Присяжных засыпали землей

Регламент и телефонные переговоры

29 августа, очередное заседание суда. На трибуне – свидетель Лидия Кондратьева, бывший начальник отдела реализации генплана Томска (ныне – сотрудник МУ «Архитектурно-планировочное управление»).

«Подготовить документы»

Свидетеля допрашивает гособвинитель Елена Караваева.

— Отдел занимался подготовкой документов по земельным участкам по заявлениям — готовили проекты актов выбора, постановлений, — рассказывает Лидия Васильевна. — Заявки поступали через контрольно-диспетчерский отдел, часть шла через комиссию по застройке, часть – с визой руководителя: Макарова, Авсейкова, Бузаева.

… — В чем заключалась работа по подготовке акта выбора участка?

— Запрашивали данные земельного комитета, смотрели в нашей базе данных – нет ли действующих постановлений и обременений.

— Если были обременения?

— Писали отказ.

— Решение, что нельзя предоставить, окончательное или его можно обойти?

— Окончательное.

— Были случаи давления при отказе?

— За этот период, 2006 год, помню только один — сильное давление со стороны заказчика по Иркутскому тракту, 15.

— Какие визы были на поступающих документах?

— «Прошу рассмотреть» — мы просто рассматривали, не принимали окончательного решения, готовили служебную записку. «Подготовить документы» — это приказ. «Срочно в работу» — все бросать и делать.

Телефонный разговор

— Были случаи, когда обращались лично заказчики и говорили, как нужно писать постановление?

— Таких случаев не помню.

Гособвинитель Елена Караваева просит включить запись телефонных переговоров от 10 июля 2006 года (дается с сокращениями, ненормативная лексика исключена. – Прим. авт.):

— Братан, короче, зашел к Кондратьевой – она не хочет подписывать. Говорит, напишу замечания.

— Какие замечания, пусть не портит бумаги! Я все сделаю сейчас. Она что, на пенсию захотела? Что она себе позволяет? Да это вообще беспредел.

Через 40 минут:

— Деньги.

— Я кинул деньги 20 минут назад, они не дошли. Он ее вызывает, она говорит: «Я не буду подписывать». Удалов с ней поговорил. Написала: «Отменить постановление».

— Это правильно. По закону если есть постановление, не может быть другого. Надо то отменять. Убери все бумажки, где они писали.

— Как убрать?

— Короче, я все сделаю. Надо было подпись поставить сначала другого человека, она по-другому бы себя вела.

— Один из собеседников – Илья Макаров, — объясняет гособвинитель присяжным и обращается к Кондратьевой: — О чем здесь идет речь?

— Принесли документы для визирования для завершения строительства по Иркутскому тракту, 15, а там ничего не было, газон засеян травой. Кроме того, было действующее постановление о строительстве жилого дома на этом участке. Вызывал меня Удалов, просил подписать.

— В результате Удалов документы подписал без вашей визы?

— С моей. Это была не первая встреча. Сказал: «Подписывай или иди объясняйся с шефом». Написала: «Согласовано при условии отмены постановления номер такой-то», и расписалась. Если виза Макарова «Подготовить документы» — для нас это закон.

Человек по фамилии

— Человек по фамилии Бакуревич вам знаком?

— В 2006 году я о нем узнала, но это чисто кулуарные разговоры. К нам в отдел он не ходил.

— Часто встречалась эта фамилия?

— Я помню его фирму по участку в районе Хромовки. Я за чистую монету принимала намерение разработать там жилой квартал с детским садом. Потом там стали согласовывать мелкие объекты – автосервис. Как можно согласовать, не имея проекта планировки, там же может быть санитарная зона вокруг?

— Надо было составить проектный план, чтобы была нормальная застройка?

— Да.

— Илья Макаров вопросы решал для себя?

— Заявки были от разных фирм. Я считаю, он помогал.

Разве это приказ?

Вопросы свидетелю задает Александр Макаров:

— Вы сказали, если «Подготовить документы» — это приказ. Вам кто это говорил? Лично мэр?

— Авсейков неоднократно говорил.

— «Подготовить документы» – может быть и положительное, и отрицательное решение. А если неодолимое препятствие?

— Готовили записку.

— То есть может быть отрицательное? По Иркутскому тракту, 15, вы знаете, что были документы регистрационной службы?

— Да.

— Я тогда ругался с регистрационной службой, это не наша инициатива, — говорит Макаров.

Судья делает ему замечание. Макаров:

— Я объясняю, елки зеленые…

Старались делать добросовестно

… — Сейчас огласили фонограмму. Человек, похожий голосом на Илью Макарова, говорит: «Она что, на пенсию захотела?» Вы когда ушли на пенсию? – приступает к допросу адвокат Макарова Игорь Трубников.

— В августе 2006-го.

— Вас выгнали?

— Нет, меня хотели оставить, но я лет за 5 решила: доработаю и уйду. Не знаю, почему так прозвучало, будто меня выгнали.

— По данным 13 постановлениям давление оказывалось кем-либо? — адвокат дает свидетелю пачку постановлений.

— Они готовились быстрее, чем другие, в течение недели. А чтобы подписывать заставили — нет. Мы старались все добросовестно сделать, они проходили массу согласований.

— Не могли бы вы сказать, исходя из вашей личной компетенции, не вызывает ли у вас сомнения их законность?

Суд делает перерыв на 20 минут – свидетель знакомится с бумагами. После перерыва. Кондратьева:

— Я отобрала документы по трем площадкам. Гаражный комплекс на Никитина. Эти документы готовила я, у меня был протест, но было распоряжение, и нужно было выполнять. Нет красных линий, но фактически это проезжая часть улицы… Переулок Нечевский, 34, — застройщики «Регион Трейдинг» и Аплин. Смущает площадь участка — 49 квадратных метров: на таком маленьком пятачке — административное здание, и красные линии его рассекают. Нахимова, 2, – готовили в принципе неправильно, это зона отдыха, детская площадка. Если строительство и допустимо, то с условием сноса барака. А по оформлению нет претензий. Сейчас застройки там нет, и срок постановления истекает через 2 месяца.

— Является ли одна из виз мэра неявным указанием для сотрудников обойти закон?

— Нет, только работать быстрее. По регламенту по заявке мы имели право работать до 2 месяцев. Эти готовились в течение недели. Но не думаю, что мы на нарушение шли — если было несоответствие, писали служебную записку — объясняли, почему нельзя.

— По этим трем проектам я не очень поняла, — взяла слово гособвинитель. — Вы были против, но делали?

— Я исполнитель. Скрепя сердце делали.

Еще звонок

Звучит еще одна запись, ноябрь 2005-го (опять голос, похожий на голос Ильи Макарова):

— Я был у Закотнова. Короче, на 99 процентов вопрос решен. Совсем по-другому себя ведет после разговора с отцом вчерашнего… Подойдешь к Кондратьевой сам, скажешь, какие изменения надо внести.

— Если касается памятника, мне нужен документ от Закотнова или Демаковой, — объясняет свидетель.

— Звучит фраза: «На 99 процентов вопрос решен». А 1 процент? – вопрос адвоката.

— (Тихо) Наверное, надиктовать, как готовить постановление.

— Илья давал указания?

— Мы с ним не общались. Авсейков вызывал: поручение мэра, надо быстро сделать.

— А были общественные поручения? Кирха, часовня? – вопрос Макарова.

— Были всякие.

— Бывало такое, что в заявке уже текст набран? – интересуется судья.

— Не бывало.

Тонкости регламента

2 сентября. Суд слушает записи телефонных переговоров – по ходатайству защиты в закрытом режиме (обвинение не против открытого). Затем заседание открывается, вызывают очередного свидетеля. Владимир Удалов, «временно безработный», в прошлом — главный инженер департамента архитектуры и градостроительства.

— В мои обязанности входило рассматривать заявки и проекты документов на отвод участков. При поступлении заявки ее просматривали либо главный архитектор Авсейков, либо заместитель главного архитектора Бузаев, либо я. Давали поручения отделу реализации генплана проверить участок по базе данных и, если ограничений нет, подготовить соответствующие документы. Сначала готовится акт выбора, затем он подписывается членами комиссии.

— Комиссия собиралась как орган либо члены комиссии ставили визы? (этот вопрос и последующие — вопросы гособвинения).

— Подписывали в рабочем порядке. Давали свои замечания. Мы просили, чтобы не портили документ и все замечания прикладывали на отдельных листах. …По регламенту документ регистрируется в канцелярии, потом попадает к нам. Были случаи, заявители приходили непосредственно: если были визы руководства, мы рассматривали. Если находили ограничения, писали служебную записку на имя начальника, который давал распоряжение готовить документ.

— Почему не все заявки шли через канцелярию?

— Поначалу не было жесткого регламента. Только с 2005-го где-то начали так оформлять заявки.

— Как могла появиться виза Макарова на незарегистрированной заявке?

— На приеме у Макарова…

— Человек подписывал, забирал документы и уходил?

— Были такие случаи.

— Были еще люди, которые регулярно ходили с такими заявками?

— Был некто Митрохин. Я думаю, посредник. Ходили слухи, школьный друг мэра. Появиться мог раз в месяц, в два месяца, согласовывал в основном мелкие объекты.

… — Илья Макаров появлялся?

— Появлялся. Либо завизировать документ, уже подготовленный, либо с заявками. Относился уважительно, пинком дверь никогда не открывал.

— На чье имя заявки?

— Насколько помню, в основном себе.

Здесь гособвинитель предложила заслушать запись телефонного разговора. Судья после совещания со сторонами попросил прессу удалиться из зала. У закрытости есть обратная сторона: вопросы защиты к свидетелю услышать не удалось.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × пять =