25.01.2019

Звезда Молитвина

Статей на сайте: 16891

В томской драме сегодня премьера спектакля о счастье жить, где живешь

 

На служебном входе в томский театр драмы висит график репетиций. Возле «пятница» большими красными буквами написано: «ПРЕМЬЕРА!» Поэтому начиная с понедельника репетируют «ВСЕ ЗАНЯТЫЕ» (а это около 20 актеров) только один спектакль – «Безымянная звезда» по пьесе румынского драматурга Михаила Себастиана.

 Написанная в 1942 году скрывавшимся от фашистов евреем, она была с блеском экранизирована в Советском Союзе в 1978 году. Главных героев, провинциального учителя и столичную кокотку, играли красивые до невозможности Игорь Костолевский и Анастасия Вертинская.

– Вы знаете, что попали в десятку, когда выбрали эту пьесу? – интересуюсь у нового главного режиссера драмы Олега Молитвина, с которым знакомимся впотьмах перед репетицией в пустом зрительном зале.

В контровом свете, идущем от сцены, не видно, что у него на лице.

– Это почему? – интересуется он. Голос  молодой, не робкий.

– Потому что провинциальный городок в пьесе, мимо которого идут поезда, это как раз про Томск. Больше века, как Транссиб прошел мимо. Опять же для всех томских выпускников всегда вечная дилемма – уезжать или оставаться в Томске.

– Ну, я рад такому попаданию, хотя специально пьесу, конечно, не выбирал, – говорит Молитвин.

Мы садимся в первый ряд амфитеатра, и в зале наконец включают свет. Новый главреж Олег (Палыч!) и правда оказывается молод и одет в утепленную толстовку. В зале заметно прохладно, а Молитвину сегодня предстоит еще две – утренняя и вечерняя – репетиции, между ними – установка света, в общем, к вечеру можно и продрогнуть.

– Хорошие пьесы всегда как-то циклично актуализируются, – продолжает Молитвин. – Это история об одиночестве человека хоть в провинции, хоть в столице и невозможности уехать куда-то от этого. Нас же нигде по большому счету не ждут… – говорит режиссер, которого в Томске все-таки ждали. Сильно. Может, и не Молитвина конкретно, но большого, настоящего режиссера в томском театральном сообществе заждались. Станет таким Олег Павлович в Год театра – будет отлично. Плохо, если не станет.

– Прямо напрягли меня, – говорит главреж  под визг ножовки.

На сцене еще продолжают монтировать деревянные декорации: такую лаконичную ажурную конструкцию, почти как у Макаревича: «Один говорил: «Наша жизнь – это поезд».  Другой говорил: «Перрон». Питерский художник спектакля Ольга Горячева правда крутилась между перроном и квартирой бедного учителя Мирою (Артем Киселев), куда случайно попадает столичная девушка с пониженной социальной ответственностью Мона (Олеся Казанцева). Ее приехавший из столицы покровитель Григ (Иван Лабутин) вот уже стоит на пороге, отбивая в нетерпении чечетку. Олеся, в будничном, здоровается, проходя по сцене.

– Мона! Едем? – вступает в роль Лабутин.

Олеся смотрит на фотографа «ТН», работающего в партере.

– Я не накрашена, – говорит она. – Не одета, зачем меня сейчас фотографировать?

Она явно входит в образ столичной кокотки. Договариваемся не фотографировать Мону-Олесю на репетиции, и только тогда она говорит по тексту пьесы:

– Ты так хочешь?

– А ты не хочешь? – Лабутин все больше похож на циника Грига, когда продолжает: – У нас нет времени быть счастливыми. Счастлив тот, кто живет здесь.

И уже слышно, как томские зрители засмеются на этом месте.

В фойе между тем развернута выставка работ живущих здесь, в Томске, студентов кафедры дизайна ТГУ. Впервые старейшие томские университет и театр договорились о творческом сотрудничестве. Будущие дизайнеры прочитали пьесу, о которой до этого вряд ли даже слышали, и создали постеры-афиши. Одна интереснее другой. Кто-то увидел в провинции тюрьму, кто-то звездное небо, кто-то историю любви, а кто-то перевернутую с ног на голову жизнь.

В темном зале между тем  Удря (Владислав Хрусталев) говорит своему другу учителю Мирою:

– Она больше не вернется.

– Знаю, – говорит Артем Киселев-Мирою. – …Ни одна звезда не отклоняется со своего пути.

И остается один на один с собой, работой, звездным небом над головой, нравственным законом внутри, и, возможно, поэтому ему и «принадлежит царствие небесное».

А может быть, и нет.

Смотрите спектакль сами.

Фото: Евгений Тамбовцев

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

46 + = 49