Уроки противостояния

Пик употребления наркотиков пришелся в нашей области на 1997 год. С тех пор идет неуклонное снижение, и все-таки ситуация еще очень далека от благополучной. Сейчас в области более 5 тысяч официально зарегистрированных наркоманов (в 1965 году их насчитывалось 10 тысяч по всей стране). Милиция и наркоконтроль прижали цыган, в судах выносятся приговоры с реальным лишением свободы поставщикам, сбытчикам и содержателям наркопритонов. Тем не менее наркологические проблемы остаются актуальными, прогностически неблагоприятными, требующими неотложного активного вмешательства госорганов и общества.

Онекоторых их аспектах рассказывает главный врач Томского областного наркологического диспансера, заслуженный врач РФ, главный нарколог Томской области Елена Редченкова.

— В 1990-е наш город был буквально переполнен доступными наркотиками, эта эпидемия захлестнула все слои общества. Чтобы остановить катастрофу, потребовались серьезные усилия медиков, силовиков и власти, создание Госнаркоконтроля — структуры, способной эффективно бороться с наркоторговцами.

«Незаметные» наркоманы

— Особого внимания заслуживает наркозависимость подростков. Она развивается быстро, но патологическое влечение выражено слабо, его трудно выявить при обычном клиническом обследовании. Зато ярко проявляются психические расстройства, сопровождающие абстинентный синдром. И чем младше подросток, тем более заметны изменения личности: психопатизация, нарушения адаптации, органические и аффективные расстройства, глубокий инфантилизм — и морально-этические нарушения. Подростки плохо осознают наличие тяги к наркотикам, не могут правильно оценить свое состояние и сообщить о нем наркологу или другому врачу. Поэтому диагноз приходится ставить по косвенным поведенческим признакам. Многое зависит от среды обитания. Так, если ребенок находится в одиночестве или в семейном кругу, он может не ощущать тяги к наркотику. Но стоит ему оказаться в своей среде, тут же срабатывает феномен групповой психической зависимости.

При этом у них по сравнению со взрослыми изначально снижена способность контроля дозы, поэтому они нередко допускают передозировки, приводящие к психозам и отравлениям вплоть до коматозного состояния.

Я – за принудительное лечение

— Ежедневно имея дело с больными наркоманией, могу со всей ответственностью заявить: я – за принудительное лечение определенной категории наших пациентов. Это люди, совершающие преступления, систематические правонарушения, злостно уклоняющиеся от лечения (в настоящее время согласно законодательству оно является добровольным). Противники подобного силового метода говорят о том, что это нарушение прав человека. Дескать, больной сам должен осознать необходимость преодоления наркозависимости и обратиться к врачам. Только пока он самостоятельно дозреет до этой мысли, успеет загубить и себя, и свою семью. (Подавляющее большинство наркоманов страдают гепатитами В и С, которые они почти не лечат. Прибавьте к этому индивидуальный букет других заболеваний на фоне подорванного иммунитета и патологические изменения на генном уровне.) В силу специфики патологии – а наркомания по международной классификации болезней относится к психическим расстройствам – у больного очень часто отсутствует критическое отношение к своему состоянию. Вероятность того, что его удастся сразу и быстро уговорить лечь в стационар, чрезвычайно низка. Соглашаются единицы. Бывает, что родители в отчаянии ставят условие: «Не ляжешь – так сядешь». И только по прошествии первого этапа лечения, когда человека буквально отнимают от наркотика, он начинает осознавать, что с ним творится. И способен бороться со своей зависимостью.

Так что я считаю, что в законе должен быть обязательно прописан пункт о возможности для некоторых категорий больных принудительной госпитализации. В то же время, если человек решил избавиться от своего недуга, ему надо создать все условия для получения максимально доступной, профессиональной наркологической помощи, в том числе и анонимной.

«Скорая наркологическая помощь»

— В нашем городе сформирована целая сеть учреждений, подразделений, кабинетов различной формы собственности. Есть государственные (областной наркологический диспансер, областная психиатрическая больница, НИИ психического здоровья) и есть частные. Чем они отличаются? В госучреждениях к лечению подходят комплексно: диагностика, отнятие от наркотика, восстановительное лечение, активное лечение наркомании, реабилитация. На лекарственное обеспечение не жалуюсь – имеются все необходимые препараты. Оказываем и бесплатные, и платные услуги – спектр огромный.

Частные клиники по закону могут заниматься только реабилитацией больных наркоманией. Однако они нередко приходят сюда с просьбой «почистить кровь» или «снять ломку», то есть надеясь получить «скорую наркологическую помощь». Такими полумерами болезнь не победить, в лучшем случае они помогут лишь на какое-то время поддержать организм.

Нередко общественное мнение представляет наркоманов людьми с нормальной психикой, просто попавших в неблагоприятные токсикологические обстоятельства. И если такому больному «почистить кровь», аргументированно поговорить о вреде наркотиков, то он прекратит их употребление. Подобный подход отрицает положение о том, что наркомания — тяжелая болезнь, при которой невозможно ограничиваться дезинтоксикацией, нужно лечить собственно наркологическое заболевание и комплексно решать связанные с ним проблемы. Чем более длителен курс лечения, тем более выражено улучшение состояния больного, особенно в части купирования тяги к наркотикам, адаптации в социуме, жизненной активности, психического и соматического здоровья.

«Наркоборцы»

— Периодически в городе появляются «борцы» с наркотиками – различные секты религиозного толка. Самым ярким их представителем был «Нарконон», эта тоталитарная секта саентологов предприняла попытку внедриться на территорию нашей области в середине 1990-х годов. Одна из задач, которую она преследовала, — завладение имуществом людей, извлечение дохода обманным путем. «Нарконон» обещал практически 70-процентное излечение от наркомании! Его представители обращались в госструктуры, СМИ, будоражили общественное мнение, нашли сторонников среди некоторых психологов и врачей. С нашей стороны потребовалось упорное противостояние, длившееся почти год, тщательный сбор данных об их «практике» в других российских городах. В конце концов врачам удалось доказать, что деятельность «Нарконона» принесет только вред. Сектантов выгнали из Томска, и больше они здесь не появлялись.

Развивать реабилитацию

— В настоящее время одна из наших основных задач, которую можно реализовать в рамках областного здравоохранения, — строительство реабилитационного центра. Сегодня у нас есть реабилитационное отделение на 25 коек, накоплен определенный опыт, но этого недостаточно. Новое направление необходимо развивать дальше. Бессмысленно возвращать пролеченного человека в среду, которая будет подталкивать его к употреблению наркотиков. Ему требуется внутренняя защита, умение противостоять соблазну. Этой задаче и отвечает реабилитация. Разместить такой центр можно на ул. Лебедева, 4, построив вторую очередь областного наркодиспансера.

Представление о том, что наркомания вообще непобедима, – абсолютное заблуждение, руководство к бездействию. 1990-е годы показали: начинаешь работать — и видишь позитивные сдвиги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.