«За веру, волю и Отечество»

Так звучит девиз современных казаков

Более ста представителей казачьих общин из Томска, Тюмени, Омска, Новосибирска, Барнаула, Мариинска, Кемерово, Усть-Каменогорска (Казахстан) и других городов собрались в Томске для проведения планового совета атаманов Сибирского казачьего войска. Он проходил 23 августа в детском лагере «Пламя», где в двухэтажном корпусе разместились иногородние казаки.

Началось мероприятие торжественно: с благодарственного молебна в Воскресенском соборе и освящения камня, заложенного на его территории. (В дальнейшем на этом памятном месте будет воздвигнут крест в честь казаков-первопроходцев.)

На заседании атаманы обсудили политическую ситуацию, сложившуюся в сибирском казачестве, тактику региональных отделений и заслушали отчеты с мест.

— Этап возрождения, начавшийся 18 лет назад, закончен, мы переходим к этапу становления, — отметил советник войскового атамана Сибирского казачьего войска Борис Соловьев. – Ожидаем радикальных преобразований на государственном уровне – должен быть принят закон, закрепляющий права казаков, регламентирующий их военную службу, а также возможность владения землей предков.

 

Среди казаков есть мастера, владеющие шашкой – успели перенять опыт дедов. Теперь обучают молодежь. Жаль, с конями плохо – только в станицах они и остались…

 

Живая легенда Сибирского казачьего войска, «батько» – подъесаул Алексей Харитонович Нестеренко. В Великую Отечественную ушел на фронт из десятого класса. Воевал в составе казачьего эскадрона. Под Днепропетровском попал в плен, был вывезен во Францию и работал на строительстве укреплений. Освободили Нестеренко уже американцы, они же пристроили казака служить в Красный Крест.

— А потом, — рассказывает Алексей Харитонович, — советская военная миссия начала собирать бывших военнопленных, обещая прощение тем, кто добровольно приедет на родину. Тех, кто поверил, сначала собирались снова послать на фронт – добивать немцев. Потом – воевать с японцами. В конце концов сформировали из «бывших» маршевые роты и отправили в шахты, на рудники, на нефтепромыслы…

Самого Нестеренко родина «прощала» девять лет на лесоповале.

После освобождения его выслали в Киргизию, не позволив вернуться домой, в Ставрополь. В Киргизии Алексей Харитонович заочно окончил в Томский техникум мукомольно-крупяной комбикормовой промышленности. Отработал 45 лет. А потом по настоянию родственников перебрался в наш город.

 

Хорунжий Алексей Якименко носит форму уже десять лет. Чего только не наслушался от людей за это время. «Ряженый» — одно из самых мягких определений.

— Для окружающих мы до сих пор непривычны. Ну, чем заняться казаку в нынешнее время? А ведь для нас всегда найдется дело – это и сельское хозяйство, и служба в погранвойсках, Госнаркоконтроле, работа в качестве егерей…

Казаку свойственна особая ментальность – он должен быть готов в любое время встать под ружье, защищать свое государство и народ. Последний пример – Осетия. В первые же часы этой бойни добровольцев среди наших было немерено. Практически все готовы были ехать. Мне тогда даже жена сказала: «Не можешь терпеть – отправляйся туда!»

— Мы все военнообязанные, — продолжает разговор есаул Владимир Климов, один из первых, кто вступил в казачье войско 18 лет назад. — Многие – участники боевых действий. Чечня. Приднестровье. Кавказ. До старости лет можем подняться без всякого призыва военкомата!

Так же фото с этого мероприятия мы публиковали здесь: http://www.tnews.tomsk.ru/stats/48/3624/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

12 − 10 =