Пристав в роли сыщика

Уже 9 месяцев томичка Валентина Еремеева (фамилия изменена) не может вселиться в квартиру, предоставленную ей по решению суда. Все это время судебный пристав выслеживал ее бывшего мужа (прописанного на этой жилплощади), чтобы вручить ему уведомление. Таков порядок: должника следует поставить в известность о решении суда и возбуждении исполнительного производства, предоставить определенный срок для добровольного исполнения. Если же он игнорирует законные требования, можно начинать принудительное вселение.

— После развода я съехала с квартиры, — вспоминает начало эпопеи Валентина Викторовна. – Невозможно было оставаться. Съехала, но не выписалась. В Томске это была моя единственная прописка, и мне не хотелось ее терять. Пожила у мамы, у родственников. А через некоторое время узнала, что мой бывший супруг обратился в районный суд, чтобы выписать меня. Судья принял решение в его пользу. Тогда я подала апелляцию в облсуд, и дело было пересмотрено. Тяжба тянулась около трех лет, но в конце концов я ее выиграла. Это давало мне право занять половину жилплощади.

Но принудительное вселение – не лучший, по мнению Еремеевой, вариант. Куда удобней было бы пойти с супругом на мировое соглашение: спорную квартиру на Учебной, 15, продать, а деньги поделить. (Двум семьям здесь все равно не повернуться – так называемая «двушка» фактически переделана из однокомнатной квартиры.)

Но мирно не получалось. Раз за разом судебный пристав-исполнитель стучался в закрытую дверь, надеясь застать хозяина дома и вручить уведомление. Безрезультатно. Искали мужчину по месту работы – у него свой бизнес (прачечная), но и там не обнаружили. Персонал же рассказывать о местонахождении начальника не торопился. Объявить розыск должника по данной категории исполнительных документов судебный пристав был неправомочен. Так продолжалось 9 месяцев… Валентина Викторовна вместе с приставом даже обратилась к участковому уполномоченному.

— Я готова была сама взломать дверь, только просила милиционера поприсутствовать, описать имущество, чтобы не было потом разговоров о том, что что-то пропало.

Но умудренный профессиональным опытом участковый отказал: «Вы что, хотите, чтоб я потом без конца объяснения писал и в итоге остался крайним?»

Валентина Викторовна начала задумываться, не нанять ли частного сыщика.

И только 8 августа ей повезло. Судебные приставы все-таки установили возможное местонахождение должника. Устроив в 6 утра засаду, к обеду они задержали его на выходе из квартиры. Это было большой удачей: в своем объяснении мужчина указал, что найти его на Учебной, 15, можно только с 23 до 24 часов.

Ему под роспись было вручено постановление о возбуждении исполнительного производства. Для добровольного исполнения требований назначался пятидневный срок.

Пока Валентина Викторовна в квартиру так и не вселилась, зато у нее появилась надежда решить дело мировым соглашением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 12 =