы всегда будете желанным гостем в нашей школе, – закончила директор.

Петр Иванович сник. Гость есть гость, работник есть работник. Пенсия встала перед ним бесповоротно.

Понять грусть и тревогу Петра Ивановича можно. Вместе с работой человек теряет социальную и профессиональную активность, а значит, и чисто физический, интеллектуальный, человеческий тонус. Там и до старческих болячек вроде Альцгеймера недалеко. Когда человеку с утра почти по-мармеладовски «некуда пойти», когда он ощущает себя ненужным, неважным членом общества, это часто ведет к физической и социальной деградации. Особенно у мужчин. Женщины, как существа более пластичные, прекрасно понимают все эти опасности и старательно ищут себе занятия: я видел старушек в студии, где обучают танцу живота, в классах, где осваивают компьютер или изучают английский. Дача, как сезонный феномен чаще всего одинокого физического труда, тоже часто не спасает от грустных мыслей и падения жизненного тонуса. Поэтому пенсия, как правило, означает преждевременный уход человека из жизни. Немцы говорят: «Работа делает жизнь сладкой», а русские добавляют: «… и длинной».

В этом смысле (выскажу непопулярную мысль) грядущее повышение пенсионного возраста может оказаться самой действенной мерой по повышению продолжительности жизни, особенно у мужчин. Сейчас, говорят, в регионе разрабатывается отдельная программа по мужскому долголетию, но похоже, что она будет сфокусирована на мероприятиях, которые будут убеждать мужчин вести здоровый образ жизни, отказаться от вредных привычек. Многих ли мужчин убеждают эти слова в зрелом возрасте, пока мы еще здоровы и полны сил? Как можно в чем-то убедить старшее поколение, если оно, просто в силу возрастной психологии, своего мнения не меняет?

Но материальный стимул для зрелого человека всегда имеет значение. Если продлить ему профессиональную, а значит, и социальную активность до 65 лет, если добавить к этому возросший уровень пенсии, если повышать ее размер в зависимости от возраста выхода (чем позже, тем больше) – всё это и может стать прекрасным стимулом для мужского долголетия.

В конце концов, кто-то из великих говорил: не надо соблазнять человека легким выбором. Да, работать в старшем возрасте иногда тяжело, часто мешают болезни, но именно преодоление этих невзгод и продляет жизнь человеку. И наоборот: представившаяся в 55–60 лет возможность пожить не работая, пусть даже на маленькую пенсию, расслабляет человека, отпускает запрятанные механизмы саморазрушения: болезни, вредные привычки. Сколько мы знаем таких примеров: вышел человек на пенсию – и нет его.

Современному российскому пенсионеру часто не за что держаться в этой жизни. Маленькая пенсия, половина которой уходит на лекарства и коммунальные платежи, не способствует повышению социального оптимизма старшего поколения. И наоборот, достойная пенсия, в два-три раза превышающая прожиточный минимум пожилого человека, делает его равноправным, не инфантильным членом общества.

Так отчего мы так держимся за эти низкие возрастные пороги выхода на пенсию? Почему это кажется нам удивительным завоеванием, если это социальное якобы благо как раз разрушает нашу жизнь, делает ее короче и беднее? В конце концов, почему мы, страна, с которой все в мире стали считаться, сохраняем возраст выхода на пенсию точно такой же, как на Украине, в Белоруссии или Узбекистане? (Только без обид, соседи.)

В общем, понятно, что законодательное повышение пенсионного возраста просто закрепит ситуацию, которая так или иначе сложилась в обществе: каждый третий пенсионер продолжает работать. Такое повышение, что бы ни говорили оппозиционные политики, приведет к положительным, прежде всего социальным, последствиям. А правительство обещает еще и повышение пенсий. Так что, хотите жить дольше – не спешите на пенсию. Хотите получать большую пенсию – не торопитесь уходить с работы.

Есть о чем подумать, правда?

Автор: Денис Шмелев

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 5