Звездная песня

После приземления. На орбите Геннадий ­Падалка провел полгода
После приземления. На орбите Геннадий ­Падалка провел полгода

Кто одевает космонавтов на орбиту? Где специалисты собирают ракету-носитель? Что такое фермы и зачем они нужны на российском космодроме Байконур, расположенном в Казахстане? Наша коллега журналист Татьяна Нараева наблюдала старт космического корабля своими глазами. 27 марта этого года на МКС отправился международный экипаж – Геннадий Падалка, Михаил Корниенко и американский астронавт Скотт Келли. После возвращения на Землю командира корабля Геннадия Падалки – чемпиона мира по суммарному количеству суток, проведенных в космосе, Татьяна взяла у него интервью. И теперь своими «космическими открытиями» делится с читателями «Томских новостей».

Космический МИК

– Байконур занимает огромную территорию – более 6 тыс. кв. километров. Это строгий режимный объект, который охраняют военные. Мы прилетели в Казахстан за три дня до старта.

25 марта, семь часов утра. На Байконуре кромешная темень, очень холодно и звезды во все небо. Ощущение такое, что ты сам уже в космосе. Мы приехали на космодром, чтобы увидеть, как специалисты выводят ракету-носитель из монтажно-испытательного корпуса (МИК). Таких МИКов на Байконуре одиннадцать!

МИК – это огромный ангар, где специалисты собирают ракету из модулей (на Байконур военные ее доставляют в разобранном виде) и устанавливают в горизонтальном положении на железнодорожную платформу.

В таком виде 50-метровая серебристая красавица весом около 30 тонн очень медленно (со скоростью 7 км в час) движется по специальным рельсам без стыков к месту взлета. Раньше по этому пути (длиной около двух километров) ракету сопровождал Сергей Павлович Королев, главный конструктор советской ракетно-космической техники.

На Байконуре девять стартовых площадок. Наша ракета-носитель держит курс на гагаринский старт. Это историческое место. Отсюда испытатели запускали первый искусственный спутник Земли. Отсюда улетел в космос Юрий Гагарин. Площадка № 1 самая старая на Байконуре. Военные строители сооружали ее 60 лет назад, как и сам космодром. Она представляет собой забетонированный котлован глубиной 50 метров и шириной 110 метров. Подъемник железнодорожной платформы, на которой приехала ракета, плавно принимает вертикальное положение. Ракету бережно принимают поворотные фермы (это металлические конструкции, которые удерживают ее с двух сторон). Персонал их почему-то называет «техничками». Ракету специалисты устанавливают на стартовую площадку за трое суток до полета.

Святая вода для ракеты

– В 1998 году на космодроме появилась новая традиция – освящение корабля перед стартом. Специально написанную по этому случаю молитву утвердил правящий в то время патриарх Алексий II.

Чин освящения ракеты мы наблюдали с расстояния 50 метров. Ближе подходить нельзя. Его проводил отец Сергий, местный священник храма Георгия Победоносца, построенного в городе Байконуре. Батюшка прочитал молитву и щедро окропил ракету святой водой со всех сторон. На освящении присутствовали конструкторы, руководство Рос­космоса, родственники космонавтов, а вот самих космонавтов там не было. Первый раз Геннадия Падалку, Михаила Корниенко и Скотта Келли мы увидели на пресс-конференции 26 марта. Она длилась ровно 45 минут. Космонавты общались с журналистами через стекло – не дай бог прилетит какой-нибудь микроб или вирус. Там я познакомилась с американским астронавтом Майклом Финком, другом Скотта Келли.

Кстати, в 2004 году Майкл Финк летал в космос вместе с Геннадием Падалкой. Он свободно говорит по-русски, учился в Московском авиационном институте. Побывал во многих российских городах, включая Томск. Я подарила ему на память сувенир из бересты. Майкл Финк поблагодарил и сказал к моему огромному удивлению: «Я знаю этот памятник. Это памятник Чехову. Он стоит на набережной Томи…»

Как на подиум

– Космонавты прибывают на космодром за несколько дней до старта и практически все время находятся в центре подготовки космонавтов – готовятся к полету. 27 марта, в день старта, на экране мы наблюдали, как экипаж одевают в космос. Оказывается, скафандр космонавт надевает не сам. Каждого члена ­команды экипирует группа специалистов. Это целая процедура и занимает она как минимум полчаса.

Здесь космонавты прощаются с родственниками, садятся в автобус, который отвозит их на стартовую площадку. А нас другой автобус доставляет на наблюдательную площадку. Она находится в нескольких километрах от места пуска ракеты.

Ушла в ночное

– Старт назначен на 23.42 по московскому времени. Ракету техники уже заправили топливом. Она потяжелела почти в 10 раз. Космонавты на лифте поднимаются до уровня 9-го этажа и оттуда попадают внутрь корабля. За полчаса до пуска от нее отходят поворотные фермы.

По громкой связи мужской голос объявляет проверку готовности: 20 минут до старта, 10 минут, 5 секунд… Старт! Яркая, ослепляющая вспышка, очень громкий звук. Страшно. Ощущения передать невозможно. Сделать фотографию тоже по той простой причине, что вибрирует все: воздух, земля, металлические перила, на которых я пытаюсь двумя руками удержать камеру. Ракета на какое-то мгновение зависает в небе, а потом ускоряется резко вверх. Несколько секунд – и ее нет. Растворилась. Вокруг темнота. Через 9 минут после старта пилотируемый корабль «Союз» ТМА-16М вышел на околоземную орбиту. Через шесть часов полета экипаж корабля успешно пристыковался к МКС. Впервые во время стыковки космонавты использовали в работе планшетный компьютер, где содержалась вся необходимая информация, а не конверт с записями, как обычно.

Селфи в открытом космосе

– Командир корабля Геннадий Падалка пять раз летал в космос. После очередного полета, он приземлился 12 сентября, мне посчастливилось поговорить с ним по телефону. Его коллеги, Михаил Корниенко и Скотт Келли, будут работать на МКС еще полгода.

Геннадий Падалка сейчас является абсолютным рекордсменом планеты по количеству времени, проведенного в космосе, – 878 суток.

Говорит, что каждый полет приносит новые ощущения и эмоции. В десятый, юбилейный, выход в открытый космос Падалка сделал первое в мире космическое селфи. Признался, что не ожидал столь бурной реакции землян – миллионных просмотров и комментариев.

Международная космическая станция – это большой корабль, на котором есть разные модули – российский сегмент, американский, японский и т.д. Как сказал Геннадий Падалка, когда прилетаешь на МКС, там все время появляется что-нибудь новое – новые модули, новое оборудование. На этот раз были новые, усовершенствованные тренажеры. В невесомости быстро ослабевают мышцы.

На МКС очень много работы. В программе полета было запланировано 58 научных экспериментов. В основном медицинские, экологические и исследования, связанные с обработкой металлов.

Когда я спросила Геннадия Ивановича, есть ли у него ритуал, что-то особенное, что он обязательно делает после возвращения, космонавт ответил: «Мы так устаем в космосе, что ничего не хотим делать. Полгода без выходных. Напряжение на орбите 24 часа в сутки: в любой момент может сработать аварийная сигнализация».

Скафандр? Бамбуковый костюм!

– О чрезвычайных ситуациях космонавты, как правило, не рассказывают.

Но мы знаем, что серьезных инцидентов было два, и об этом сообщали центральные СМИ: до МКС из-за аварии на станцию не долетели два грузовых корабля. Они должны были доставить кислород, воду, одежду, предметы гигиены и многое другое, что нужно космонавтам. Но больше всего Геннадий Падалка сожалел о гибели универсального стыковочного модуля, который мог принимать любые корабли.

Что касается космического быта, то с каждым годом он становится все более комфортным. Переступая порог МКС, космонавты переодеваются – снимают скафандры и надевают легкую хлопковую одежду. Нынче международный экипаж впервые щеголял в бамбуковых костюмах – они более легкие и практичные, чем хлопчатобумажные.

В современном рационе космонавтов более 200 блюд. Тюбики давно в прошлом. Другое дело, что есть сколько хочешь нельзя. Медики подсчитали количество космических калорий. И строго за этим следят: съесть меньше нельзя, больше – тоже нельзя. По словам многих космонавтов, в космосе очень хочется сладкого, а еще горячего борща.

У каждого космонавта своя каюта. Спят они в закрепленных спальных мешках, поэтому не болтаются в невесомости от пола до потолка. Им все время снится земля. Не бывает такого, чтобы в космосе снился космос, уверяет Геннадий Иванович.

Геннадию Падалке 57 лет. Он сказал, что для космонавта это не возраст. И, конечно, он собирается в космос. Еще не один раз.

Геннадий Падалка совершил десятый, юбилейный, выход в открытый космос…
Геннадий Падалка совершил десятый, юбилейный, выход в открытый космос…
…и сделал первое в мире космическое селфи
…и сделал первое в мире космическое селфи

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *