Звенья памяти

Статей на сайте: 16189

Для меня эта история очень показательная и трогательная. История о том, что человеческое сообщество живо не только своими повседневными заботами о комфортном жилье и сытной пище. О том, что людей могут объединить и объединяют дела иного порядка: память, чувство долга, которое совсем не фигура речи, а нечто вполне конкретное.

В 2014 году мне позвонила давняя знакомая Ольга Беликова, сказала, что дала мой номер телефона своей коллеге по университету и просила, если возможно, оказать ей содействие.

И вот раздался телефонный звонок. Моя собеседница представилась: «Наталья Виллибальдовна Курбатская, старший лаборант университетского Гербария имени П. Н. Крылова». Слушал я с некоторым недоумением, не понимая, что за этим последует. А последовал вопрос, не знаю ли я на нашем тимирязевском кладбище захоронение детей, погибших от отравления в 1943 году. Я не знал, но сказал, что попробую помочь. Позвонил товарищу, старожилу поселка Сергею Назарову. «Конечно, знаю, Володя, и готов показать». Мы встретились в южной стороне кладбища, откуда оно, собственно, начиналось, углубились в старую его часть. И вскоре за ветхой оградкой я увидел девять холмиков и железную пирамидку, увенчанную звездой.

Валентина Васильевна Баранова. 1970-е годы

Детдомовских детей в конце мая 1943 года вывезли на лето в Дачный городок (другое название заречного Тимирязевского), чтобы они тут подкормились и подлечились. Ведь даже сам воздух соснового бора, где расположен санаторий, способствует оздоровлению. Но лето еще и не началось, как случилась эта трагедия. Ребятишки стали обследовать окрестности, находить среди обилия весенних трав что-то вкусное и сладкое. Так в низине Тимирязевского бора наткнулись они на вёх. Коварный вёх (или цикута) – ядовитое растение с обманчивым запахом моркови, по вкусу вполне напоминает брюкву. И девять ребятишек – от 6 до 8 лет возрастом – нашли здесь свою смерть.

Один мальчик из этой компании выжил. Как он потом рассказывал, корешки не понравились ему. Находили они в своих походах по окрестностям дикоросы вкуснее. А тут он попробовал и бросил. А другие с удовольствием поели. Так вот, этого шестилетку Сережу спасло просто промывание желудка. Мы знаем и его дальнейшую судьбу. Сережу усыновила лаборант санатория Екатерина Федоровна Яковлева. Он окончил школу, затем ТИСИ. Работал Сергей Яковлев в строительных организациях, а последние два десятка лет – в родном вузе. Ушел из жизни в 2011-м. Об этой трагедии он рассказывал и своим взрослым товарищам, и своей дочери Юлии Сергеевне. И старые тимирязевцы знали и помнили о погибших детях.

В 1975 году сотрудница кафедры ботаники Валентина Баранова, куратор 132-й группы биолого-почвенного факультета ТГУ, привела сюда своих воспитанников. Студенты, как могли, обустроили место захоронения. Тогда и появилась металлическая табличка с именами погибших детей. Уже в 2000-е Валентина Васильевна обратилась к нынешним работникам кафедры с просьбой не забывать о детских могилах, продолжить своеобразное шефство над ними. Приняла эту эстафету Наталья Курбатская, и вскоре я привел ее к холмикам, уже осевшим и готовым понемногу слиться с землей. Наталья Виллибальдовна смогла воспрепятствовать этому. Совет ветеранов ТГУ выделил деньги на металлические надгробия, и в сентябре 2016-го они были установлены. Это сделали сотрудники службы Университетской рощи. Кроме того, рабочие механических мастерских ТГУ сварили секции ограды и смонтировали ее на кладбище.

Наталья Морокова (слева) и Наталья Курбатская в Тимирязевском бору

Зашла речь о новом памятнике, потому что время не пощадило ту железную пирамидку, поставленную руками студентов-биологов.

Тут в моем повествовании появляется еще один человек, заслуживающий горячих слов признательности за свою деятельность по восстановлению имен и событий Великой Отечественной войны. Наталья Бариевна Морокова, известный в городе и за его пределами архивист, провела большую кропотливую работу по поиску сведений о погибших ребятишках. Дело в том, что по народному, скажем так, преданию это были дети, вывезенные из блокадного Ленинграда. И если бы это документально подтвердилось, если бы были найдены такие официальные сведения, город выделил бы деньги из специального фонда. К сожалению, при всем усердии таких документов Морокова отыскать не смогла. Есть только свидетельства о смерти ребят. По данным Натальи Бариевны, в Томскую область во время войны было эвакуировано более 5 тыс. детей. И о многих нет достоверных сведений. В нашем случае неподтвержденный Ленинград для поисковика Мороковой не просто точка на карте – при обороне этого города погиб ее дед.

О трагической истории весны 1943 года случайно услышала Елена Гарус, директор учреждения «Служба городских кладбищ». В преддверии 75-летия Победы идет работа по обновлению памятников, связанных с войной. Елена Леонидовна включила сюда и тимирязевское захоронение. Директор похоронной фирмы «Белый ангел» Елена Нагайцева взяла на себя обязательство поставить новый памятник.

Этот памятник установлен. Пройти мимо просто невозможно. Надо отдать должное Елене Гарус (это она предложила перевести на камень фотографию детей того военного лихолетья). На нас смотрят печальные, не по годам повзрослевшие дети. Мы знаем: здесь погребены те, кому не дано было выжить и повзрослеть. Нам остается только помнить о них. Но знаете, не так это мало – память.

Автор: Владимир Крюков

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 3 =